в Ехо дела не бывают плохи

URL
18:42 

"Остров доктора Моро", Герберт Уэллс

carpe diem
С тонущего корабля спаслись трео человек, и только одному из них удалось выжить. Подобранный шхуной в открытом море, он попадает на остров — клочок суши, на котором нет никого, кроме загадочного доктора Моро, его помощника Монтгомери и... странных созданий, едва ли похожих на людей. Гость то и дело сталкивается с непонятными вещами, слышит жуткие звуки, задаёт вопросы, не получая на них ответа... и постепенно узнаёт о диких, жестоких экспериментах, которые проводит над животными доктор Моро. Доктор в своих попытках докопаться до истины решил, что можно делать из зверей — людей.
Совсем небольшая книжица, но очень увлекательная. Дух захватывает, когда вместе с Прендиком путешествуешь по острову, слышишь полные муки вопли истязаемых животных, видишь, как из зарослей за тобой наблюдают чьи-то горящие глаза... Понятно, что сюрприза не будет, вся интрига об острове доктора Моро раскрыта в описании сюжета на обложке книги, но суть-то не в этом. Автор через историю о том, как звери, насильно переделанные доктором, пытаются жить как люди, размышляет о важном вопросе: а что вообще такое человек? Можно ли назвать людьми этих странных, искорёженных созданий, чья природа была изменена против их воли? Да, внешне они похожи на нас, но от звериных поступков, звериной жестокости, охоты на слабых, стремления попробовать вкус крови их удерживает только Закон. А Закон — всего лишь слова, он не осмыслен, не принят ими, они подчиняются ему из страха, и должен был настать такой момент, когда что-то окажется сильнее, чем страх.
Так что же такое человек? Правомерны ли эксперименты доктора Моро над зверями? Мне понравилось, что Герберт Уэллс (так я восприняла, во всяком случае) не стал делать вывод, что, мол, людям не стоит играть с наукой, не стоит заглядывать дальше каких-то пределов. Но доктора Моро он определённо осуждает и показывает это вполне традиционным способом: создатель получил расплату от рук своих же созданий.

@темы: книги

12:47 

"Дар Шаванахолы", Макс Фрай

carpe diem
Как обычно в Хрониках, очень много всего в одной-единственной книге, в одной истории. Её рассказывает сэр Макс, который мирно попивает кофе вместе с Шурфом Лонли-Локли — и Шурф будет вполне себе важным лицом в новых событиях из жизни Малого Сыскного Войска. Началось всё с эпидемии анавуайны, с гибели Теххи — и с Макса, потерявшего как силу свою, так и волю к жизни. Добрый сэр Джуффин оставил его в покое и наотрез запретил работать: отдыхай, мол, Макс, разбирайся в своём внутреннем мире, ну а Максу остаться наедине с собой, с воспоминаниями, с тяжёлыми мыслями — наказания хуже не придумаешь. Хорошо, что есть друзья, которые и в беде не оставят, и в гости в нужный момент зайдут, и всё что угодно сделают, лишь бы такой хороший человек в одиночестве не загибался.
У Макса впервые появилось время на чтение книг (а читать он обожает). Только вот незадача — в этом Мире, прекрасном во всех иных отношениях, давным-давно не пишут художественной литературы. Огромная Энциклопедия Мира всё-таки подошла к концу, и пришлось Максу спускаться в подвал Мохнатого Дома с его обширной библиотекой.
И понеслась. Внезапно выясняется, что прямо под ногами у Макса всё это время пряталась Незримая Библиотека — место, которое вроде бы существовало только в легендах, а в придачу к нему — компания мёртвых библиотекарей. На Ехо обрушивается череда странных и крайне глупых преступлений — никому от них никакого вреда, но зато обстряпано с изюминкой и весело; не замешалась ли тут опять же легендарная Книга Несовершённых Преступлений? Будут и мятежные Магистры, конечно, с их потрясающими историями из жизни. Будет удивительная и не устающая поражать глубиной дружба Макса и Шурфа Лонли-Локли. Будет леденящая кровь история о том, почему ж всё-таки не пишут в этом Мире романов. Будут иные миры и путешествия между ними. А ещё, на закуску, — новая мода в Ехо, наш старый знакомец Лойсо Пондохва и, конечно, наваждения, которые порой даже ярче и лучше реальности.
А за рамками истории мы узнаем, почему так редко или почти не заглядывают в Кофейную гущу вес друзья Макса, кроме Шурфа, чем же сейчас является сам Макс и когда его пребывание в Городе подойдёт к концу.
Как всегда — восторг полнейший. Неистощима фантазия автора, неизмеримы архивы Малого Сыскного Войска, увлекательные истории в котором, похоже, не кончаются в принципе. Ну и как же здорово было после такого большого перерыва вернуться к любимым персонажам, к любимому Ехо с его трактирами, мозаичными мостовыми и кружками горячей камры.

@темы: ехо, книги

21:08 

"Хитрости Локка Ламоры", Скотт Линч

carpe diem
Я влюбилась с первой страницы, с первых слов, стоило лишь на миг заглянуть в Каморр: бесчисленные каналы, барки скользят по волнам, искрятся отблески Лжесвета в башнях из стекла, древнего, чудесного, изваянного чьими-то неизвестными руками... Из Плавучей Могилы правит Каморром своей жёсткой рукой капа Барсави, где-то там, неизмеримо высоко, правит герцог Никованте, плетёт тайные интриги Паук и его Полуночники, шайки тут и там конкурируют за господство над воровским миром. Ну а совсем уж в подполье царит невидимый и неузнанный Серый король (с картенским магом на службе), которому нужен Каморр — а вот капа Барсави не нужен, он лишь досадная преграда на пути к власти.
Знать не знает об этих хитросплетениях интриг Локк Ламора — глава самой мелкой в городе шайки Благородных Каналий. Кроме него, в Канальях ходит Жан Таннен, идеально владеющий своими топориками, Злобными Сестрицами, хитрые и вёрткие близнецы Санца и совсем ещё юный, зелёный Клоп. Благородные Канальи в больших делах не замечены, особыми заслугами похвастаться не могут... так, по мелочи воруют, едва наскребают на регулярный налог капе. Вполне удобная репутация, чтобы тихо обкрадывать самых богатых жителей Каморра и набивать деньгами подвалы храма Переландро. Давным-давно этих ребятишек собрал под свою крышу отец Цеппи, обогрел, сдружил — и научил всему, что они знают сейчас. Из слишком бойкого, ненужного даже Воровскому наставнику мальчишки Локк вырос в мастера перевоплощений. Любую роль сыграет, любую личину примерит, любой говор, любые ритуалы, любые повадки изобразит столь искусно, что обманет всех. Он и обманывает вместо с товарищами — правда, лишь обеспеченнных граждан, потому что Канальи всё-таки благородные, у них есть принципы, свой взгляд на жизнь. Есть, что важнее, дружба, взаимовыручка, слаженная работа в команде... семья — они друг за друга глотки готовы перегрызть хоть самому капе Барсави. И придётся же перегрызать...
Внезапно безобидная охота Локка и компании за состоянием богачей сплетается с куда более серьёзными вещами. Серый король выходит на сцену и требует — не просит, требует — помощи от Локка. Капа Барсави хочет женить Локка на своей дочери Наске. Картенский маг и его страшная птица обещают много неприятностей, если Локк посмеет отказать Серому королю. Благородные Канальи вынуждены разрываться между тем и этим, между "плохо" и "очень плохо", одновременно пытаясь дурить голову дону и донье Сальвара. А дальше будут... приключения, от которых захватывает дух, танцы на самом краю пропасти, интриги, делёжка власти сильных мира сего, блестящие представления Локка Ламоры, высший свет с его балами и башнями из Древнего стекла, самое дно Каморра с нищими и голодными. Будет много чего. И даже то, чего я, настроившись на лёгкое, весёленькое чтение, не ожидала совсем. Потери. Боль. Страшная несправедливость. Рана на сердце Локка. Клятва, которую нельзя не сдержать. В итоге я закрывала книгу со слезами на глазах, но и с улыбкой до ушей — как тяжело, больно, безысходно, но как, чёрт возьми, потрясающе!
Локк Ламора хорош. О, как же он хорош, этот парень "тысяча личностей в одном", с его изворотливыми мозгами, который может изобрести план буквально на ровном месте, из ничего. Упрямый, хитрый, непредсказуемый Локк — за одну только книжку он умудрился почти-умереть раз пять, не меньше, и побывать во множестве разных амплуа. Хотелось аплодировать громко и с воплями — ну нельзя Локка не полюбить, не привязаться к нему всей душой, потому что, да-да, он ворует и обманывает, он преступник, по сути говоря, но преступник честный и добрый, никогда не переступающий границы, им же самим очерченные. И, когда Каморру угрожает опасность, Локк придёт на помощь, даже если этот жест будет стоить ему... очень дорого стоить.
Но чуточку больше Локка я полюбила Жана Таннена. Злобные Сестрицы, живой юморок, вечный фейспалм (восхищённый, конечно) от Локка и поразительное умение оказываться рядом с ним в самый нужный, самый важный момент... А дружба их — прекрасна, и даже больше — нерушима, непоколебима; они вместе росли, и Локк, слабенький, в общем-то, драться не умеющий, всегда знал: надо лишь потерпеть немного, и придёт Жан, и раскидает уличных мальчишек (а потом и врагов посерьёзнее) по углам, и всё будет хорошо.
Не менее чудесны и другие — Клоп, братья Санца. Сразу стали родными и любимыми до ужаса.
Наконец очередь дошла до Клопа, впервые принимавшего участие в этом ритуале. Подняв бокал слегка дрожащей рукой, мальчик возбужденно прокричал:
– Я ворую потому лишь, что это страсть как забавно!
– Каналья!

Не ожидала ничего особенного от этой книги, разве что занимательных историй, и меня удивило, как тщательно, с вниманием к деталям, с любовью Скотт Линч прописывает свой мир. Тут и каналы, которые соединяют меж собой кварталы Каморра, и мосты, и барки, и постройки из Древнего стекла, чью тайну так и не разгадал никто, и кровавые состязания — женщины-контрареквиаллы против плотоядных акул... В атмосферу этого мрачного, но прекрасного города погружаешься с головой и выныривать больше не хочешь. А флешбеки в прошлое Локка делают совсем хорошо.
И в итоге у меня с этой книгой получилась любовь, которой вовсе и не должно было быть. Нежная и крепкая. Обязательно продолжу знакомство с циклом!

