в Ехо дела не бывают плохи

04:50 

"Голубятня на жёлтой поляне", Владислав Крапивин

.rainbow.
carpe diem
– Параллельные пространства – это совсем другое,– сказал я Юрке.– Это когда на одной планете может быть несколько разных миров. И они никогда не пересекаются.

Пересекаются. Случайно, а может, не случайно, по чьей-то злой прихоти, — и вот уже сходятся, чуть касаются один другого миры. Разные, но в чём-то похожие; словно бы в момент возможности чего-то, выбора, развилки они взяли и разошлись в стороны.
Одна грань кристалла — наша Земля, только люди уже летают в космос, бороздят звёздные дали на скадерах в поисках разумной жизни, правда, пока безуспешно; но есть и маленькие города, почти деревни, где тихо, уютно, светит солнце и бегают весёлые мальчишки. Там живёт Гелька, его лучший друг Юрка, пусть насмешливый, не всегда добрый, но всё же лучший; а потом в их компании появляются скрипач Янка, который играет так, что сердце плачет, и беспутный робот Ерёма. Мальчишки, лето, барабаны, огоньки, звёзды, дружба навек, железная дорога и старый, никому не нужный вагон, Курятник, ставший вторым домом для ребят. Однажды в Курятнике находится парень, странный парень по имени Глеб; он журналист из газеты, о которой никто не слышал, из города, о котором никто не знает... он ехал на поезде в одно место, а угодил в Старогорск.
Другая грань кристалла — Планета, просто Планета, очень похожая на нашу Землю. Но странности какие-то творятся на этой Планете, их никак не может понять Яр, скадермен с Земли, которого... "придумали" и вытащили сюда славные ребятишки: Игнатик, Данка, Алька, Чита... Им нужен был Яр, Игнатик пришёл на скадер и забрал его с собой. Игнатик вообще много чего странного может делать, как оказалось... На Планете странные правила, глупые, не пойми зачем нужные и кем придуманные. Не правила даже, суеверия, которым верят все. Нельзя переходить реку. Число пять — опасное число, потому с компаниями, в которых пять человек, непременно случается что-то плохое, а в сказках, если героев пять, они плохие... и самые сильные, непобедимые. А где-то там, над всем и над всеми, есть те, кто велят — люди знают про них, но делают вид, что их вовсе не существует. Яр — чужак в этом мире, он не должен решать его проблемы, он мог бы вернуться, ему даже предлагали, но... так похож Игнатик на Юрку, сына, который мог быть у Яра, так сильно он полюбил его и всех этих славных ребят, что уже просто не может — и не хочет — оставить их. И остаться в одиночестве.
Кристалл... И сквозь все его грани сквозная нитка — станция Мост. Станция, которой просто нет, а всё же именно она позволяет параллельным пространствам пересечься. Но не только станция, не только поезд связывают разные миры, разные истории, разных людей; есть они, странные существа в человеческом облике, больше похожие на глиняных истуканов, манекенов, кукол. Что им нужно от нас, зачем они пестуют вражду и ненависть, устраивают войны, взрывы, смерть, боль?.. И что люди — дети — могут сделать против них?
В этой книге слишком много всего, слишком — чтобы остаться равнодушным, чтобы не задело хоть капельку. Меня прошило насквозь, тряслись руки, болело сердце, серьёзно, а ведь книжка вроде бы детская, вроде бы никаких потрясений душевных от неё не ожидаешь... И правда, "Голубятня в Орехове", первая часть, слегка вводит в заблуждение: лето, солнце плещет сквозь ветки деревьев, беспечная и весёлая компания друзей идёт в цирк, и всё хорошо, и детство, и улыбки, и чистая радость в каждом миге... Но тонкой нитью вплетается печаль, что-то невыносимо грустное и страшное. И чем дальше, тем больше, уже сжимаешься, ждёшь, что станет больно, даже когда другие ребята, такие же дружные и летние, из "Праздника лета в Старогорске", смеются в своём Курятнике и помогают Ерёме строить роботёнка Ваську. Ну а потом "Мальчик и ящерка" всё расставляет по своим местам.
Боль и радость, печаль и улыбка, одинаково сильные, одинаково до самой глубины души. Мальчишки-ветерки, вечно свободные и летящие — но когда узнаёшь, почему они стали ветерками... Красивая, сильная песня о маленьком барабанщике — но когда узнаёшь, кем был этот барабанщик, и почему Город опустел, и почему люди не хотят переходить реку... И просто нет слов. Сидишь, всхлипываешь, улыбаешься сквозь слёзы, не понимая — КАК, как Крапивину удалось так нежно, тепло, ласково написать о детях, так сильно и глубоко о любви, дружбе, человечности, свободе, как вообще может быть такое.
Связных слов нет, как не было и связных мыслей, когда перевернула последнюю страницу. Просто вот:
Они стояли, запрокинув головы, и тоже махали ему. И смеялись беззаботно и смело, как должны смеяться мальчишки во всей Вселенной.
И вот:
– Люди живут для счастья, – сказал Яр. – Вы, Магистр, этого не поймете.
И главное:
Когда мы спрячем за пазухи
Ветрами избитые флаги
И молча сожжём у берега
Последние корабли,
Наш маленький барабанщик
Уйдёт за вечерним солнцем
И тонкой скользящей льдинкой
Растает в жёлтой дали.
...
Уйдёт в синий край рассвета —
Там звонкая память детства,
Как смуглый от солнца мальчишка,
Смеясь, бежит по траве.
Там людям не целят в спину.
Там правда — для всех едина.
Там, если враг — то открытый,
А если друг — то навек.

@темы: книги, до глубины души

URL
Комментарии
2018-08-04 в 05:05 

Тротилла
Маxмуд, зажигай! ©
самая крапивинская из из книг Крапивина

2018-08-04 в 07:37 

jaetoneja
Очень эту книгу люблю. Но пожалуй очень сильно только первую часть - где Яр Родин. И да, считаю это лучшей книгой Владислава Петровича.

2018-08-05 в 00:18 

.rainbow.
carpe diem
Тротилла, и теперь я прочно влюбилась в Крапивина - если хотя бы часть этого есть у него в других книгах, я просто взахлёб их все прочитаю))

jaetoneja, а ещё какие его книги вам нравятся?

URL
2018-08-08 в 23:22 

jaetoneja
.rainbow., пожалуй, все, которые были написаны до "синего города на садовой". но больше всех - трилогию "острова и капитаны".

     

главная