Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

в Ехо дела не бывают плохи

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: плоский мир (список заголовков)
15:42 

Доступ к записи ограничен

carpe diem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:00 

carpe diem
В память о Славной Революции.
Уже третий год для меня это тоже - особая дата.

Ваймс стоял и слушал, пока голоса не стихли в отдалении.
— Хорошая песенка, — похвалил молодой Сэм, и Ваймс вспомнил, что он сейчас слышит ее впервые в жизни.
— Это старая солдатская песня, — сказал он.
— Правда, сержант? А почему в ней поется об ангелах?
«Да, — подумал Ваймс, — просто поразительно, какие чувства взмывают на поверхность вслед за этими ангелами. Настоящая солдатская песня, сентиментальная и немного похабная».
— Я помню, обычно ее пели после боя, — ответил он. — Старики плакали, когда ее пели.
— Почему? Вроде такая веселая песенка…
«Они вспоминали тех, с кем ее уже никогда больше не споют, — подумал он. — Но ты сам все поймешь. Уж я-то знаю».


Однополосная дорога
Тем, кому нет пути назад.
Одни из нас увидят бога,
Другие глянут на закат.
Не зная, сколько все продлится
Мы вышли защитить свой дом.
Я снова вижу наши лица
И вспомню нашу песнь о том, что:

Как взмывают ангелы -
Дружно в ряд, дружно в ряд.
Поднимают головы и летят, и летят.
Снова судьбы в пути
Повернут время вспять.
Нас так сложно найти
И легко потерять.

И если мир твой вдруг распался,
Который выгнали взашей
Доверься лишь курку и пальцу
И верь в огонь в своей душе.
Пускай твой зверь уснул до срока,
Ты голод этот все же взвесь.
А если станет одиноко,
Ты просто вспомни нашу песнь:

Не нужно тьмы, чтоб знать о свете.
Мы эту правду погребли.
Нас поднимает в небо ветер
Подальше от родной земли.
Пусть мы другим сослужим службу,
Ты помни, открывая рот,
Как бесшабашно и как дружно
Мы пели песнь, идя вперед.



@темы: плоский мир

22:23 

"Маленький свободный народец", Терри Пратчетт

carpe diem
Эта книга совсем не детская, пусть и написана о маленькой девочке, со злом-добром, волшебными человечками и прочими атрибутами детской литературы. Но Пратчетт не считает детей глупее взрослых, он пишет для них так же - весело, интересно, мудро. Да, конечно, более простым языком и с более мягким, что ли, юмором, но никаких заигрываний с юным читателем, к счастью, не будет, и глупостей всяких, которые якобы нравятся детям, тоже. Дети для Пратчетта - просто маленькие взрослые, и главная героиня Тиффани Болен тоже такая.
Нельзя не полюбить эту храбрую девочку со сковородкой, которая пока ещё колдовать не умеет, но ведьмой быть хочет, которая и брата, может, не особо и любит, но сразу же бросается его выручать, смело идёт против могучей Королевы, потому что... Винворт не принадлежит Королеве - это её, Тиффани, брат. И Меловые холмы не принадлежат Королеве - это её, Тиффани, земля. А настоящая ведьма до последнего будет стоять за свою землю, своих людей, свой дом, за тех, кто сам не может себя защитить и дать сдачи, ведь кто-то же должен, правда? Тиффани учила этому матушка Болен. А матушка Болен, хоть и умерла, всегда рядом с Тиффани, воспоминания о ней, её мудрые, пускай и редкие, слова, её образ - твёрдой и сильной женщины, которую уважали и слушали все. Была ли она ведьмой? Конкретных доказательств нет, но - была, безусловно, и Тиффани тоже будет.
"Маленький волшебный народец" - сказка, но не совсем привычная, скорее вывернутая наизнанку. Волшебная страна? Холодное, неприветливое местечко, полное снов-грёз, нереальное, опасно зыбкое, а Королева - не добрая волшебница, а хозяйка иллюзий и миражей. Маленький народец? Вовсе не дружелюбные и смешные гномики в колпачках - местные "гномы" синие, в татуировках, со странным языком и склонностью тырить всё, что плохо лежит. И как таковой битвы добра со злом не случится, и славить героя (героиню) не станут, и Тиффани не овладеет какой-то особенной магией в конце. "Ведьмовству нельзя научить на уроках", верно? И ещё: "Наверное, всё дело в том, как ты... остаёшься собой". Тиффани это умеет. Оставаться собой при любых обстоятельствах, смотреть на мир широко открытыми глазами, думать Задним Умом и Дальним Умыслом, а самое главное - видеть мир таким, каков он есть.
Из этой девочки получится прекрасная ведьма.

@темы: книги, плоский мир

21:55 

"Держи марку!", Терри Пратчетт

carpe diem
...в стенах Почтампта и во внешнем мире понятия о нормальности явно не совпадают по вектору.