@темы: книги

20:31 

carpe diem
Слишком быстро идёт время, а я даже не замечаю. Тревожусь очень много обо всём.
Об учёбе. Пришлось взять академический отпуск, потому что из-за работы и прочих вещей накопилась пара долгов за первые курсы, а у нас внезапно новый ректор, какой-то очень вредный дядька, и наша декан в ужасе перед ним просто отказалась переводить на следующий курс тех, у кого есть хотя бы какие-то долги. А ведь раньше всё было нормально с этим, нас, заочников, не трогали, понимая прекрасно, что мы учёбу с работой совмещаем. Я не успела всё сдать в срок, поэтому окончание универа откладывается на год. И не то чтобы меня это беспокоило, конечно - ничего не потеряю, - но всё же неприятно, терпеть не могу, когда такие вещи происходят и выбивают из привычной колеи. Хорошо хотя бы с матерью больше не живу, и не будет выноса мозга насчёт моей безответственности и глупости.
О работе. У директора в голове случился маразм, каждый день она изобретает какие-то новые штуки, которые не работают, а делают только хуже для всех. Активно лезет в учебный и воспитательный процесс, хотя раньше её нисколько не волновало, унесли, например, дети в столовой тарелки или нет. Завела привычку заставлять нас работать по субботам и объяснять это тем, что "у вас шестидневная рабочая неделя, просто мы разрешаем вам в субботу не быть на рабочем месте". Wtf?
Я работаю на пять часов в неделю больше (ещё одна придумка директора - поставить учителей на продлёнку), а получаю ровно столько же, сколько в прошлом году. Директриса ещё и платный курс убрала - точнее, поставила такие идиотские условия, что все мы дружно от него отказались, - поэтому с деньгами совсем печальная ситуация.
Впереди, кстати, ещё и аттестация на категорию, которую мне навязал завуч. Придётся давать открытые уроки, проходить курсы и ещё что-то там, чтобы заслужить четыре тысячи прибавки к зарплате. А год-то у детей выпускной, готовимся усиленно к ВПР, и аттестация вот совсем ни к селу ни к городу сейчас.
О деньгах волнуюсь тоже. Налоговая кинула меня с возвратом за учёбу - семь месяцев пришлось ждать, чтобы узнать - они мне отказали, потому что якобы я записала неправильные реквизиты карты в заявлении. А я помню точно, что проверяла десять раз, и всё было верно, тем более там имелась копия реквизитов из банка. Эти деньги мне были очень нужны, без них туго... пришлось занимать в долг у добрых людей.
О здоровье волнуюсь. После возвращения из Крыма с неделю болел живот, потом эта боль плавно перешла, простите за подробности, во что-то по женской части, иначе непонятно, почему болел низ живота, отдаваясь резкой, режущей болью ещё ниже. Просыпалась по ночам, ревела, глушила боль таблетками кое-как и почти уже собралась к врачу. Но всё, к счастью, прошло. Вспоминаю эти полторы недели с ужасом. Теперь вот простуда, долечиваю последние симптомы вторую неделю, едва удалось избежать полной потери голоса.
Люди беспокоят тоже. Точнее, их отсутствие рядом в самые важные моменты жизни. Пустота после Г. по-прежнему ощущается... уже не касаемо его самого, просто дыра внутри, которую пока нечем и некем заполнить.
Засасывает рутина и усталость. В кино в понедельник пошла впервые за месяц, на выходных впервые с лета взялась за сериал. Плохо сплю по ночам - отчасти из-за тревожных мыслей, отчасти из-за кошки, у которой приступ весны уже третий раз за месяц, и вообще она обожает ночами прыгать по стенам, выкапывать мою мозаику и грызть корешки книг.
Как-то даже и не знаю, где взять хоть капельку позитива и энергии, чтобы не тащиться от выходных к выходным, а нормально проживать дни. Читать, смотреть, ходить, творить... и не чувствовать себя такой развалиной, в конце концов.

@темы: школьные будни, моменты, и скучно и грустно

22:06 

"Женщины Лазаря", Марина Степнова

carpe diem
Какой же странной и сложной вышла моя история с этим романом. Мне хотелось узнать наконец современную русскую литературу, а "Женщины Лазаря" стояли на полке, давным-давно купленные то ли из-за премии, то ли из-за популярности, то ли из-за чего-то ещё. Взяла в руки книжку, открыла, зацепила глазами первую строку и... оторваться больше не смогла. Завораживал язык — сочный, красивый, образный, такого не ждёшь, потому читаешь с двойным удовольствием.
Именно в языке возникла первая (но далеко, далеко не последняя) проблема. Дело в том, что автор — взрослая женщина, но безумно любит украшательства, как я любила в свои пятнадцать лет; но в пятнадцать так писать можно, а опытному автору, увы, нет. Ох уж эти перегруженные эпитетами предложения! Нельзя взять и поставить одно прилагательное, надо больше, ещё больше, так, чтобы от прилагательных читателя уже просто тошнило. И вышел текст как ёлка с пёстрыми шариками — они сами по себе красивые, пёстрые, блестят, но их тут уже просто слишком много, и меркнет блеск, теряется красота. Проще, проще надо быть, даже если выбираешь такой намеренно тягучий, цветистый стиль.
Но Марине Степновой мало показалось обычных эпитетов, сравнений, метафор. Добавим абсурда! Добавим странности и вычурности! Напишем так, что читатель, даже тот, у кого богатая фантазия, в лепёшку расшибётся, а представить такое не сможет. "Лохматый после сна голос", например. Это, простите, как? Если автор хотела поразить и огорошить публику — у неё получилось, если хотела добиться сочности и выпуклости образа... хм, я читала много книг, я сама пишу истории, мне нравятся языковые находки, изюминки, меткое слово, но всё-таки, пожалуй, сравнения, скрытые или явные, должны иметь какое-то основание. Как может быть голос лохматым, увы, не понимаю и не вижу. А таких красивостей по тексту рассыпано вдоволь, хоть целый цитатник составляй.
Ну и манера повествования Степновой меня смутила слегка, а даже и не слегка. Как же она любит сделать шаг в сторону и проехаться по персонажу, которого мы видим в первый раз и больше не увидим никогда, при чём проехаться в смысле глумления и оскорбления. У кого-то там толстый зад и вислое брюхо, кто-то мордой не вышел, а кто-то тугосисяя дура, и какая, скажите, польза читателю от этой, безусловно, важной и нужной информации? Степнова вообще любитель грязного словца, не в тему, лишь бы ляпнуть, вот и пестрят страницы романа о женщинах Лазаря тугосисими дурами и прочим мерзким, на взгляд автора, народом. Хотя люди эти и не заслужили таких прозваний, и читателям они ну ни капельки не интересны. Зачем попусту растягивать текст? Степнова использует для этого два приёма: матерщинку с едкими словечками и пристальное внимание к физиологии: сиськи, зады и прочее-прочее. Неприятно, очень режет глаз.
В итоге неплохой по содержанию текст из-за этих языковых нелепостей и гадостей тянуло пролистывать. Порой аж тошно становилось — чудесные, волшебные даже эпизоды чередовались с откровенной дичью, а смесь в итоге... ну, странная какая-то. А ещё постоянные скачки из прошлого в настоящее, из настоящего в будущее (без системы, туда-сюда-обратно) сбивали с толку.
Сама история — о трёх женщинах в жизни учёного-гения Лазаря Линдта. Всё началось с Лидочки, солнечной девочки, чья жизнь, в общем-то, кончилась в пять лет, когда любимая мамочка утонула в море, а папочка ушёл в депрессию, оставив малышку на попечение бабушки, Галины Петровны, жены того самого Лазаря. На Лидочке всё и кончилось, а между началом и концом будет ещё Маруся, первая, самая главная любовь (безответная, к сожалению, так и не принятая, не понятая) Лазаря, и Галина Петровна, тоже им любимая, но его не любящая, совсем такого счастья не желавшая.
Что сказать... ох уж эта любовь, возникшая из ниоткуда, святая, с небес снизошедшая. Лазарь видит Марусю в доме своего наставника Чалдонова и влюбляется в неё сразу и навсегда. Видит Галочку на пороге лаборантской — и желает её неистово. Встретился Лужбин у друзей с незнакомой девушкой Лидой — и понял, что она будет его женой, нарожает ему детей и сделает его счастливым. В такую любовь, пускай и красиво, восторженно описанную, не верится никак, и не вышло у меня сопереживать хотя бы одной из этих любовных историй. К тому же, все женщины у Степновой... женщины — в самом патриархальном смысле слова, в самом что ни на есть гендерно-стереотипном. Маруся живёт мужем, домом, кухней, чисто "женскими" делами и потребностями. Лидочка мечтает о детишках и доме, о том, чтобы мужу, пришедшему с работы, готовить вкусную еду. И было бы это неплохо, если бы не все поголовно женщины в романе были такими. К слову, и мужчины здесь тянутся только к очагу, к женщине, к детям, к дому, а всё прочее в мире — пустяк и тлен. Галина Петровна жила в окружении красивых вещей и денег, занималась бизнесом — и была бесконечно одинока, эгоцентрична, черства душой. У Лужбина были деньги — и одиночество, конечно, ведь кому нужны деньги, если нет жены и очага. Эпоха, само собой, отпечаток накладывает, да и пускай пишет автор о чём хочет, в самом деле, но такая однобокость смутила. Не очень понимаю, зачем в наше время выводить такие женские образы, если их уже и без того полным-полно. Других бы женщин в русскую литературу, совсем других.
Почти никаких чувств, как ни странно, не вызвал сам Лазарь Линдт. Он преданно любил Марусю (хорошо), он буквально присовил себе Галину Петровну (плохо), но ни уважать его, ни осуждать не получается, потому что Лазарь не прописан от слова "совсем". Теряется он на фоне своих женщин. Несуразный персонаж, бледная тень какая-то. Женщины прописаны хорошо и даже прекрасно, но, увы, я не могу понять и полюбить таких. Маруся, при всей своей трогательности, при том, что её любовь к миру и людям восхищает, показалась слишком уж... блаженной, высветленной до нереальности, искусственной, что ли. Не человек живой, не личность, а как бы Женщина в том самом её понимании: мужа любит бесконечно, всех на свете любит тоже, сирот привечает, о себе не думает. Лидочка — глупенькая и, пусть и славная, но скучная и бесцветная девочка, её мечта о доме кажется не мечтой вовсе, а отчаянным порывом обрести хоть какой-то смысл в жизни. Галина Петровна — вот единственный по-настоящему интересный, сложный образ, хоть тоже не близкий.
В конечном итоге я просто не знаю, какими словами обозначить эту книгу и моё отношение к ней. Мне понравилось, как тщательно и с вниманием к деталям, таким важным и ярким, она написана, но вызвал отторжение язык. Я читала быстро, с увлечением, отложив даже на время другие книги, но не прикипела душой ни к кому из героев, отношения между ними не тронули ничего внутри. Роман хороший, безусловно хороший, но совсем не для меня — и персонажей я таких не люблю, и язык такой не выношу, и от такого безысходного мира, нарочно выстроенного автором, мне дурно и гадко. А ещё я не могу отделаться от мысли, что героев и героинь своих Степнова не любит — кого-то презирает, а к кому-то просто равнодушна. И светлый финал у Лидочки выглядит самую малость слащавым и неискренним.

