Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

в Ехо дела не бывают плохи

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
21:55 

"Держи марку!", Терри Пратчетт

carpe diem
...в стенах Почтампта и во внешнем мире понятия о нормальности явно не совпадают по вектору.

Жил-был мошенник по имени Мокриц фон Липвиг. Жил припеваючи, ловко подсовывал всяким доверчивым глупцам стекляшки по цене бриллиантов, копировал чужие подписи, в общем, деньги грёб лопатой, даже скопил приличную сумму и закопал её в чистом поле. Но как-то раз Мокрицу не повезло - поймали его и приговорили к смерти. И что там, казалось бы, патрицию какой-то вор и проходимец, легионы таких в Анк-Морпорке, любой правитель на месте Ветинари просто казнил бы Мокрицу да и забыл о нём. Но Ветинари не так прост. Он тиран, умный тиран, в его руках город, который должен работать исправно, как часы. Что сделал патриций, чтобы приструнить наглых хозяев Магистрали клик-башен и возродить из руин Почтампт? Правильно, поставил рулить Почтамптом Мокрица, вора и проходимца. Кто ж ещё справится с такой сложной задачей? Безумие, скажете вы, но Ветинари никогда и ничего неразумного не делает, все его планы рано или поздно приводят к нужному результату. Ведь патриций Ветинари знает всё, обо всём и обо всех.
К слову о патриции. Здесь, в отличие от циклов Ринсвинда и Смерти, его много, и он прекрасен. Мы встретим и Смерть, конечно, и Ваймса, и Стражу вообще, хоть и на заднем плане. Но первая скрипка, само собой, у Мокрица/Мойста фон Липвига.
История началась с того, что к Мокрицу на пороге смерти явился ангел. И дал, скажем так, второй шанс. Искупление грехов. Искупил ли свои грехи Мокриц? Пожалуй, нет. Стал ли он другим человеком? Пожалуй, нет. Он лишь изменился... самую капельку, но обманывать, водить за нос и присваивать чужое у Мокрица выходит всё так же хорошо, его авантюры по-прежнему оборачиваются успехом, а хитропланы по добыванию денег приносят деньги. Только господин фон Липвиг под конец так свыкся со своей новой жизнью и новой работой, что уйти не смог. И не захотел.
Чем мне нравится Мокриц - он безупречно владеет искусством не только дела, но и слова. Заболтает кого угодно, к любому найдёт свой ключик, с любым сможет договориться на выгодных (ему) условиях. Единственный, кто вгоняет Мокрица в трепет и растерянность, это, конечно, патриций Ветинари. Ну а так - талант не пропьёшь, и спустя совсем недолгое время Мокриц не только Почтампт воскресил и превратил в доходный бизнес, но и любимчиком Анк-Морпорка заделался, а ещё порушил все коварные планы жадных дельцов и вернул Магистраль её истинным хозяевам. Чем не герой? И опустим, что прошлое Мокрица фон Липвига не самое белое и не самое пушистое. Какой-нибудь тип с высокими моральными устоями просто не справился бы - нет, Мокриц лучше всех знает, что невозможно всегда бороться с помощью праведных методов, порой нужно приврать и немножко смошенничать.
Этот хитрый пройдоха отлично вписался в мир Почтампта, слегка ненормальный, признаться, мир. Все комнаты с пола до потолка забиты старыми письмами, а письма эти к тому же говорят, почтальоны там - големы и старички, люстры и статую бога Почты кто-то стырил, и в целом - мир-то разваливается. Никому больше не нужна почта. Клик-башни вытеснили бумагу и чернила, клики же быстрее, проще, надёжнее... Мокриц докажет людям - это не так. Он доставит письма многолетней давности, вернёт украденные буквы вывески, изобретёт марки и сам станет чуть ли не тем самым крылатым почтовым богом. Из воров в боги - почему бы и нет?
Книга великолепна. Цикл о Мокрице (хотя Мойст, честное слово, звучит лучше) очень рискует стать моим любимым после Стражи. Давай, господин фон Липвиг. Удиви нас, ты, как никто другой, умеешь удивлять - и держать марку.