Жил-был мошенник по имени Мокриц фон Липвиг. Жил припеваючи, ловко подсовывал всяким доверчивым глупцам стекляшки по цене бриллиантов, копировал чужие подписи, в общем, деньги грёб лопатой, даже скопил приличную сумму и закопал её в чистом поле. Но как-то раз Мокрицу не повезло - поймали его и приговорили к смерти. И что там, казалось бы, патрицию какой-то вор и проходимец, легионы таких в Анк-Морпорке, любой правитель на месте Ветинари просто казнил бы Мокрицу да и забыл о нём. Но Ветинари не так прост. Он тиран, умный тиран, в его руках город, который должен работать исправно, как часы. Что сделал патриций, чтобы приструнить наглых хозяев Магистрали клик-башен и возродить из руин Почтампт? Правильно, поставил рулить Почтамптом Мокрица, вора и проходимца. Кто ж ещё справится с такой сложной задачей? Безумие, скажете вы, но Ветинари никогда и ничего неразумного не делает, все его планы рано или поздно приводят к нужному результату. Ведь патриций Ветинари знает всё, обо всём и обо всех.
К слову о патриции. Здесь, в отличие от циклов Ринсвинда и Смерти, его много, и он прекрасен. Мы встретим и Смерть, конечно, и Ваймса, и Стражу вообще, хоть и на заднем плане. Но первая скрипка, само собой, у Мокрица/Мойста фон Липвига.
История началась с того, что к Мокрицу на пороге смерти явился ангел. И дал, скажем так, второй шанс. Искупление грехов. Искупил ли свои грехи Мокриц? Пожалуй, нет. Стал ли он другим человеком? Пожалуй, нет. Он лишь изменился... самую капельку, но обманывать, водить за нос и присваивать чужое у Мокрица выходит всё так же хорошо, его авантюры по-прежнему оборачиваются успехом, а хитропланы по добыванию денег приносят деньги. Только господин фон Липвиг под конец так свыкся со своей новой жизнью и новой работой, что уйти не смог. И не захотел.
Чем мне нравится Мокриц - он безупречно владеет искусством не только дела, но и слова. Заболтает кого угодно, к любому найдёт свой ключик, с любым сможет договориться на выгодных (ему) условиях. Единственный, кто вгоняет Мокрица в трепет и растерянность, это, конечно, патриций Ветинари. Ну а так - талант не пропьёшь, и спустя совсем недолгое время Мокриц не только Почтампт воскресил и превратил в доходный бизнес, но и любимчиком Анк-Морпорка заделался, а ещё порушил все коварные планы жадных дельцов и вернул Магистраль её истинным хозяевам. Чем не герой? И опустим, что прошлое Мокрица фон Липвига не самое белое и не самое пушистое. Какой-нибудь тип с высокими моральными устоями просто не справился бы - нет, Мокриц лучше всех знает, что невозможно всегда бороться с помощью праведных методов, порой нужно приврать и немножко смошенничать.
Этот хитрый пройдоха отлично вписался в мир Почтампта, слегка ненормальный, признаться, мир. Все комнаты с пола до потолка забиты старыми письмами, а письма эти к тому же говорят, почтальоны там - големы и старички, люстры и статую бога Почты кто-то стырил, и в целом - мир-то разваливается. Никому больше не нужна почта. Клик-башни вытеснили бумагу и чернила, клики же быстрее, проще, надёжнее... Мокриц докажет людям - это не так. Он доставит письма многолетней давности, вернёт украденные буквы вывески, изобретёт марки и сам станет чуть ли не тем самым крылатым почтовым богом. Из воров в боги - почему бы и нет?
Книга великолепна. Цикл о Мокрице (хотя Мойст, честное слово, звучит лучше) очень рискует стать моим любимым после Стражи. Давай, господин фон Липвиг. Удиви нас, ты, как никто другой, умеешь удивлять - и держать марку.