@темы: книги

19:21 

"Код да Винчи", Дэн Браун

carpe diem
Ну наконец-то, боже мой, свершилось — я прочитала "Код да Винчи"!
А сколько с этой книгой связано, сколько я знала о ней задолго до знакомства: и фильм, взахлёб посмотренный в детстве в кино, а потом ещё раз, уже на маленьком домашнем экране, и отсылки всевозможные в рецензиях на другие романы — а вот у Дэна Брауна, а вот Роберт Лэнгдон, а вот в "Коде да Винчи"... Был ещё недавний фильм "Инферно" о похождениях того же Лэнгдона; он покорил меня в самое сердце, разворошил прочно забытые воспоминания о "Коде" и погнал в книжный магазин за истоком, так сказать, всего. Ещё долго, правда, потом руки не доходили, но я всё-таки добралась и... это было прекрасно, это было здорово, что ещё тут скажешь, в конце концов?
Бралась за книгу почему-то с опаской — боялась, что в сложносочинённых концепциях и экскурсах в историю Дэна Брауна я разобраться не смогу, безнадёжно увязну и как следствие замысел романа не оценю. Вполне себе разобралась. Не очень понимаю тех, кто говорит, что "Код да Винчи" написан сложно — да, много информации, да, религия, наука и символы сплетаются вместе... но автор каким-то невероятным образом сумел обо всём рассказать неспешно, толково и без лишних сложностей-заумностей. Наверное, потому, что пишет он не историческую монографию, а триллер, детектив, приключение, роман развлекательный; с такими книгами читатель должен отдыхать, удовольствие получать, хитро закрученным интригам и тайнам удивляться, а не голову ломать. По мне, у Дэна Брауна всё отлично получилось. Чего уж там, история правда увлекательная, держит за горло до последнего, особенно если вы, как я, не очень дружите с памятью и некоторые фильмы/книги из давнего прошлого забываете напрочь. Я помнила детали (криптекс, полотна да Винчи, тайный орден), но совсем забыла главную интригу и, собственно, суть; тайна священного Грааля не давала мне покоя и вынуждала читать, читать, читать без остановки.
Всё, что связано с историей, символами, древними религиозными орденами и прочим, понравилось чрезвычайно. Опять же, не знаю, насколько это близко к реальности и так ли по-настоящему работают криминалисты, учёные, специалисты по шифрам, профессора и т.д., но чувство, во всяком случает, такое, что Браун в своей теме разбирается и тему любит: ну чертовски затягивает, ни разу не заскучала, ни разу не захотелось пролистать страницы вперёд, даже лекции профессора Лэнгдона прочитывались с огромным интересом. Они-то как раз и вызвали самый большой интерес. Идея же показалась правильной: в самом деле, вера не любит вторжения в свою вотчину здравого смысла и разума, церкви не нужна логика, доводы, факты. аргументы, реальные доказательства, которые ставят под сомнение её догмы, её правду. Был ли Иисус Христос божественным, неземным созданием — или ходил по земле, как все смертные? Был он бесконечно духовен и чужд материальному, телесному — или, как любой человек, имел отношения с женщиной и зачал с ней ребёнка? Почему церковь знать не хочет Иисуса-человека, почему ей выгодно иметь именно сына божьего? Поразмышлять на эти темы не то что любопытно, а, на мой взгляд, полезно, для самих верующих людей в том числе. И так ли уж много вымысла в рассказах Брауна о жадности, глупости, пороке в самых, казалось бы, набожных общинах, о священниках, вполне себе любящих деньги, о религии, готовой на всё не ради правды, а ради сокрытия неудобной правды?..
Теперь я понимаю, почему этот роман так глубоко и сильно оскорбляет верующих. Но не вижу в этих оскорблениях ни малейшего смысла, правда. Писатель имеет право говорить о чём захочет, тем более в такой отвлечённой, нисколько не грубой форме, как Дэн Браун, и религия — просто тема, повод для размышлений, такой же, как множество других.
Ещё два слова о героях. Они, как бы сказать, скорее декорации, чем живые люди; их роль в сюжете — распутывать тайны, разгадывать шифры, рассказывать о древних культах и религиозных ритуалах, а что они сами по себе за личности — не так уж, наверное, важно. Да, злодей получился слишком злодейский — белая кожа, красные глаза, мрачное прошлое. Да, вызывает вопросы поведение Жака Соньера, который перед смертью успел ну слишком много всего сделать, слишком сложную кашу заварить. Роберт Лэнгдон — умная картонка, источник информации и внезапных озарений, не более того. А про любовную линию с ним и Софи я лучше промолчу — в таких пафосных она выражениях, так из пальца высосана, из пустого места взята, настолько в неё не веришь... Но ведь второстепенно это всё, я и не ждала от детектива-триллера каких-то особенно ярких образов и сложных характеров, прописанных любовных линий; нисколько не мешало и общее впечатление не испортило.
А впечатление таково: Дэн Браун пишет хорошие, интересные, необычные за счёт атмосферы и привязки к истории и религии вещи, с которыми очень приятно провести пару ненапряжных вечеров. И даже задуматься о важных, вполне себе серьёзных и актуальных в наше время вещах.

@темы: книги

22:37 

"Ночь нежна", Фрэнсис Скотт Фицджеральд

carpe diem
Ночь нежна на пляжах Ривьеры, а день тонок, звенящ и наполнен весёлым смехом, палящими лучами солнца, беззаботными улыбками счастливых, богатых людей. У них своя компания, свой тесный кружок, куда тут же вливается юная актриса Розмэри Хойт, только-только начавшая блистать в Голливуде. Первая часть книги будет о ней, её глазами, но суть, конечно, вовсе не в этой ещё наивной, милой, всему открытой девушке; сердце компании, жизни Розмэри и всего романа — чета Дайверов, Дик и Николь. Всё вертится вокруг них, славных, приятных, готовых помочь любому и любого принять в свои объятия, осыпать душевной щедростью, заботой и вниманием. Люди слетаются к ним, как бабочки на свет, а Николь и Дик только рады. Они такие красивые, богатые, добрые, так любят друг друга. У них прекрасная, беспечная, ничем не омрачённая жизнь... кажется Розмэри и всем вокруг.
В первой части ещё не наползают тучи на светлое небо Франции; золотится песок на пляжах, сияют блики на воде, танцуют влюблённые пары, неумолчно играет музыка в ресторанах. И только некий странный эпизод, о котором мы не узнаем почти ничего, ложится тенью — миссис Маккиско, одна из знакомых Дайверов, увидела что-то, связанное с ними, с Николь. А потом история уходит в прошлое, и мы узнаём наконец, как познакомились Дик и Николь, что именно их связывает, что же не в порядке с этой красивой, умной женщиной, всеобщей любимицей, почему Дик, так сильно, казалось бы, любящий жену, закрутил роман с Розмэри. И ещё чуть позже — снова настоящее, но через несколько лет после времени из начала романа. Потускнело солнце на пляжами Ривьеры, уже не так нежна и наполнена любовью и счастьем ночь, уже не так весел и притягателен Дик Дайвер.
Я теряюсь в отношении к персонажам этой книги. Не такие они, чтобы точно про них сказать: вот этого я люблю, а этого презираю. Но, если уж выбирать между Диком и Николь, хотя, безусловно, понять можно и нужно обоих... Я не испытала особого сочувствия к Николь. Даже при всём том, что ей пришлось пережить. С самого начала она влюбилась в Дика не потому, что он — живой человек, с такими-то привычками, такими-то интересами, а потому, что никого другого рядом не было. Он проявил к ней участие, а она, одинокая, заброшенная отцом в клинику, отгороженная от "нормальных" людей, вцепилась в него. Её письма, попытки с его помощью выкарабкаться из своей болезни очень настойчивы, порой навязчивы, упорны... нельзя винить Николь за это — что ж, она спасала себя, — но именно из-за этих попыток Дик столь крепко привязался к ней. Он же врач, он сочувствует пациентам, хочет излечить, помочь, а тут такая юная, светлая, страдающая девушка — как же не привязаться? Ему правильно говорили, предупреждали — не нужно переводить отношения с Николь из врач-пациент в любовь, в брак... он не может знать наперёд, справится ли, достанет ли у него сил. Но Дик от этих слов отмахнулся и в итоге заплатил сполна. Плюс, конечно, его собственная тяга быть нужным, полезным, любимым... а девушка, больная шизофренией, так трогательно опиралась на него, так сильно любила, так отчаянно видела в нём защиту и фундамент. Дик решил стать фундаментом для Николь. Но шли годы, и всё труднее ему было выносить ношу такой великой ответственности... потому и роман с Розмэри — эта девушка здорова, сияет, сама за себя отвечает, при ней не нужно быть телохранителем и врачом каждую минуту жизни.
При том, опять же, не виновата Николь. Она не вынуждала Дика насильно жениться на ней. Но за её мысли потом, когда угасли чувства, когда нужда в Дике, защитнике, опоре, пропала, я не могу её любить. Это очень мерзенькие мысли. Николь презирает Дика за пьянство, хотя пить-то начал потому, что жизнь с такой женой его душила. Николь считает Дика слабым, бесхарактерным, под конец уже соглашается с сестрой, которая Дика недолюбливала всегда, — да он же голь подзаборная, наши деньги тратит, а сам ничего не стоит. Николь обвиняет Дика, что он пользовался её болезнью и наслаждался её пассивной, зависимой ролью, хотя именно она много лет назад увидела в нём того, кто убережёт и защитит её, и с расчётом на это привязалась к нему и привязала его к себе. Поразительно всё же, как быстро люди забывают, что сделали для них другие люди, когда сложный период позади и помощь больше не нужна.
А так — оба хороши. Мне показалось, что этой связи, этой пары вообще не должно было быть; им стоило разойтись ещё в начале, ведь они, по сути, не любили друг друга по-настоящему. Дик видел в Николь больную девочку, которую нужно спасать, источник беззаветной любви, а Николь в Дике — плот в бурном море жизни, источник силы и надёжности. Кажется, отношения на равных, по любви, Николь будет строить с Томми, а Дик... Дик пропал, он уже не вернётся толком к карьере врача и едва ли напишет книгу, брошенную ради Николь. Не станет снова собой, доктором Дайвером, цельным и устремлённым в будущее. Его мне жаль, действительно жаль. Надо было подумать, как следует подумать— головой, а не сердцем — ещё давным-давно, когда он впервые взялся за лечение девушки с шизофренией.
Что касается других героев — не понравились они все, в том числе Розмэри, которая по началу была такой самостоятельной, сильной, славной девчушкой с незамутнённым взглядом на мир, а стала легкомысленной бабочкой, порхающей то здесь, то там, без особо крепких чувств и мыслей. И она, и остальные поддаются, каждый по-своему, пёстрой ярмарке высокого света и меняются почти до неузнаваемости — как Мэри Норт, после жалкого Эйба сделавшая очень выгодную партию и ставшая Мэри Мингетти. Какой-то круговорот заносчивых, лицемерных, неживых созданий. Разве что Томми Барбан среди них выглядит настоящим.
Неспешные, насыщенные красками, запахами и вкусами описания — нежных ночей на Ривьере, жарких пляжей, сияющего моря, мягких сумеречных ресторанов — влюбляют в себя с первых строк. По "Прекрасным и проклятым" помню, как хорошо умеет Фицджеральд погрузить и закружить. Но как-то смазаны краски, на мой взгляд, слишком медленно тянется сюжет, слишком нечётки смыслы, и всё чаще задаёшься вопросом — а что же, собственно, автор хотел сказать, о чём поведать? Становится понятно ближе к концу, но пока до него, конца, доберёшься, порой скучаешь, хочешь пролистать пару страничек вперёд, поторопить события. Да и кончилось всё, по-моему, как-то уж слишком рвано и ни на чём.