@темы: плоский мир, книги

12:08 

"Мой лучший враг", Эли Фрей

carpe diem
Мне кажется, авторы, которые пишут книги о травле в школе, либо сами не имеют ни малейшего понятия, что такое вообще школа, либо намеренно сгущают краски, чтобы нас, читателей, напугать и впечатлить. Не вышло. Я работаю в школе, и мне не верится в этот мрак-кошмар-ужас-беспредел.
Начнём с того, что, помимо директора, школой рулят: завуч, социальный педагог, психолог. В том, что касается трудных детей. Ладно, допустим, отсутствие социального педагога можно списать на маленькой городок - наверное, там всё не как в больших, не знаю, честно. Но куда девался завуч, который точно есть в каждой школе? Завуч, между прочим, гораздо активнее занимается делами школьников, чем директор, больше о них знает, вникает во все дела, в том числе в асоциальное поведение некоторых лиц.
Ладно, допустим, завуч исчез, ушёл в отпуск, уволен или ещё что. Но не могут, простите меня, просто не могут ВСЕ учителя поголовно быть слепыми, глухими и бездушными. Здесь Томе посочувствовал только физрук, но в настоящей, не надуманной школе травлю давным-давно заметил бы хоть кто-то, тем более Стас и не таился вовсе. Заметил бы и пошёл либо к директору, либо к социальному педагогу (которого здесь нет, и это странно), либо сразу в полицию. Равнодушие учителей никак не объяснено - они директора боятся, место не хотят потерять, просто твари без сердца? Да кому какая разница, просто автору нужно, чтобы учителя не вмешивались. То же самое - родители. Да я никогда не поверю, что мамы-папы замученных Стасом детей (а их было много, судя по всему, не только Тома и компания), увидев, что директор не спешит наказывать мальчишку, не додумались пойти в полицию. Коллективно. Доказательств было полно, свидетелей тоже, если бы кто догадался развернуть процесс - всё, Стасик давно попал бы в эту свою исправительную школу.
Но здесь какой-то другой мир, мало похожий на реальность. Здесь всё и все против Томы. Стас безнаказанно обижает её, и даже физрук, который сказал, что защитит девочку, незаметно слился после одной сцены. Всем плевать, все ослепли и оглохли, никому нет дела до несчастных жертв.
Чепуха. Не бывает так.
А теперь что касается самой Томы и её отношений со Стасом.
Тому мне как-то не совсем жаль. Вроде бы - да, бедная девочка, подвергается жестоким издевательствам со стороны бывшего друга, жить спокойно не может, боится любой тени, медленно сходит с ума. Но, как и мир в этой книжке, Тома - не настоящая девочка. Не живая. Картонка. Кроме того, что она в детстве дружила со Стасом, мы о ней не знаем ничего - что любит, чем увлекается, о чём мечтает? Это не персонаж, это собирательный образ всех на свете стереотипных подростков: в голове только мальчики и платья, с подружкой болтает лишь о мальчиках и платьях, учёбу терпеть не может, на уроках занимается всякой ерундой, распивает алкоголь. Они там все, эти подростки, такие, одного от другого без имён не отличишь. И как будто не страшно - шестнадцать лет, все мы такими были... Не были. Даже в шестнадцать у меня и моих одноклассников имелись увлечения, интересы, мысли о будущем, разговоры о чём-то кроме парней и шмоток. И, по крайней мере, мы все были разные, а не под копирку.
Так вот, этой картонной девочке не особенно вышло сочувствовать, потому что и проникнуться ей автор нам не дал. Картонка же. И за её страданиями наблюдаешь как бы со стороны. А в какой-то момент Тома и вовсе начинает бесить своей невероятной глупостью. Хорошо, я не бывала в такой ситуации, я не могу поставить себя на место Томы и в полной мере понять, что она думала и чувствовала, но, боже мой, какая глупая девочка! Сто раз за книгу она пожаловалась, мол, никто мне не поможет, никто меня не поймёт, учителям плевать, в полиции плевать, психологу нет дела... А ты попробовала хоть раз пойти к психологу, к учителям, в полицию? Сделала хотя бы что-то, чтобы заявлять, какие все бездушные и меркантильные? Нет, просто по законам этого мира всем взрослым полагается не иметь глаз, ушей и сердца, а детям - молча страдать. Одна-единственная попытка взять и прямо рассказать той же бабушке о Стасе - и началось бы расследование, собрали бы кучу доказательств, опросили бы кучу свидетелей. Повторюсь - Стас не таился, все его выкрутасы были как на ладони.
Наверное, дело в том, что Тома захотела не решать проблему, а терпеть. Поэтому ей сочувствуешь ещё меньше - она ведь хотела, вот и делает, терпит. Смысла в этом не было никакого, Стас постоянно доказывал ей, что того мальчика из детства больше нет, точнее, он есть, но очень-очень глубоко, и без толку пытаться менять его, взывать к чувствам и совести... Тома решила, что сможет. И страдала. Никакого уважения к себе в этой девочке нет, есть только глупая, больная, ни на чём не основанная любовь к парню, который методично ломает ей жизнь и психику. Опять скажут - она же подросток! Ну и что? Подростки, к счастью, тоже бывают адекватными, да что там - герои детских книжек лет двенадцати-тринадцати ведут себя более разумно, чем Тома.
А финал убил своим полным идиотизмом. Единственное, что не давало мне потерять веру в эту книжку, - надежда, что в конце Тома обретёт уважение к себе, станет уверенной и сильной, начнёт с чистого листа. Почти так и случилось - у Томы наконец спокойная жизнь, хороший, заботливый, любящий парень... но зачем это нужно, в самом деле, надо бросить всё и бежать к Стасу, к тому самому Стасу, который издевался над тобой, швырял тебе в лицо раскалённые угли, совал тебя под кипяток, гонял, позорил и мучил. Ведь ты же его ЛЮБИШЬ!
Как мне надоел этот стокгольмский синдром везде и всюду. Этим нужно восхищаться? Уважать Тому за то, что она махнула рукой на себя и осталась такой же глупой слабой девочкой? Что вообще хотела нам сказать эта книга?
Ещё вопрос: на обложке стоит 18+, значит, читателей возраста Томы у неё, по идее. не должно быть. Но взрослым людям о скучной, растянутой на десятки страниц жизни подростков читать неинтересно, в такой картонный мир и героев они не поверят... для кого вообще написан "Мой лучший враг"?
И два слова о том, как именно он написан. Бывает, что в янг-эдалте плоский, бесцветный, никакой язык - почти всегда в нём так, но читать хотя бы можно. А такого паршивого языка я не видела ещё ни в одной книжке. Он не скучный, он откровенно плохой и безграмотный, как будто школьница писала: ошибки в сочетании слов, рубленые предложения и постоянные повторы-повторы-повторы. Куда смотрел автор? Куда смотрел редактор? Неужто нельзя было хоть немного почистить книгу, прежде чем выпускать в печать?
Пока худшее, что я читала в серии "Онлайн-бестселлер".