@темы: плоский мир, книги

16:45 

"Посох и шляпа", Терри Пратчетт

carpe diem
Все люди о чём-то мечтают. Ринсвинд, например, мечтал о скуке. Этот неловкий, трусливый недоволшебник вовсе не жаждет спасать мир, как некоторые, ему бы сесть в безопасном тихом уголочке да поскучать. Но у вселенной, конечно, на Ринсвинда другие планы. И снова, в третий раз уже, оказался он втянут в весёлые приключения, среди которых будут: сырая магия, которая вырвалась из-под контроля, боги, Ледяные Великаны, всадники Абокралипсиса, девушка, змеиная яма... список можно продолжать.
Любой на месте Ринсвинда давным-давно умер бы. Но есть у него один-единственный талант, который и талантом-то не назовёшь:Ринсвинд, как никто, умеет выживать. Ускользать из лап Смерти снова и снова, и отнюдь не благодаря каким-то изощрённым планам, вспышкам интуиции и проблескам великого интеллекта, нет, Ринсвинд просто берёт и делает первое, что взбредёт ему в голову. Скажем, на врага в сотню раз сильнее и могущественнее идёт с носком с половинкой кирпича внутри. И побеждает ведь! Воистину неумирающий волшебник, хотя под занавес этой книжки он таинственно исчез... впрочем, я за него не боюсь, такие, как Ринсвинд (а он такой, между прочим, один) могут пережить всё, даже падение за Край мира, даже конец света. Он выкарабкается. Как-нибудь. Как - узнаем в следующей части.
С Ринсвиндом в увлекательное путешествие-приключение на этот раз отправились: дочь Коэна-варвара Канина, которая не совсем воительница, а мечтает делать стрижки, воин-варвар Найджел, который не совсем варвар да и учился-то быть варваром по книге, сериф Аль-Хали Креозот, не совсем правитель, которого тянет писать стихи, единственный и неповторимый Сундук, который, хоть это и несвойственно Сундукам, влюбился. Так же активно участвуют в свистопляске с Аброкалипсисом: патриций Ветинари, библиотекарь Незримого Университета (Уу-к!), все волшебники Незримого Университета, восьмой сын восьмого сына восьмого сына... в общем, Койн, чудесник, первый за о-о-очень долгое время, джинн, ковёр-самолёт, шляпы (одна - Ринсвинда, вторая - аркканцлера), Смерть (одна штука), всадники Абокралипсиса (четыре штуки), Ледяные великаны (много штук), а на заднем плане даже разозлённые боги. Будет весело. Всадники, например, не устроили свой Абокралипсис, потому что напились в таверне и напрочь забыли о нём. А патриция превратили в ящерицу. А Наложницы в гареме Креозота сказки рассказывают, а вовсе не то, о чём вы подумали.
В общем, всё задорно и абсурдно, как всегда у Пратчетта. С убойным юмором, грустинкой в конце и щепоткой мудрых мыслей. Начинаю новый 2017-ый год с сэра Терри и безумного Плоского мира, и, значит, год обязан быть интересным, ярким и слегка (а может, не слегка) сумасшедшим.

@темы: плоский мир, книги

00:26 

"Безумная звезда", Терри Пратчетт

carpe diem
Если кто-то сомневался, что Великая Черепаха А'Туин и слоны у неё (него) на спине существуют на самом деле — цикл Ринсвинда, и особенно это книга, ставит все точки на i. Да, черепаха и слоны есть. Да, они плывут в космосе. Нет, А'Туин вполне осознаёт, что делает, пускай временами и кажется — он спятил. Разве нормальная космическая черепаха станет плыть (ползти?) прямо навстречу ужасной и опасной звезде? Просто вы ничего не понимаете в логике космических черепах и в условиях, необходимых для черепашьего размножения.
Ринсвинд между тем свалился за Край мира. Но очень быстро и почти безболезненно попал обратно на Диск. В первой книге меня удивляла его редкая живучесть — столько раз мог умереть и не умер, а теперь-то всё понятно: Заклинание оберегает его! Потому что Заклинания из Октаво, собранные вместе, способны натворить ужасных дел, тем более в злых, жадных, загребущих руках какого-нибудь волшебника. Чтобы этого не случилось, одно из Заклинаний должно оставаться в голове у Ринсвинда, а Ринсвинд, соответственно, должен быть при этом жив. Так что от падения за Край его спасают... но приключения бедолаги на этом не кончились. Теперь за ним гонятся волшебники Незримого университета, он летает по небу на каменной плите (которая просто не знает, что плиты летать не могут, вот же сила убеждения!), подвергается всяким опасностям и угрозам...
Но с ним по-прежнему Двацветок, неугомонный турист, и Сундук — между прочим, их с Ринсвиндом отношения немного наладились. А ещё Коэн. Коэн — это, конечно, варвар, великий воин, но не совсем такой, каким мы его себе представляли. Он слегка постарел. И теперь больше похож на старую развалинку, чем на воина. Но сила юности всё ещё прячется где-то в недрах его тощего тельца, не так он прост, как могло бы показаться, и вполне способен как за себя постоять, так и внимание молоденькой девушки привлечь!
В общем, будет весело и задорно, как всегда. И вы узнаете наконец, как библиотекарь стал орангутаном.
В цикле про Ринсвинда юмора пока ещё больше, чем мудрых мыслей, но мысли тоже есть. Есть всё: и захватывающий сюжет, и яркие (безумно!) герои, и перевёрнутые с ног на голову типичные сюжеты вроде спасения девственницы от жертвоприношения — а она-то вовсе не хотела, чтобы её спасали... На мой скромный, влюблённый в Пратчетта взгляд, «Безумная звезда» прекрасна во всех отношениях.