@темы: книги

20:56 

"Театр", Сомерсет Моэм

carpe diem
Мне оказалось слишком мало театра в книге "Театр", чтобы полюбить её по-настоящему. Видимо, я рисовала себе эту историю иначе — о том, как актриса, очень талантливая женщина, познаёт азы актёрского мастерства, карабкается всё выше, блистает всё ярче... Да, три слова вскользь сказано о творческом пути Джулии: с чего она начинала, как попала в театр, как ей удалось стать сияющей звездой сцены. А всё же в центре сюжета — не путь, не театр как таковой, в прямом смысле слова, а Джулия... и её бесконечные роли. Роли, перешедшие со страниц пьес в жизнь, игра как суть и образ жизни, а иначе Джулия не может теперь, не умеет, она привыкла играть, играет со всеми и всюду. Даже там — особенно там, — где нужна живая душа и искренние чувства.
Совсем не понравилась эта женщина. Кого-то она восхищает (какой характер, какой талант, какая гордость и умение держать лицо в любых ситуациях!), мне же в ней не видится ничего, кроме фальши. Патетики. Излишнего пафоса. Нарочитой манерности. И надуманной, ну совсем уж необоснованной уверенности в себе. Джулия собой любуется, обожает себя, считает себя выше и лучше всех остальных, и уж конечно лучше мужа, лучше молодого любовника, Тома, с которым закрутила (от скуки, от пресловутого кризиса средних лет?) роман. Джулия безупречно играет влюблённую даму, красивую, величавую, страдающую — ужимки, флирт, слёзы, ревность... А была ли любовь, хочется спросить? Да, Том пустой и глупенький мальчишка, но чем лучше сама Джулия? Было ли её чувство к Тому настоящим? Было ли... настоящим хотя бы одно её чувство?
Театр так прочно вошёл в жизнь Джулии, что она и сама перепутала роль с реальностью. В повседневных разговорах и сценах, в общении с мужем, сыном и любовником она цепляет фразочки и жесты то из одной, то из другой роли; получается красиво, ярко, впечатляюще, но так искусственно, так фальшиво. И все обвинения Роджера ("Ты всегда играешь!") в адрес матери справедливы. Да, она играет: то "любящая мать у кроватки ребёнка", то "ревнивая любовница разоблачает неверного"... сотни образов она сыграла на сцене и в жизни. Роджер ищет правды — так сильно, так яростно, видимо, потому, что рос с такой матерью и очень хорошо её понимал, но Джулии правда не нужна. Услышав горькие слова, увидев истину в себе, она нашла самый лёгкий, самый безболезненный способ с ней справиться. Это не я и не такие, как я — подделка, это не во мне фальшь, а в них, во всех остальных; притворство есть единственная реальность, а значит, я живу правильно, я счастлива, мир снова светел и прекрасен.
Не знаю, честно говоря, что хотел сказать этим романом сам Моэм. Возможно, ему-то как раз философия Джулии близка? А может, таким образом он обнажал и осуждал людей, в которых нет ни капли настоящего? Не знаю. И каждый увидит в романе своё — очень разные встречаются отзывы. Я увидела так и, закрывая книгу, обещала никогда не лгать себе и не увлекаться играми в игру, в роль настолько сильно, чтобы заплутать в них и в конце концов потерять себя.

@темы: книги

13:41 

аниме пост

carpe diem
Твоё имя. Добралась наконец до этой вещи, и очень жалею теперь, что не посмотрела её на большом экране в своё время. И вообще жалею, что ходила слишком долго вокруг да около, сомневалась, а стоит ли, а нужна ли мне сейчас история про любовь...
Макото Синкай. Этим всё сказано. Волшебные пейзажи, звёзды, кометы... в этом мире хочется жить. А сама история ничего общего с типичными романтиками не имеет, она с первых секунд очень грустная, светлая, тёплая – именно то, что было нужно летом. Мягкие тона, неспешное развитие сюжета — о двух юных созданиях из разных миров. Таки и Митсха живут даже не по соседству – он в шумном Токио, она в тихом маленьком городке – и не знакомы друг с другом, но почему-то меняются телами во сне. Как это случилось, почему именно с ними — не поймёшь, но волей-неволей ребятам приходится иногда жить чужую жизнь, быть совсем другим человеком. Столь необычное начало отношений... а ведь они, не встретившись ни разу, постепенно стали очень близки. Между ними протянулась нить – та самая, что ни порвать, ни ослабить. Таки и Митсха искали друг друга – ни расстояние, ни время, ни даже смерть и судьба не смогли помешать им.
Вместе со временем и как-бы-судьбой в аниме появляются новые краски, совершенно неожиданные, ведь спокойная, мирная жизнь Митсхи уже убаюкала тебя, и драма хоть и видится, но не в таком страшном свете. И за героев, таких славных, чудесных ребят, становится боязно по-настоящему. Не знаешь, а будут ли они вместе, а случится ли счастье, если они разбросаны по миру настолько далеко друг от друга.
Я люблю очень миры Хаяо Миядзаки, рисовку его чуть сказочную, детскую люблю, но именно стиль Макото Синкая мне ближе всех остальных. На удивление реальными, полными дыхания жизни получаются у него аниме — каждая веточка, каждый блик солнца на воде... волшебство.
Мноцветье. Грешной душе, которая вот-вот попадёт в Ад за свою не самую, видимо, праведную жизнь, выпал второй шанс. Она может вернуться на землю и жить... не в своём теле, правда, а в теле мальчишки-школьника по имени Макото. Жить, научившись любить жизнь и все её мгновения, плохие и хорошие, заново. И, казалось бы, какие могут быть у школьника проблемы, именно что живи и наслаждайся... но совсем не счастливым и беззаботным выглядит Макото, совсем не всё так гладко в его семье, как кажется на первый взгляд.
Аниме длинное – больше двух часов, но смотреть не скучно. История затягивает и держит, хоть она и почти вся обычная, повседневная: школа, друзья, семья, кружок рисования, неспешные будни... Но за всем этим – драма. И то, что драма подростковая, не вызывает вообще никаких вопросов и недовольства якобы преувеличенными проблемами. Нет, всё по-настоящему, всё серьёзно, и в самом деле начинает волновать: почему Макото, у которого как будто всё хорошо в жизни, хотел покончить с собой? почему у него нет друзей? почему он не ладит со старшим братом? Обычная жизнь, но сколько в ней всего.
И, конечно, идея – о том, что надо ж и т ь. Любить её, жизнь, такую сложную и многоцветную, не всегда простую и лёгкую, но, безусловно, ценную... бесценную даже. В конце концов, второго шанса у нас может никогда не быть. И за серой пеленой, бывает, не замечаешь ярких, солнечных цветов. До счастья порой один шаг — трудный, невозможный, а всё-таки шаг, и сделать его должен именно ты.
Рисовка, к слову, непривычная, но на неё почти не обращаешь внимания, даже если такая не по вкусу.

@темы: аниме

20:52 

новое поколение шиноби

carpe diem
Летом я снова - ну наконец-то же! - начала смотреть аниме. Охватила целый сериал, Made in Abyss, вернулась потихоньку ко второму сезону волейболистов и даже, страшно сказать, нырнула в Boruto. Вот зачем мне, спрашивается, эта калька с прекрасной и неподражаемой наруты, если, во-первых, многие сюжетные спойлеры из неё я и так знаю, а во-вторых... ну калька же! Не зря говорили так - в самом деле, почти всё начисто слизано. Детки главных и неглавных героев повторили почти один в один характер своих родителей: Боруто хулиганит и наводит шороху в Конохе (хоть и не по той же причине, что его отец), Шикадай флегматичен и фейспалмит с Боруто, как Шикамару фейспалмил с Наруто, Чочо КУШАЕТ много и со вкусом, Сарада немного ледышка и терпеть не может Боруто (привет, сасунару!)... Впрочем, тут я нашла плюс: как интересно всё-таки сошлись черты мамы и папы в детях. Скажем, Сарада - лишь отчасти Саске: она хоть и держится чуть замкнуто, но не закрывается от людей совсем, умная и упрямая в маму, и вообще девочка славная, очень мне понравилась. Иноджин, сыночек Ино и Сая, без "я-не-знаю-как-люди-общаются" папы, но такой же спокойный и с чисто отцовской улыбочкой (а ещё у него ЦВЕТНЫЕ нарисованные звери!). На Сая, к слову, калька-таки нашлась - Мицуки, инфернальное дитё Орочимару; он тоже не знает, как работает дружба, как вообще быть нормальным парнем, учится потихоньку и смотрит с восхищением на Боруто. Чочо интересно выглядит, забавно помешана на мальчиках и чудесно уверена в себе и своей неотразимой привлекательности :D Химавари заечка и солнышко. Метал Ли (я смеялась как не в себя с этого имени, и мне жутко надо знать, ОТ КОГО РОДИЛИ) безупречная копия Рока Ли, как сам Рок Ли был копией Гая. Есть ещё Денки, староста и другие, не связанные почти со старым каноном, детки-конфетки. Короче говоря, они хоть и вторично смотрятся уже, но наблюдать за ними бывает весьма любопытно.
Арка с блудным Саске и бедняжкой Сарадой, которая хочет узнать больше о своём отце (ведь мама Сакура молчит как партизан), вызвала сложные чувства. С одной стороны, я Саске понимаю. Не разделяю ненависти к нему всея фандома - он мудак, кто же спорит, но мудак, имеющий все причины быть таким, причины, в которых он сам виноват не вполне, а скорее даже совсем не виноват. После пережитого этот мальчик так и не оправился. Не знаю, сможет ли он вписаться в человеческие отношения хоть когда-нибудь. Саске просто не знает, как любить и дружить, как выражать свои чувства словами. Ему реально лучше одному, подальше от Конохи, и дело тут не только в "искуплении" прежних грехов и сборе информации про Кагую. Но в таком случае я не понимаю, ЗАЧЕМ этот придурок сделал дочь, если уж собирался десять (или сколько там) лет шататься ЗА пределами деревни, её, дочь, вовсе не видя.
И какая, простите, хреновая у них линия с Сакурой... Ни единого проблеска любви. За два сезона Саске только говорил, что Сакура его бесит и надоела, в Шиппудене раз извинился и как будто осознал, что она ему немного важна... но в любовь в жизни не поверю. И вот, казалось бы, ещё один сезон, непаханое поле, развивай любовную линию сколько хочешь, давай людям обоснуй. Фигушки. Между Сакурой и Саске нет по-прежнему ничего, кроме попытки это самое ничего выдать за великую любовь. Как бы вот, она его любит и ждёт годами, хранит тёплые воспоминания о нём, и у них там связь, которой не нужны встречи, вообще ничего не нужно... связь, понимаете? Такая дичь, что аж вопить хотелось. Бедная Сарада. Родители у неё дебилы оба - один безответственный и покалеченный душевно, вторая, хоть и хороша как мама, но цепляется за детскую влюблённость с тупым упрямством. И можете закидать меня гнилыми помидорами. Не верю и не поверю в этот идиотский пейринг никогда.
Арка всё же получилась довольно милая, потому что в тех сценах, где Саске с Сакурой и Сарадой, он... нормальный. Живой такой, улыбается, светится. Вот что могло быть, если бы не... *ревёт в голос и убегает в закат*
Ещё два слова о семьях. Какие-то они... ну, не знаю, не особенно. Сарада всю свою жизнь без отца. Наруто так закопался в бумажки и обязанности хокаге, что забывает о детях и жене. Вообще самая лучшая семья тут, безусловно, Нара - Шикамару стал для Шикадая таким же хорошим, принимающим, разумным отцом, как был для него самого Шикаку. И ещё, конечно, Чоджи, у них с Чочо любовь и вкусняшки, хоть девочка и вредничает, мол, фее, это не мой папочка, он слишком некрасивый и толстый. У Сай с Иноджином тоже вроде как нормальные отношения, но хочется больше информации о нём и об их семье. Конфликт отцом и детей есть и неплох - новое поколение шиноби не хочет быть таким, как старое, терпеть не может сравнений, ищет свой, уникальный путь.
Приятнее всего в Boruto встречать любимых до одури старых персонажей. Смотреть, как они выросли, какими стали. Это был истошный вопль каждую серию, бесконечные скрины в твиттер и слёзы... мне всегда мало этих ребят, я готова даже клише и вторичность Boruto простить за шанс ещё немножко побыть с родными-любимыми. А как изменилась Коноха! Полный апгрейд - поезда курсируют, детки на игровых приставках режутся, Коноха ТВ транслирует местные новости... прелесть, одним словом. Изменились и люди, дети. Они выросли в мире без войны, к смерти и боли с ранних лет их не готовят, слава богу, но всё же, вопреки тому, что там на совете Каге говорили, детки-то ничуть не стали слабее. Наоборот - в свои, мм, десять (они же ещё в Академии учатся, значит, помладше прежних мелких героев будут) лет Боруто уже умеет делать клонов и вообще знает довольно много, как и Шикадай, как вообще все они. Не стоит на месте прогресс даже в этом плане. В целом в мире шиноби наступил покой и тишина, и это прекрасно и здорово; хочется прибить любого, кто, как этот как-бы-отпрыск-Кисамэ (да, я знаю, что они не родственники, но мне так больше нравится), пытается взбаламутить воду и привести к войне снова. А ну, пшли нафиг, идиоты чёртовы, голову оторву!!
Двадцать восемь серий позади. Неплохая вещь под настроение, если, например, ничего серьёзного смотреть не хочется и не можется. И даже как-то плевать на из пальца высосанные сюжеты с какими-то типа-Учихами и лунными ниндзя... Там впереди экзамен на чунина маячит, а так как экзамен на чунина - одна из моих любимых арок в Naruto, с удовольствием буду смотреть и ностальгировать.
Были ещё полнометражные аниме, но о них уже отдельный пост, пожалуй.