@темы: книги, любимые авторы, плоский мир

20:25 

carpe diem
25.05.2016 в 19:27
Пишет я тиран, не забывайте.:

All the little angels rise up, rise up.
All the little angels rise up high!
How do they rise up, rise up, rise up?
How do they rise up, rise up high?
They rise heads up, heads up, heads up, they rise heads up, heads up high!

(с)



URL записи

@темы: плоский мир

20:06 

"Санта-Хрякус", Терри Пратчетт

carpe diem

НАМ ПРОСТО НУЖНО НАУЧИТЬСЯ ВЕРИТЬ В ТО, ЧЕГО НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ИНАЧЕ ОТКУДА ВСЕ ВОЗЬМЕТСЯ?

Мне было смешно уже с аннотации. Я знала, что, чем дальше, тем смешнее будет, но просто сама картинка "Смерть в роли Санты" - нервный смех. Истеричный и слегка жутковатый. Сэра Пратчетта так только и читаешь - с неадекватным хихиканием. Простите меня, мои бедные соседи!
Однажды, в студеную зимнюю пору, некоему разуму в форме призрачных одеяний взбрела в голову (ы) мысль убить Санта-Хрякуса. Накануне Страшдества, когда добрый старикан с кабанами (не оленями, олени - это моветон) больше всего нужен детям. Дети на Плоском мире - такие же дети, они верят, они ждут праздника, они вели себя хорошо и просят, ТРЕБУЮТ, своих заслуженных подарков. А даритель-то как бы исчез. А на Плоском мире кризис веры.
Кто вернет утерянное равновесие? Кто заменит добродушного старика? Ну а кто еще, если не Смерть? Кому еще, в самом деле, так важен дух Страшдества, как не тому, кто вообще о нем ничегошеньки не знает, кто вообще не человек? И надел Смерть красный костюмчик. И сунул Смерть под него подушки, ибо скелетообразная форма далека от привычной санта-хрякусной. И взял себе Смерть Альберта (охотника до алкоголя, между прочим) в качестве страшдественского эльфа. И вышел Смерть в мир - уже в который раз. И началось веселье... безумное, безумное веселье...
Хо-хо-хо.
"Смерть заразился человечностью". Безнадежно заразился еще в первой своей книге. А потом уж и вовсе стал больше человеком, чем многие люди. Подумать только - Смерть пытается сохранить дух Страшдества, подарить детишкам настоящий праздник и вернуть в мир веру, ведь без веры и мира не будет... Почему бы Смерть должны занимать столь мелкие, незначительные вопросы? Почему бы Смерти быть озабоченным не смертью, а жизнью? Альберт еще намучается со своим хозяином - он безнадежно, совершенно очеловечился, и чем дальше - тем хуже болезнь. Я представляю себе жизнь Альберта. Это бесконечный и глубокий фейспалм на каждую выходку Смерти - а эти выходки с каких-то пор просто не кончаются. "А что, если..." - по такому девизу теперь живет Мрачный Жнец. А что, если побродить по человеческим селениям? А что, если вообще удалиться от дел? А что, если спасать людей? А что, если стать Санта-Хрякусом?
Вас ждет безумное Страшдество. Настоящего Санта-Хрякуса нет, и вера свободно разливается в воздухе. У нас уже вырывалась на свободу магия, музыка, пора бы и вере заявить свои права. Из гуляющей веры рождаются: гномы, боги, монстры и вообще всякие странные существа. Это безумное и даже дикое Страшдество, ведь можно создать воистину ЧТО УГОДНО. Санта-Хрякуса нет, но недостатка в магических тварях и людях не будет.
К веселому страшдественскому карнавалу присоединились дурные волшебники Незримого Университета (много штук), боги (одна штука) и даже ангелы. А так же непонятные одеяния, воры, убийцы, стражники... всем будет весело и задорно. И слегка неадекватно. Но мы же имеем дело с творением сэра Пратчетта, мы привычные, умудренные опытом люди, нас как будто ничем не удивишь...
КАК БЫ НЕ ТАК ХО-ХО-ХО.
Удивлению моему не было предела. Я уже видела все... кажется, все... да только вот один товарищ Чай-Чай глубоко поразил меня в самое сердце, что уж говорить о Перепое, чудо-ванне, умной машине Гекс и прочем, прочем, прочем.
Ах да, чуть не забыла о Сьюзен. Сьюзен, как и дедушка, пытается быть человеком. Обычным человеком с обычными человеческими проблемами. Никаких скелетов, ГРОБОВЫХ ГОЛОСОВ, песочных часов и говорящих воронов. Ничего странного и необъяснимого. Только простые, в высшей степени банальные вещи. Но куда уж денешься от наследственности? Даже в своей "обычной" жизни Сьюзен кочергой охаживает всяких подкроватных тварей, а когда придет время... Внучка Смерти - это внучка Смерти, как бы сильно ей ни хотелось стать кем-то другим. И она, конечно, любит своего непредсказуемого дедушку - со всеми его причудами. Ведь он не может иначе. Теперь уже не может. Он стал слишком... человечной Смертью.
И в отличие от нас, людишек, таких занудных и приземленных, Смерть понимает одну важную вещь. Важнейшую. Мир держится на вере. Без веры и мира не будет. Еще раз:
НАМ ПРОСТО НУЖНО НАУЧИТЬСЯ ВЕРИТЬ В ТО, ЧЕГО НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ИНАЧЕ ОТКУДА ВСЕ ВОЗЬМЕТСЯ?