@темы: naruto, аниме

14:48 

carpe diem
Однажды Ренья сказал мне, чтобы я бросала фанфики и писала наконец серьёзные рассказы. Я люблю фанфики, люблю и бессюжетные, рождённые настроением зарисовки, но в самом деле — у меня в голове столько идей, столько мыслей, которые хотелось бы выразить словами, больших и важных. Я всё тянула, боялась, что не смогу их написать как следует, а потом напал творческий кризис, и тексты, особенно свои, не фандомные, шли с большим трудом. Крым вытащил меня из глухой пустоты не-творчества — море, тишина, только я и слова, только я и образы... И первый рассказ из тех, придуманных давным-давно, всё-таки получился.
Это должно было быть нечто в духе Брэдбери, и я не знаю, насколько оно получилось таким, как хорошо прочитывается идея, чувствуется ли атмосфера. Но тот образ, что возник передо мной в Абхазии в прошлом году — дорога к морю между двумя рядами домов, человек, идущий по ней, одновременно счастливый и несчастный — воплотила как смогла.
В любом случае, даже если первый (после большого перерыва) блин комом, я бесконечно рада всё равно. Ведь я снова пишу, снова делаю словами историю, слова опять мне послушны, и это... самое лучшее, что случилось со мной за лето.


***

@темы: творчество

18:41 

"Выстрел с монитора", Владислав Крапивин

carpe diem
Мальчик и Пассажир — герои без имён — плывут с пристани Лисьи Норы на пароходике "Кобург". Вот такой простенький сюжет, и книжка совсем маленькая, тонкая... а сколько в ней всего. И сколько ещё будет дальше. Удивил Крапивин и порадовал снова — в полутора сотнях страниц рассказать важную, тёплую, немножко горькую историю... о детях, умеющих делать то, чего больше никто не умеет; о мальчике, который всё же обретает своё имя под конец. Пока нет Великого Кристалла (разве что в маленьком предисловии на пару страничек об исследовательской группе Кристалл-2, Мёбиус-векторе, Т-кольце), но странные вещи творятся со временем... И плывёт пароход по тихой реке, а Пассажир рассказывает Мальчику историю, легенду-сказку, — о городе Реттерхальме, не очень добром и хорошем городе, где жил мальчишка по имени Галька; о том самом судьбоносном выстреле с монитора; о подвиге, храбрости, честности перед собой; о правильном выборе.
И как-то неожиданно — и для Мальчика, и для нас, читателей — сказка сплетается с его собственной жизнью. Она больше не история о каких-то людях-призраках; она важна вот здесь, вот прямо сейчас.
А в лесу, в тёплом свете костра посреди ночной темноте, встречает Мальчик других детей, не пойми откуда взявшихся. Кто они такие, откуда пришли и куда держат путь? И что же будет дальше с мальчиком, который умеет чувствовать и забирать чужую боль? Появится ли в жизни Мальчика Пассажир — а может, в жизни кого-то другого на этот раз?
Полная мягкой мудрости и теплоты книга. Она, как всегда у Крапивина, про детство, любовь, доброту, страх и храбрость... Не совсем ясная, чуть подёрнутая туманной рябью книга, но ничуть не хуже от этого, и ужасно хочется читать дальше цикл про Великий кристалл.

@темы: любимые авторы, книги

19:52 

summer days

carpe diem
Лето кончилось слишком быстро. Двух месяцев отпуска не хватило совсем, чтобы всё прочитать и посмотреть, всюду побывать, выгнать из головы тараканов и взяться за творчество уже наконец. И вышло лето в итоге... ну, не полностью таким, как я его себе рисовала в июне, отхаживая на работе последние дни. Много было плохих, тяжёлых моментов, связанных с матерью и не связанных, проблемы со сном и здоровьем, опускались руки и ничего не могла/не хотела делать, да и погода порой выкидывала странные фортели и мешала в моих планах. И всё же. Лето было МОЁ. Я прожила его в своей квартире, так, как хотела сама, и никто в кои-то веки не говорил мне, во сколько вставать, куда ехать, чем заниматься. Была сама себе хозяйкой, и это, пожалуй, самое главное.
Я бы хотела рассказать о своём лете, но, боюсь, не смогу как следует. Поэтому пускай будет расширенная версия обычного летнего флешмоба — хотя бы мысли в кучу поможет собрать.
читать дальше
Кроме путешествия в Крым, очень важным событием лета было то, что я вернулась к Naruto. Точнее, мы вернулись с Костей - я заставила человека припасть к этой страшной траве, и мы серий по десять, а то и двадцать за раз охватили почти весь первый сезон. Быть снова в этом мире, с этими персонажами, родными и безумно важными с детства... смотреть первый сезон, где все они мелкие, всё только начинается, и путь ниндзя у Наруто впереди долгий и тернистый... Ох, словами это не передать. А тем более здорово делить эту вещь с кем-то - обсуждать моменты, слушать чужие впечатления - первые, свежие, - с трудом удерживаясь от спойлеров, ведь я-то знаю, как там всё бурно и страшно впереди! Прекрасные дни сеансов, когда мы сидели у меня с чипсами, колой, суши, вкусняшками и смотрели взахлёб. Даже ночь перед Крымом была отдана наруте :3
Что ж, лето кончилось, зато оставило очень много славных моментов после себя. Книг, аниме (я снова начала смотреть аниме!!), поездок на новеньком велосипеде, вечеров на скамейке возле дома с книжкой, солнечных дней на лужке неподалёку от парка. Моментов. Как я, например, пошла читать Кинга в парк, и внезапно на горизонте заполыхали молнии; убежать не удалось - ливанул дождь такой силы, что промочил меня насквозь за две минуты; от парка до дома минут десять ходьбы, но против ветра, в густых потоках дождя, когда не видно впереди ничего, глаза заливает водой, одежда мокрая вся... незабываемое впечатление. Или как ехала слегка под хмельком от недосыпа на дачу - впервые за очень долгое время. Тенистые аллейки и внезапный котик в Ботаническом саду. И много ещё чего, вроде бы незначительного, но так врезавшегося в память.
Хорошее было лето.