@темы: книги, любимые авторы, плоский мир

20:05 

carpe diem
- Ты что, не видел надпись? - спросил декан. - Полагаю, ты даже ее прочел. Смею напомнить, она гласит следующее: "Не открывать ни при каких обстоятельствах".
- Конечно, прочел, - кивнул Чудакулли. - Иначе зачем бы мне было открывать эту дверь?
- Действительно, зачем? - поинтересовался профессор современного руносложения.
- Чтобы узнать, почему она была закрыта.
*Данный разговор может создать вполне достаточное впечатление о человеческой цивилизации. По крайней мере о том, чем она жила до того, как переселилась на дно морское, в резервации или обратилась в дымящиеся кучки пепла.

@темы: плоский мир, цитаты

20:05 

carpe diem
- Как мы обычно проверяем, ну, всякое такое, неизвестное?
- На студентах-добровольцах.
- А если добровольцев нет?
- Все равно даем студентам.
- Но это же неэтично.
- Этично, если не говорить студентам.
- Согласен.

@темы: цитаты, плоский мир

20:04 

carpe diem
К нашим с _Morion_ рэйвенкловцам ну и просто к безумному и прекрасному стилю жизни *-*

И тут декан произнес магическую фразу, на протяжении многих веков служившую двигателем науки и прогресса:
- А почему бы нам не смешать все это и не посмотреть, что получится?
И услышал от Чудакулли традиционный ответ:
- А вот это стоит попробовать.

@темы: цитаты, плоский мир

22:22 

"Творцы заклинаний", Терри Пратчетт

carpe diem

В предшествующих циклах у нас уже были: великий командор Стражи Сэмюэль Ваймс; не менее великий и ужасный Смерть; совсем не великий, а мелкий и трусоватый волшебник Ринсвинд. Новый цикл, новая история. И начинается она, нет, даже бешено и ярко взмывает в небо чудо-девочкой из затерянного в горах городка. Скорее даже деревушки. Эскарина, девять лет от роду. Восьмой сын, то есть дочь, восьмого сына. Волшебник. Ведьма. Ведьма-волшебник. А в довесок к Эскарине идет посох магический, необыкновенный, разумный и капризный, сильная такая конкуренция Сундуку.
История взмывает в небо, стартует на самой искрящейся ноте, ведь что такое первая девушка-волшебник на Плоском мире? Это беды. Беды, неловкие моменты, приключения, происшествия и тьма-тьма-тьма всяческих удивлений. Вот уж что умеет Эскарина Смит, а проще Эск, так это удивлять неподготовленную публику.
Жизнь изо всех сил уносит ноги от Эск. А Эск гонится за жизнью, хватает и вытрясывает из неё приключения, удивления, яркие события. Жизнь девочки в родном Ланкре была слишком скучна. Горы да леса, семь братьев и ровным счетом ничего интересного. А потом на девочку нежданно-негаданно свалилась МАГИЯ. Самого разного толка. Тут вам и ведьминская головология вперемешку с силами природы, тут вам и поистине безграничная сила волшебников. Эск не решила, ведьмы или волшебники ей более по душе, и просто вознамерилась стать ведьмой-волшебником. Или волшебником-ведьмой. Всего навсего сделать то, чего еще никто и никогда прежде не делал. Почему бы и нет, в самом деле? Почему нельзя? А ведь ни волшебники, ни ведьмы не могут ответить на сей легкий вопрос. Причин-то нет. Так повелось, волшебники снисходительно презирают ведьм, а ведьмы - волшебников... Но появится дурная Эскарина и перевернет устоявшийся порядок с ног на голову.
Пустилась Эскарина Смит в путешествие до Незримого Университета. Ловя по дороге всякие разные события на свою голову. События от неё убегали как могли, но в целом без толку. А с Эскариной и её посохом вместе отправилась боевая матушка Ветровоск. Боевая, твердая, как скала, несгибаемая и неумолимая в обращении со всякими там аркканцлерами. Аркканцлер здесь, кстати, другой, и я не знаю, до или после Чудакулли он, скорее всего, конечно, до. Но и в прежние времена Незримый Университет был прекрасен и безумен. Сумасшедш и напитан магией. Одни только живые книги в библиотеке - самая дивная магия!
Мы узнаем новые и неожиданные вещи о магии. Оказывается, она не только волшебничья и ведьминская бывает. Она еще и притягивает к себе неких жутких Тварей из невидимой вселенной. Твари выжидают, Твари наблюдают за искрами волшебства в нашем мире - и жаждут, алчут вырваться из своей холодной вселенной в нашу. И еще магия бывает... другая. Не такая, к которой привыкли все ведьмы и волшебники. Просто взять и поглядеть на неё с другой стороны... и надо же, не мудрые волшебники-мужчины сумели это сделать, а первая в мироздании девчонка-ведьма-волшебник.
Но это же Плоский мир. Каков там шанс девочке обрести исконно мужскую магию? Каков там шанс этой девочке спасти мир и всё вообще с ног на голову перевернуть? Один на миллион. На Плоском мире именно этот шанс срабатывает почти во всех случаях.
А матушка и аркканцлер нашли общий язык - их свела память о юных годах среди гор и лесов. Они идеально подходят друг другу.

@темы: любимые авторы, книги, плоский мир

21:15 

браво!

carpe diem
У животных сознание простое и потому очень четкое. Животные не тратят времени на то, чтобы разделять переживания на мелкие кусочки и раздумывать о том, что они упустили. Все великолепие Вселенной четко выражается для них в виде а) того, с чем спариваются; б) того, что едят; в) того, от чего убегают, и г) камней. Это освобождает животных от ненужных мыслей и придает их сознанию остроту, направленную только на то, что действительно имеет значение. По сути дела, ни одно нормальное животное даже пытаться не станет одновременно ходить и жевать резинку.
Средний же человек сутками напролет думает о самых разнообразных вещах, постоянно отвлекаемый десятками биологических календарей и хронометров. У него бывают мысли, которые он вот-вот произнесет вслух, личные мысли, настоящие мысли, мысли о мыслях и целая гамма подсознательных мыслей. С точки зрения телепата, в человеческой голове царит какофония. Это железнодорожный вокзал, где все репродукторы говорят одновременно. Это весь спектр станций длинных, средних и коротких волн - причем некоторые из станций нельзя даже назвать приличными, это пираты-отщепенцы, промышляющие в запретных морях и проигрывающие полуночные пластинки с непристойными стихами.
© "Творцы заклинания", Терри Пратчетт

@темы: плоский мир, цитаты

21:10 

carpe diem
Дивные слова о Плоском мире из "Творцов заклинаний". Лучше и не скажешь.

Камера отъезжает, и в поле зрения появляется весь Диск, освещенный крошечным, вращающимся вокруг него солнцем. Здесь присутствуют континенты, архипелаги, моря, пустыни, горные цепи и даже малюсенький центральный ледниковый покров. Обитателям этого мирка глубоко чужды теории о том, что земля обязана иметь форму шара. Их мир, обрамленный океаном, который вечно низвергается в пространство одним гигантским водопадом, – круглый и плоский, как геологическая пицца, хотя и без анчоусов.
Подобный мир может существовать только потому, что даже у богов есть чувство юмора. А еще он просто обязан быть местом магическим.

@темы: плоский мир, цитаты

15:30 

carpe diem
19:05 

*о*

carpe diem
05.10.2015 в 18:56
Пишет Nobody Home:

Моркоу с длинными волосами?



WHY SO HOT
:crazylove:

URL записи

@темы: плоский мир

21:28 

"Цвет волшебства", Терри Пратчетт

carpe diem

Я и не ждала, что первая книга о Плоском мире, тонкая, вроде бы не дававшая особых надежд книга, покажет нам ВЕСЬ Плоский мир сразу. Это же нонсенс, господа. Стража обитала почти в одном Анк-Морпорке, Смерть обитал много где, но не везде, а чудной волшебник Ринсвинд за одну свою книгу проехал-проплыл-прошел-пролетел ВСЁ, что на Диске есть. Ну почти всё. Упущенные страны-города не в счет. Просто вдумайтесь - и на Краю был, и за Краем был, и в море был, и в небе, и где только не... Мой любимый Анк-Морпорк еще не совсем тот. Его и сожгли-то на первых страницах. Но там уже есть: несгибаемый, как скала, патриций, безумные волшебники, не менее безумные люди, стража, тихо обходящая все беды по дальним улицам. Вот же он, лучший город на Плоском мире, рождается прямо на моих глазах. А пока рождается - мы идем гулять по другим, не менее странным, местам. А то и более.
Новый цикл, новый персонаж. Ринсвинд - песня. Смешная. Трус и неумеха - раз. Всего нового не любитель - два. Горе-колдун - три. Владелец жуткого и неизвестного заклятья - четыре. "Где-то в чем-то волшебник" (с) Ветинари, и это самое лучшее определение из всех. Одна беда с этим Ринсвиндом - и колдовать не умеет, и духу авантюризма чужд. Зато Смерть за ним каждый раз приходит и взять себе никак не может. Благодаря некому выверту мироздания Ринсвинд неумираем и неубиваем. Бедный Смерть. Я так тебе сочувствую, честно.
К Ринсвинду в комплекте идут другие колоритные персонажи. Это Двацветок, турист обыкновенный, и Сундук, сундук необыкновенный. Двацветку нужно хлеба и зрелищ, он, как ребенок, мчится на поиски любых доступных чудес, и даже пьяные варвары в таверне - это чудо, и угроза смерти - чудо, и драконы, и падение за Край, и вообще ВСЁ. Любопытство Двацветка не имеет границ вовсе. Ему всегда мало. И этот мир - мало, надо лететь к другим мирам, другим вселенным... "Звезды. Миры. Чертово небо буквально набито мирами. Планетами, которые никто никогда не увидит. Никто, кроме меня". Ну разве не потрясающе? Жажда знать и ведать - огромная, а страхов - никаких. Нам всем есть чему поучиться у этого маленького туриста...
Сундук с ножками и острыми зубами, верный страж своего хозяина, тоже прекрасен. И найдет Двацветка на Краю света. С этими двумя жизнь Ринсвинда весела и задорна, хотя он того совсем не хочет. С первой же встречи этих троих начались сплошные приключения, а именно: драконы, боги, безумные жрецы, магия, пожар, водяной тролль, гора вверх тормашками, другие миры... Галопом по Европам Пратчетт в первой же своей книжке сделал обзор на всё: и космос тут, и звездная бесконечность за Краем, и темное обиталище Смерти, и континенты самые разные, и даже мир богов, где гремят игральные кости и решаются судьбы людей. Это все быстро, странно, безумно, смешно, а еще не очень ясно, как он это делает, сэр Терри? Как выдумывают один феерический финт ушами за другим, как держит все эти финты на грани разумного? Именно на грани, тонкой, хрупкой... потом она у него обратится в нотку горечи и правды, а пока - бурное веселье, да здравствует Ринсвинд!
Что ж, я довольна первой книгой. Да, она послабее других. Но Пратчетт только раскачивается, вертит свой мир так и этак, входит в свою фирменную стезю "торжество абсурда с правдой вместе". И можно смело ждать, что цикл про Ринсвинда окажется не хуже, чем Стража и Смерть... в конце концов, такому человеку, как он, жить спокойно сэр Терри не даст. Любой тихоня в Плоском мире, который всего-то хочет жить спокойно и подальше от всяких бед и безумий, с самой точной вероятностью влезет в эти самые беды и безумия по самое не могу.

@темы: книги, любимые авторы, плоский мир

13:53 

"Пирамиды", Терри Пратчетт

carpe diem
И тут мир разом свихнулся.
Мир и раньше был с приветом, но сейчас он тронулся окончательно и бесповоротно.