@темы: эпоха перемен, мысли вслух, моменты

02:34 

Made in Abyss/Созданный в Бездне, TV-1

carpe diem
Город Орс раскинулся по краям Бездны — странной дыры в земле, которая взялась не пойми откуда и уходит вниз... глубоко-глубоко... никто даже не знает, насколько, что там, на дне, и есть ли дно вообще. Бездна возникла много лет назад и, конечно, тут же потянула к себе любопытных, исследователей, искателей приключений... люди полезли в Бездну и основали вокруг неё город.
Бездна полна диковинных существ, хищных и не очень, милых и опасных, и Реликвий – предметов с загадочными свойствами. Такое место не может не приманивать людей, как магнит, пусть они и рискуют погибнуть в пасти жутких тварей, уйти и не вернуться... а ещё Бездна не любит отпускать своих гостей, и чем ниже спускаешься – тем сложнее подняться обратно. На каждом уровне своё проклятие — от тошноты и лёгкого головокружения до полной потери человечности. И смерти тоже.
История эта о девочке Рико и мальчике-роботе по имени Рег, которого неугомонная малявка нашла в Бездне. Рико и её друзья живут в приюте и учатся познавать Бездну. У девочки есть мать, легендарный рейдер по имени Лайза; она пропала в Бездне много лет назад, и за ней-то и отправляется Рико, когда получает странное письмо – мама, мол, ждёт её на дне Бездны. Впереди долгое путешествие по миру Подземья, слишком опасному для детей.
Аниме с обманчиво милой рисовкой — все эти чибики, лолиты, весёлые ребятишки с большими глазами, красочные пейзажи Бездны. И настроение по началу задорное, лихое, ты, как и Рико с Регом, мечтаешь отправиться в Бездну, узнавать её уровень за уровнем, собирать Реликвии, слушать истории о славных рейдерах, широко открытыми глазами смотреть на мир. Тревожные звоночки появятся далеко не сразу, скорее под конец — одиннадцатая серия рушит напрочь всё, что было прежде, и выводит историю на какой-то новый уровень, жестокий, беспощадный, до слёз и крика доводящий... безысходностью, мрачностью, недетской драмой. Не детской совсем.
Спойлеры.
Из этого контраста весёлых приключений и безумной жестокости получается очень яркая, необычная история... цепляет за самое нутро. А мир Бездны бесконечен. И столько ещё загадок, открытий, приключений впереди! Есть у меня, правда, серьёзные вопросы к этому аниме: почему, например, взрослые, зная прекрасно о том, какая опасная и непредсказуемая вселенная лежит внизу, пускает туда детей, да ещё совсем мелких, двенадцати лет, да ещё совсем одних? Как я понимаю, у них не стоит вопрос выживания — было бы понятно, если бы, скажем, Реликвии позарез требовались людям, или твари из Бездны вылезали наружу, угрожая сожрать род людской, как титаны в Shingeki no kyojin... Но здесь люди спускаются в Бездну из чистого любопытства. Страсти к открытиям и познанию. И это понятно, я бы тоже туда полезла, если б жила в таком мире, но почему надо выпускать двенадцатилеток, почему бы не учить их немного дольше, пока они наберутся ума как следует и физически разовьются тоже. Вот бегает какая-нибудь мелкая, щуплая Рико по Бездне, и любой монстр запросто сожрёт её. Почему хотя бы взрослого не ставят надзирателем/направляющим — он бы и тропы безопасные показывал, и защищал в случае необходимости, и следил, чтобы дети дальше положенных первых уровней не полезли.
Второй вопрос к персонажам. По сути говоря, одна только Наначи получила полное развитие образа, историю, характер, остальные же... Понимаю, что первый сезон и тайна Рега, например, ещё точно впереди откроется, как и Лайзы, и мужика в шлеме, но вот ребятишек, друзей Рико, неплохо было бы обрисовать чётче. И Озен — как ни крути, а мне редких флешбеков в их с Лайзой общее прошлое не хватило. Сама Рико не то чтобы не раскрыта... скорее не продумана как следует; всего-то и есть в ней, что неуёмное любопытство и тяга к Бездне, глубины не хватает, хоть капельки серьёзности. Вообще Рико — тот самый человек, которого и на пушечный выстрел к Бездне подпускать нельзя. Да, она много знает о флоре и фауне этого мира, может состряпать еду и развести костёр в любом месте и в любое время, но... до чего ж она легкомысленное, неразумное, беспечное дитя! Чуть увидит Реликвию, или новую тварь, или необычное растение — кидается к ним сразу же, не думая о последствиях вообще. Не будь с ней рядом Рега — она, думается мне, и дня на опасных уровнях Бездны не протянула бы. И немного, конечно, пугает маниакальная страсть Рико к тому, чтобы в каждом без исключения монстре Бездны видеть... еду. Смотрит девочка на страшное клыкастое чудище и вслух размышляет, а каково оно, интересно, на вкус :facepalm:
Третий вопрос к какой-то, по-моему, нездоровой концентрации аниме на, хм, детских обнажённых телах и детском же половом влечении. Несколько раз показывали жуткие сцены с наказаниями в приюте и не только — детишек голышом связывают и подвешивают над полом. Красота! Сцены не подробные, так, мельком, но всё же. Очень много раз упоминался член Рега, который, видите ли, выглядит как настоящий, хотя мальчик у нас робот. Безумно важная информация, само собой. А в конце у Рега, явно влюблённого в Рико, случилась эрекция, на что нам не забыли указать. И вроде бы эти вещи в глаза не лезут, внимание на себе не заостряют... а всё-таки они есть и совершенно не вписываются в мир и сюжет. Зачем? С какой целью? Я понимаю всякие пошлые реплики и намёки в сёдзё, например, там любовь и возраст у героев более-менее соответствующий, но здесь-то другие темы, другие смыслы... и детям по двенадцать лет! Эх.
Да, вопросы имеются, аниме не идеально, и ещё очень жаль, что сделали всего тринадцать серий вместо того, чтобы полноценно экранизировать мангу одним большим сезоном. А теперь сиди, жди у моря погоды и смотри потом бесконечный онгоинг. Но в целом вещь, конечно, великолепная, на одном дыхании смотрится, эмоции самые разные вызывает, и для глаз праздник настоящий — Бездна, при всех своих ужасах и опасностях, прекрасна.
Буду ждать второй сезон. Или проспойлерю себе мангу — уж слишком сильно хочется знать, что там дальше и чем всё закончится!



***

@темы: аниме

23:22 

"Над кукушкиным гнездом", Кен Кизи

carpe diem
Тот, кто идет не в ногу, слышит другой барабан.

Книга-обманка. Половина совпала с моими ожиданиями (сумасшедший дом, медсестра-садистка, "лечение" электрошоком), в остальном же — перевернула ожидания с ног на голову. И чувства от неё были тоже разные: я читала с большим увлечением и даже смеялась, расслабилась, почти забыв, что гром наверняка ещё грянет... он грянул, и конец разбил моё сердце на кусочки, придавил сверху страшной тяжестью, и с ней, тяжестью, я ходила несколько дней. Это было... по-настоящему больно.
Поговорим про обманутые ожидания. Вот Макмерфи, например, невинный узник психбольницы, смертельный враг сестры Рэтчед — он, оказывается, не такая уж пушистая овечка... выбрал больницу вместо тюрьмы, куда попал не просто так. Макмерфи — вполне себе преступник, да и особыми моральными качествами не отличается, не агнец божий, не образец терпения и миролюбия... это довольно наглый, развязный мужичок, способный довести до белого каления кого угодно. И по началу он не испытывал интереса, сочувствия или желания помочь к пациентам больницы, он им оказывал снисходительное покровительство, но в целом разграничивал — вот я, нормальный, а вот они, психи.
Или сам этот сумасшедший дом. Мне казалось, там будут люди с самыми настоящими диагнозами, даже опасные и безнадёжные. Потом казалось, что эти психические заболевания Кизи станет романтизировать — мол, люди были странными, и общество их отвергло. В итоге... второй вариант оказался верным, но обошлось без всякой ненужной романтизации.. Кизи не идеализирует психически нездоровых людей, и там правда есть совсем себя потерявшие, пускающие слюни, не помнящие, кто они и что происходит, есть агрессивные, опасные для окружающих. Но с ними на контрасте — те, кто не болен, а если и болен, то в малой степени, совсем не мешающей другим людям. Вождь Бромден, к примеру, — добрый, разумный, внимательный человек, только вот мир видит немножко иначе, не совсем так, как "нормальные" люди. Чем он так мешал обществу, что его запрятали в психбольницу? А пассивный, не приспособленный к жизни мужчина тридцати лет от роду... ставший таким, потому что мамочка вокруг него бегала и держала в тисках? А есть и те, кто запер себя в сумасшедшем доме... добровольно, сам. Странные люди пришли и остались, потому что они для общества всё же слишком странные, общество не принимает их, толкает прочь, а им не хочется, сложно, страшно вступать с ним в противоборство. В больнице они как будто... на своём месте, им спокойнее и лучше там.
Или вот старшая сестра с говорящим прозвищем мисс Гнусен. Казалось, она будет измываться над больными в силу своей натуры, ведь они психи, а психи не считаются за людей... Но у сестры тоже были какие-то свои, пусть и сомнительные, убеждения. Она правда верила, что безупречный порядок и строгая дисциплина (шаг в сторону — расстрел) пойдут на пользу пациентам, помогут им выздороветь.
В этой книге странный мир, запутанный, подёрнутый туманом, неживой, и постепенно начинаешь думать, что бредовые видения Вождя не так уж и бредовы... В самом деле, разве общество (а именно им — обществом в миниатюре — мне представляется больница) не требует от всех своих граждан, чтобы они были идеальными, похожими друг на друга винтиками в механизме? Разве не шлифует оно эти винтики с ранних лет человека — внушая правильный образ мыслей, воспитывая в нужных традициях и взглядах? Разве не испытывает оно ужас и отвращение к людям, которые не похожи... таким, как Вождь? И что может быть проще, чем запрятать таких вот людей с глаз долой, запереть в четырёх стенах сумасшедшего дома, и пускай там сидят, в настольные игры играют, музыку слушают, таблетками кормятся. Бездушный механизм. Комбинат. Не зря именно такой фабрикой с шестерёнками в стенах видится больница Бромдену. Не совсем нормальный, странный — хорошо, но ведь он в своих фантазиях/галлюцинациях увидел очень правдивую картинку.
В итоге вырисовывается идея... противостояние человека и общества. Индивидуальности и системы. Макмерфи и старшей сестры. Она хочет загнать его в тесную клетку правил — таблетки по часам, душ в назначенное время, чёткий распорядок дня, а вот этого нельзя, и этого тоже, и вон того, — а Макмерфи весело, нагло и беззаботно сопротивляется. Что бы сестра ни делала с ним, а он всё равно берёт и устраивает заплыв на рыбалку или шумную вечеринку в неположенное время и неположенном месте. Понятно было, что в конце концов эта борьба приведёт к точке-икс, и сестра сделает то, против чего даже Макмерфи бессилен. И это... больно, невыносимо, будто ломается что-то, ведь Макмерфи в конце концов стал не просто беспечным парнем, желающим в психбольнице откосить от каторжных работ, не тем, кто жаждет выйти из больницы ради себя самого... В конце концов он взвалил на свои плечи надежду и веру всех остальных. Даже после Шокового Шалмана он улыбался и хохотал — потому, что другие хотели услышать от него именно смех, мол, всё нипочём Рэндалу Патрику Макмерфи. Он ужасно, ужасно устал делать других сильными и "большими", устал быть для них идолом, но... был до самого конца.
Образ мисс Гнусен наводит жуть. Как она ловко оборачивает свои поступки в красивую бумагу и убеждает самих пациентов, что всё, всё для их собственного блага, они ещё поймут, они ещё спасибо скажут... Как упорна в стремлении выстроить по линеечке всех и вся — не обязательный в таких учреждениях порядок, нет, маниакальная страсть всё держать под контролем. И как бессильна в итоге перед Макмерфи — она-то заставила его замолчать, но вот сломать человека, вылепить заново, по своим шаблонам, у неё не вышло.
Добавлю, что написана книга прекрасным языком, мир глазами индейца Бромдена изображён так, словно сам автор таким и видел мир. Затягивает, все прочие книги на время отошли на второй план и забылись. Даже странно, что я так долго ходила мимо этой великолепной вещи.

@темы: книги, до глубины души

01:00 

"Вам меня не испугать", Дженнифер Макмахон

carpe diem
Книга, которой не хватило самую малость чего-то, чтобы безоговорочно понравиться мне. Я люблю детективы, люблю триллеры, а уж если в эти жанры примешивается психология... всё, можно считать, моё одобрение вещь заслужила. В рецензиях на "Вам меня не испугать" жалуются в основном на то, что убийцу легко распознать при первом же его появлении, а я, как обычно, не подумала на самого незаметного, самого белого-пушистого персонажа и очень удивилась под конец. А вот психологизма мне, к сожалению, не додали — а если точней, в психологической стороне истории я немного озадачилась: к чему всё это было, зачем, почему?
В маленьком городке Брайтон-Фоллс появился маньяк по прозвищу Нептун. Он похищает женщин, отрезает им правые кисти и оставляет на ступеньках полицейского участка. А через пять дней находят и тело жертвы с заботливо перевязанной рукой. История происходит в двух временах: 1985-ый год — Реджина Дюфрен и её друзья Чарли и Тара живут своей обычной, тихой жизнью, пока однажды Нептун не похищает мать Реджины, Веру; 2010-ый год: взрослая Реджина вынуждена вернуться в город своего детства, который давным-давно оставила позади, ведь нашлась её мать — единственная из похищенных, кого Нептун оставил живой. Вера ничего не помнит, её рассудок помутился, а тело пожирает рак; вдобавок к этому, Нептун возвращается после двадцати пяти лет затишья и похищает Тару. Реджине нужно поймать все ниточки и найти наконец загадочного, неуловимого маньяка...
Сама по себе детективная линия хороша. Не знаю, может, дело в том, что у меня совсем мало опыта в таких книгах — из детективов я читала только Агату Кристи, а триллеры с напряжённой атмосферой мне и вовсе в новинку. Маньяк и ритуальные убийства захватили, личность маньяка держала в неведении почти до самого конца, было в самом деле жутко и увлекательно читать. Особенно понравился ход со вступительным кусочком о последней жертве Нептуна... кем в итоге эта жертва оказалась — неожиданно и здорово.
Но линия прошлого — с детством Реджины — вызвала вопросы. Да, образ Веры надо было раскрыть, чтобы всё последующее имело большую силу; да, характер самой Реджины через её увлечение рисованием и архитектурой показан хорошо. А вот к чему была линия с подростковой влюблённостью и дружбой, с той Страшной Тайной, которая упоминается на обложке: мы с друзьями совершили нечто ужасное... Но не таким уж и ужасным это оказалось, а к истории, к главному сюжету с маньяком не имеет никакого отношения вообще. Мне-то показалось, раз на обложку вынесли, значит, именно этот секрет станет красной нитью, бегущей через время, и приведёт в итоге к убийце, окажется связан с его мотивами... ничего подобного, секрет болтается в воздухе ни к селу ни к городу. Как, в общем-то, и странная девочка Тара с её голосами в голове (то ли реальными, то ли вымышленными), безумными поступками и манией резать себя. Какую роль она сыграла в становлении характера Реджины и её дальнейшей жизни? Да никакой. Изменило ли что-то в ней то, что случилось с Сидом? Едва ли. Кажется, все эти события были нужны только для того, чтобы заполнить линию прошлого.
Если говорить о персонажах, то Реджина мне понравилась: для героини детектива-триллера она очень даже хорошо прописана, имеет свои особые чёрточки, дело жизни, страхи, сомнения, интересы... Она живая, не картонка, нужная лишь как жертва и будущий разоблачитель маньяка. А вот с Верой... с Верой не всё так однозначно, я до сих пор не совсем понимаю, как относиться к ней. С одной стороны — да, то, что она сделала для дочери, нельзя не оценить, это вызывает восхищение, уважение и сожаление, что не всем достаются такие самоотверженные, глубоко любящие матери. С другой стороны... я так и не поняла, чем эта женщина думала в своей жизни. Если она хотела для дочки хорошую, нормальную жизнь, то почему до её тринадцати лет продолжала ходить по мужикам, пьянствовать и врать? С какой целью меняла этих мужиков, как перчатки? Почему она так мерзенько поступила с отцом Реджины — ладно, не выходи за него замуж, если не хочется, но дочке позволь знать своего отца, позволь ему заботиться о ней, в чём проблема? Странная женщина. Словно сама не знала, чего хочет. И я не согласна, конечно, с Джорджем — Вера не заслужила такого, не привели её поступки и решения к этому, но... всё же не вышло сопереживать ей до конца, слишком многое она своими же руками испортила, слишком отталкивающий образ жизни вела. Не моя героиня. Но, безусловно, жаль её очень... всё-таки она старалась хотя бы как-то быть хорошей матерью для Реджи. Ещё понравился Лен. Наконец-то нормальный мужской персонаж — не альфач, не урод моральный, не размазня, а вполне себе адекватный человек, умеющий и любить, и закреплять свои слова поступками.
В целом — хорошая книжка, затягивает, читается на одном дыхании. Не без вопросов, конечно, но знакомство с автором я точно продолжу.

@темы: книги

00:29 

"Полуночный танец дракона", Рэй Брэдбери

carpe diem
Ты – просто мальчишка, вечный ребёнок и вечно куда-то бежишь по самому краю земли, и так и будешь бежать – до тех пор, пока эта земля вертится.

Уже привычно брать с собой к морю Брэдбери. Он ведь и сам такой – летний, солнечный, насквозь пронизанный душевным светом. Мечтатель. Но и грусти много в его историях, тихой печали, ностальгии по старым-добрым временам...
К сожалению, я не совсем прониклась этим сборником — не вышло того резонанса, что был, помнится, с "Лекарством от меланхолии", когда чуть ли не каждое слово отзывается внутри, и хочешь кричать: "Да! Моё! Я тоже так чувствую, со мной тоже так было!". Несколько рассказов остались и вовсе непонятны. Но, как обычно, Брэдбери есть Брэдбери, и я не могу не восхищаться его бурной, неиссякаемой просто фантазией, сюжетами, которые с лёгкостью слетали с кончика его пера.
Воздушные, полные любви автора к своему творчеству истории: о киномеханике, который обладал чудесным талантом – спьяну путать местами части фильма так, что этот заурядный фильм вмиг превращался в шедевр; о писателе, который писал свой роман не на бумаге, а на дощечках-щитах вдоль дорог Америки; о мужчине и женщине в возрасте, которых после бала трамвай унес в прошлое, где они снова молоды и счастливы; о статике, который жил совсем один на покинутом острове и был счастлив. Откуда брался этот сумасшедший поток идей, сюжетов, образов? Брэдбери сам отвечает в послесловии: да просто он всю жизнь придумывал рассказы, тонул в словах и х о т е л тонуть, просто не мог иначе, вот и всё.
Несколько вещей зацепили особенно сильно. Не только восхитили и вызвали интерес – стали близкими, рассказали о важном.
Quid pro quo. Герой встречает писателя, с которым был знаком лет двадцать назад, но теперь это уже не тот полный жизни и творческих порывов гений – он угас, заживо умер, убил себя. История о том, что н е л ь з я упускать свою жизнь и свой талант, н е л ь з я терять к этой жизни вкус. Никогда. Ни за что на свете.
Прощальное турне Лорела и Гарди на планету Альфы Центавра. Оливер Гарди и Стэн Лорел, знаменитый дуэт комиков, давно уже умерли, но их решили... сделать заново. Чтобы они, путешествуя по всей необъятной вселенной, продолжали дарить людям смех, ведь смех и улыбки – лучший способ победить Одиночество.
С улыбкой шириною в лето. И снова Гринтаун, славный город лета, солнца и вина из одуванчиков. Всегда радуюсь, если встречаю его в разных сборниках Брэдбери, в разных рассказах. И здесь опять весёлые мальчишки, у которых впереди лето, долгое-долгое, и каждый день полон приключений и открытий. Впереди вечность, а жизнь прекрасна.
Аккумулятор Скотта Фицджеральда/Льва Толстого/Ахава. Герой изобрел Машину времени, да не просто так – он хочет спасти своих любимых писателей, которые ушли из жизни слишком рано и слишком трагично. Толстой, Фицджеральд, Хемингуэй... А если спасти не получается – то нужно хотя бы сказать, что их труд был не напрасен, их книги любят и читают даже спустя много лет.

@темы: любимые авторы, книги

00:55 

carpe diem
И снова я с невнятными обрывками мыслей о Докторе (вместо нормального отзыва).
Шестой сезон начинала смотреть ещё в прошлом сентябре, но бросила на середине — не потому, конечно, что сезон не понравился, наоборот, понравился ОЧЕНЬ, и новая ипостась Доктора прочно завоевала моё сердце, но... Мне тяжело смотреть этот сериал подолгу. Правда тяжело. Ужасно нравится, захватывает, цепляет за душу, но в том и дело, что цепляет слишком глубоко — даже если ничего страшного и печального не происходит. Просто сериал такой вообще, независимо от событий. Печальный. Неуловимая грусть всегда на заднем плане, предчувствие боли и потери... знаешь наперёд, что, даже если сейчас Доктор и спутник(и) мчатся в ТАРДИС навстречу приключениям и у них всё хорошо, рано или поздно наступит момент, когда... Разлука, или потеря, или Доктор опять спасёт всех в ущерб себе, опять останется один. Я боялась этого, боялась, что не выдержу, потому и оставила половину сезона на потом.
Наконец-то пришло "потом", и я досмотрела. Что ж... всё случилось именно так. Боль, потеря, разлука. Эми Понд, девочка, которая всегда ждала своего Доктора, всегда верила в него, больше не с ним. Доктор считает себя виноватым перед ней, словно он её подвёл, оставил, не пришёл в тот момент, когда был нужен больше всего. Да, это в некотором смысле так, и серия про карантин на Аполуции была... ужасна. И Доктор, конечно, не виновен вовсе, но ведь Эми правда осталась одна на долгие-долгие годы, правда прожила каждый день из этих лет, веря, что вот совсем скоро придёт чудак из синей будки и спасёт её. А он не спас. И что-то важное сломалось в этот момент — не для Эми скорее, для Доктора. Он решил (опять, ОПЯТЬ!) что Эми и Рори будет лучше без него. Но они есть друг у друга, а кто есть у Доктора? Почему снова он остаётся один?..
Доктор же вечно так. Особенно это, одиннадцатое, его воплощение. Он думает, что причиняет всем вокруг лишь боль, что всем будет без него спокойнее, безопаснее... видит себя едва ли не главным злом во вселенной. Но стоило случиться беде, стоило в даль космоса полететь тревоге: "Доктор умирает, помогите!", и тысячи созданий отозвались, чтобы оказать ему любую помощь. Он затронул столько судеб, стольким помог, стольких сделал счастливыми... и не верит в это, не видит этого! Доктор, Доктор, обнять и плакать, это выше моих сил. Я ревела на весь дом.
Наконец-то стало известно, кто такая Ривер Сонг и за чьё убийство она столько лет просидела в тюрьме. Во мне до сих пор болью отзываются чувства, которые Доктор испытывал к Роуз, но Ривер... именно Ривер я готова и даже рада видеть женщиной, которую любит Доктор. Ривер прекрасна. Ривер неподражаема.
Вторая половина сезона внезапно заставила меня проникнуться Рори. Да что там проникнуться — полюбить его всей душой. По началу он казался... ну, немного бледным на фоне и Доктора, и Эми, а потом как РАСЦВЁЛ, как ЗАБЛИСТАЛ! И в итоге самым храбрым человеком во вселенной Эми считает не Доктора, а Рори... парня, который и трусоват слегка, и неловок, и, может, правда обычен, зато ради жены и дочери готов порвать мироздание в клочья. И рвёт же. И находит Эми, снова и снова. И какая же у них чудесная пара, божечки мои, как они любят друг друга! :heart:
Конец сезона заставил меня рыдать от облегчения. Серьёзно. Можно было выдохнуть — Доктор жив, всё хорошо... во всяком случае, пока хорошо. Ведь мне обещали некий Трензалор и Тишину, которая падёт, если прозвучит первый и главный вопрос. Вопрос, от которого ты бежал всю свою жизнь. Доктор кто? Страшно и заранее больно, ох.
И вот странность — это уже шестой сезон, но я не привыкла, мне больно и страшно за Доктора всё так же.