Книга о том, как спятил мир. Плоский мир вообще с ума не сходит - это его самое обычное и нормальное состояние. Мир с приветом. Но привет иногда вырастает до масштабов космических и неведомых - ну вот как здесь. Стояло себе царство Древнее, не трогало никого, наслаждалось своими песками и пирамидами, и вдруг - время, боги, жрецы, война, и все сразу, и что делать-то бедному герою, сыну царя? У них, у героев плоскомирных приключений, как будто с рождения иммунитет есть. Против безумных вывертов реальности. Против "привета" в запущенной стадии. Они как-то умудряются выверты решать, "привет" успокаивать и возвращать родное село/город/царство в более-менее норму. А более-менее норма - это просто странность. Ничего нормального не будет, упаси боже... боги. Будет просто странно. До поры до времени. До новых "приветов". И грянет гром. Он всегда грохочет - то здесь, то там, где-то по карте огромного и плоского мира. Но всегда где-нибудь что-нибудь да происходит. Ох, командора Ваймса на них нет...
Плоский мир - безумный мир. Тут может твориться все, что угодно, не что-то из вероятного, а просто все, что безумная фантазия наша способна вообразить. Умные верблюды, которым высшая математика - на один зуб? Пожалуйста. Царь, который мечтает быть чайкой, а не царем? Получите. Легион оживших трупов-мумий? Забирайте ваш заказ. Боги, сошедшие на землю? Да запросто. А ты сиди и, рот открыв, смотри, как это нечто немыслимое происходит, и даже по всем законам мира, то есть ты не спросишь - да ну, а как, а такого не бывает. Ты знаешь, что здесь, на Плоском мире, бывает все. И самое безумное безумие тебе объяснят, растолкуют и науку туда привяжут. Не подкопаешься. Сэр Терри знает, что делает. Этот неадекватный (в лучшем из всех смыслов!) демиург пишет в духе "творю что хочу", а ты сидишь и веришь, и скоро уже перестанешь удивляться вывертам его вселенной. Потому что... это же Плоский мир. Если хоть как-то хоть что-то может произойти, оно произойдет. Пратчетт натаскал в свой мир все вероятные и невероятные безумия со всех других миров. Там они не случались, а тут случаются. И все нормально. И я бы кричала, не будь Плоский мир таким безумным. Иначе он совсем не Плоский, правда же?
Дурная пляска с царями, жрецами и пирамидами. В этом плоском Египте очень много пирамид. Так много, что все цари их ненавидят и жить (посмертно) там не хотят, а хотят этого жрецы и простые обыватели. Царя никто не спрашивал, желает ли он вечно спать в узкой, старой, пыльной пирамиде с выпотрошенными внутренностями. Его не спросили, желает ли он быть царем. Он вообще, может, чайкой быть хотел. И упокоиться в море. А тут жрецы под главенством Диоса - традиции, мол, вековая история, мы не мы без пирамид, это наш святой долг... Сказка о глупых жрецах и странном царстве с сияющими пирамидами в какой-то миг резко обратилась в серьезную такую историю о... разном. У сэра Терри всегда так. Хохочешь и ждешь чего-то легкого-задорного, но сам понять не успеваешь, когда веселая книга в твоих руках обрела смысл. Много разных смыслов.
Вот здесь, пожалуй, главная тема - что такое прошлое и как с ним бороться. А бороться надо. Древнее царство и есть Древнее - оно стоит, как тысячу лет уже стояло, стоит застывшее и застрявшее в старых вещах. Движения нет. Только пирамиды. Предки возводили пирамиды, значит, и мы будем. Водопровод? Какой водопровод? Не надо нам этих странных новшеств. У нас святое и неприкасаемое царство. Диос так хотел удержать царство в первозданном виде, что сам себя сделал бессмертным - и не дает развиваться ни себе, ни царству. Время застыло. Время умерло. Его стягивают в свои пыльные недра пирамиды, а царство... царство и без времени проживет. Лишь бы все было по-старому и никогда, никогда, никогда не менялось.
Но жить прошлым - безнадежная затея, и придут боги, мертвые цари, конец света, что угодно, и заставят наконец-то сделать шаг вперед. И не будет уже "о боги, царь говорит с людьми, царь говорит, царь думает, какое неслыханное нарушение правил!". Будет новый царь (царица), будет все иначе. А где-то на другом конце Диска Диос... но это уже совсем другая история.
Книга веселая (хоть и не совсем так), интересная (хоть и не совсем так), и смыслы в ней есть, так что, в общем, она хороша, но мне чего-то не хватило. Я все книги Пратчетта люблю, а эту - меньше других. Она какая-то... унылая. По сравнению с циклами, с "Пехотной балладой". Вроде и есть все, что надо, а мало, мало и не очень качественно, что ли. Пратчетт всегда Пратчетт, с ним трудно понять, почему одна вещь нравится больше, а другая - меньше. Но эту я запомню - хотя бы за редкий шанс увидеть, как учат юных убийц. Гильдия - это ведь исток всех талантов Ветинари! Их быт прекрасен, а уж экзамен "не умри по дороге" - прекрасен в квадрате.
Спасибо, сэр Терри, как всегда, но я все же вернусь к циклам. Не хватает Ваймса и Смертюшки.

@темы: плоский мир, любимые авторы, книги

22:58 

carpe diem
Множественная вселенная полна маленьких, уютных измереньиц – игровых площадок творения, где вымышленные существа могут резвиться вволю, не боясь окриков суровой действительности. Иногда, если им случается сквозь прорехи измерений попасть в нашу с вами реальность, они оказывают воздействие на вселенную, давая повод к возникновению мифов, легенд или высказываний типа «надо ж было так напиться» или «немедленно прекратите хулиганить». © "Пирамиды", Терри Пратчетт

@темы: цитаты, плоский мир

22:54 

:D

carpe diem
Покойный царь обладал множеством прекрасных качеств, но способность творить великие деяния, увы, не входила в их число. Общий итог таков: число врагов, поверженных в прах его колесницей, = 0; количество тронов, сокрушенных его сандалиями, = 0; число случаев, когда он заставлял мир содрогаться, как колосса на глиняных ногах, = 0. Однако с другой стороны: периодов террора – 0; случаев, когда его собственный трон страдал от чужих сандалий, – 0; гонений на бедняков – 0, дорогостоящих военных походов – 0. Таким образом, жизнь его можно рассматривать как победу с ничейным результатом. © "Пирамиды", Терри Пратчетт

@темы: цитаты, плоский мир

главная