Эфир переполнен миллионами голосов, говорящих: "Конечно, мы поможем!". Ты затронул столько жизней, спас столько людей. Неужели ты думал, что, когда придёт твоё время, тебе придётся сделать что-то большее, чем просто попросить?

@темы: сериалы, доктор

04:50 

"Голубятня на жёлтой поляне", Владислав Крапивин

carpe diem
– Параллельные пространства – это совсем другое,– сказал я Юрке.– Это когда на одной планете может быть несколько разных миров. И они никогда не пересекаются.

Пересекаются. Случайно, а может, не случайно, по чьей-то злой прихоти, — и вот уже сходятся, чуть касаются один другого миры. Разные, но в чём-то похожие; словно бы в момент возможности чего-то, выбора, развилки они взяли и разошлись в стороны.
Одна грань кристалла — наша Земля, только люди уже летают в космос, бороздят звёздные дали на скадерах в поисках разумной жизни, правда, пока безуспешно; но есть и маленькие города, почти деревни, где тихо, уютно, светит солнце и бегают весёлые мальчишки. Там живёт Гелька, его лучший друг Юрка, пусть насмешливый, не всегда добрый, но всё же лучший; а потом в их компании появляются скрипач Янка, который играет так, что сердце плачет, и беспутный робот Ерёма. Мальчишки, лето, барабаны, огоньки, звёзды, дружба навек, железная дорога и старый, никому не нужный вагон, Курятник, ставший вторым домом для ребят. Однажды в Курятнике находится парень, странный парень по имени Глеб; он журналист из газеты, о которой никто не слышал, из города, о котором никто не знает... он ехал на поезде в одно место, а угодил в Старогорск.
Другая грань кристалла — Планета, просто Планета, очень похожая на нашу Землю. Но странности какие-то творятся на этой Планете, их никак не может понять Яр, скадермен с Земли, которого... "придумали" и вытащили сюда славные ребятишки: Игнатик, Данка, Алька, Чита... Им нужен был Яр, Игнатик пришёл на скадер и забрал его с собой. Игнатик вообще много чего странного может делать, как оказалось... На Планете странные правила, глупые, не пойми зачем нужные и кем придуманные. Не правила даже, суеверия, которым верят все. Нельзя переходить реку. Число пять — опасное число, потому с компаниями, в которых пять человек, непременно случается что-то плохое, а в сказках, если героев пять, они плохие... и самые сильные, непобедимые. А где-то там, над всем и над всеми, есть те, кто велят — люди знают про них, но делают вид, что их вовсе не существует. Яр — чужак в этом мире, он не должен решать его проблемы, он мог бы вернуться, ему даже предлагали, но... так похож Игнатик на Юрку, сына, который мог быть у Яра, так сильно он полюбил его и всех этих славных ребят, что уже просто не может — и не хочет — оставить их. И остаться в одиночестве.
Кристалл... И сквозь все его грани сквозная нитка — станция Мост. Станция, которой просто нет, а всё же именно она позволяет параллельным пространствам пересечься. Но не только станция, не только поезд связывают разные миры, разные истории, разных людей; есть они, странные существа в человеческом облике, больше похожие на глиняных истуканов, манекенов, кукол. Что им нужно от нас, зачем они пестуют вражду и ненависть, устраивают войны, взрывы, смерть, боль?.. И что люди — дети — могут сделать против них?
В этой книге слишком много всего, слишком — чтобы остаться равнодушным, чтобы не задело хоть капельку. Меня прошило насквозь, тряслись руки, болело сердце, серьёзно, а ведь книжка вроде бы детская, вроде бы никаких потрясений душевных от неё не ожидаешь... И правда, "Голубятня в Орехове", первая часть, слегка вводит в заблуждение: лето, солнце плещет сквозь ветки деревьев, беспечная и весёлая компания друзей идёт в цирк, и всё хорошо, и детство, и улыбки, и чистая радость в каждом миге... Но тонкой нитью вплетается печаль, что-то невыносимо грустное и страшное. И чем дальше, тем больше, уже сжимаешься, ждёшь, что станет больно, даже когда другие ребята, такие же дружные и летние, из "Праздника лета в Старогорске", смеются в своём Курятнике и помогают Ерёме строить роботёнка Ваську. Ну а потом "Мальчик и ящерка" всё расставляет по своим местам.
Боль и радость, печаль и улыбка, одинаково сильные, одинаково до самой глубины души. Мальчишки-ветерки, вечно свободные и летящие — но когда узнаёшь, почему они стали ветерками... Красивая, сильная песня о маленьком барабанщике — но когда узнаёшь, кем был этот барабанщик, и почему Город опустел, и почему люди не хотят переходить реку... И просто нет слов. Сидишь, всхлипываешь, улыбаешься сквозь слёзы, не понимая — КАК, как Крапивину удалось так нежно, тепло, ласково написать о детях, так сильно и глубоко о любви, дружбе, человечности, свободе, как вообще может быть такое.
Связных слов нет, как не было и связных мыслей, когда перевернула последнюю страницу. Просто вот:
Они стояли, запрокинув головы, и тоже махали ему. И смеялись беззаботно и смело, как должны смеяться мальчишки во всей Вселенной.
И вот:
– Люди живут для счастья, – сказал Яр. – Вы, Магистр, этого не поймете.
И главное:
Когда мы спрячем за пазухи
Ветрами избитые флаги
И молча сожжём у берега
Последние корабли,
Наш маленький барабанщик
Уйдёт за вечерним солнцем
И тонкой скользящей льдинкой
Растает в жёлтой дали.
...
Уйдёт в синий край рассвета —
Там звонкая память детства,
Как смуглый от солнца мальчишка,
Смеясь, бежит по траве.
Там людям не целят в спину.
Там правда — для всех едина.
Там, если враг — то открытый,
А если друг — то навек.

@темы: книги, до глубины души

21:22 

"Идеальная няня", Лейла Слимани

carpe diem
Ещё одна книжка о детях и их родителях. Мириам и Поль мечтают о реализации себя в карьере; она — адвокат, он — музыкальный продюсер; живут хорошо и обеспечено, любят двух своих детишек, Милу и Адама. Только вот однажды Мириам понимает, что выжата бесконечными заботами о болезненной дочке, что жизнь в четырёх стенах ей надоела; она снова берётся за брошенную было работу, а для детей они с Полем находят няню, идеальную няню по имени Луиза.
И в самом деле — о такой няне можно только мечтать. Дети полюбили её сразу, ни на шаг от неё не отходят, скучают. Луиза готова задерживаться допоздна, если вдруг что, она ходит за покупками, убирает в доме, готовит еду для детей и родителей... и всё это — без прибавки к жалованию. Луиза добра, вежлива, изящна, всегда с улыбкой и хорошим настроением. К тому же белая, а не как все эти подозрительные иммигрантки, которых Мириам (сама иммигрантка) не хотела брать на работу. И пришло вместе с ней счастье в дом, чистота и уют; Мириам и Поль спокойно работают, достигают вершин, любят своих деток (по вечерам, выходным и в отпуск), а все мелкие и досадные заботы взяла на себя, слова лишнего не сказав, Луиза. Идеальная няня.
Чем живёт эта няня, когда не работает в доме семьи Массе? У неё был когда-то муж Жан и дочь Стефани, а теперь она осталась в одиночестве — почему? Откуда ворох квитанций о задолженностях, от которых Луиза бежала, бежала, да не смогла убежать? Поля и Мириам, конечно, эти вопросы не слишком волнуют. Они говорят, что Луиза — член их семьи, они берут её с собой летом на греческие острова... но едва ли видят в ней живого человека, а не просто идеальную няню. Между тем жизнь Луизы мрачна и запутанна, а в её душе царят страх и зависть. Она боится одиночества. Она завидует тем, у кого есть деньги, свой дом, семья... то, чего нет у неё самой. И чем дальше, тем больше Луиза хочет не просто работать у Массе и приглядывать за их детьми — она хочет остаться с ними навсегда, даже на коврике в гостиной спать, лишь бы не возвращаться в свою убогую квартирку. Но дети растут, а значит, скоро Поль и Луиза перестанут нуждаться в услугах няни...
Мне кажется, это был неправильный ход — с первых же строк книги раскрыть нам, читателям, что сделала Луиза с Милой и Адамом. Нужно было подвести к этому шаг за шагом, медленно разрушая картинку-идиллию с няней и её беззаветной любовью к чужим детям. Или хотя бы личность убийцы оставить в тайне. Но мы сразу же узнаём, чем всё кончится; история теряет половину интереса. Зато ужасно хочется понять — почему Луиза поступила так, какие демоны бродили в её голове. Действительно, автор даёт Луизе голос, показывает нам её путаные чувства и страхи, зависть, безумную любовь к Миле и Адаму, желание быть нужной... но показывает слишком мало. И странный поступок — тот, с курицей — был всего один, поэтому и в семье напряжённая атмосфера, ожидание катастрофы не возникли. Да и мотив совершить убийство... ну, довольно дикий, и не так хорошо и достоверно объяснён, чтобы я могла в него поверить. Немного, совсем немного не хватило до полноты характера Луизы и ясности развязки.
Книга маленькая, написана легко и местами даже цепляюще. И вывод тоже понятен: когда решаешь завести ребёнка, надо как следует поразмыслить и понять, что прежней жизни в полном смысле слова больше не будет. Даже котёнок меняет жизнь, что уж говорить о детях. Нельзя родить и заботиться о них только по выходным и праздникам, нельзя воспитать их чужими руками, ведь, конечно, няни не всегда убивают своих подопечных, но может случиться ещё много чего, пока ты взбираешься вверх по карьерной лестнице. Карьера — хорошо, дети — хорошо, но едва ли можно в полной мере усидеть сразу на двух стульях.

@темы: книги

главная