@темы: книги

23:27 

"Загадочное происшествие в Стайлзе", Агата Кристи

carpe diem
Так вот он какой, Эркюль Пуаро! Вот он какой, этот хитрый, умный, самоуверенный бельгиец с усами и непонятными шестерёнками в мозгу, которые работают не совсем так, как у других людей. Другие люди - это мы, читатели, и бедняга Гастингс, всю книгу не понимавший, а что же, собственно, происходит. Он пытался проводить своё расследование, но так... нелепо на фоне блестящих выкладок Пуаро, что несчастного остаётся только пожалеть. Впрочем, Гастингс - славный парень, и лучше (проще), наверное, смотреть на мир его глазами, а не через призму восприятия Пуаро, как и с Шерлоком Холмсом на роль рассказчика больше подходил доктор Ватсон.
"Убийца - садовник!" Что-то такое я слышала о романах Агаты Кристи и по ходу распутывания дела об убийстве хозяйки Стайлза подозревала всех, от невинной девушки до пресловутых садовников, служанок, аптекарей и проч. Инглторп был отброшен с презрительным фырканием - ну как же, слишком просто, слишком очевидно! Но Пуаро обманул всех, и Агата Кристи обманула тоже, оставив читателя лишь смиренно восхищаться её бурной фантазией и тонким умением вести рассказ и запутывать интриги. Кажется, у меня появился новый любимый писатель!
Так-то всё, конечно, обычный детектив: таинственное убийство, улики или отсутствие оных, допросы, следы, отпечатки пальцев на дверных ручках, нитки на защёлках, кофейная гуща в чашке... Но Пуаро вносит в процесс расследования особую изюминку, ведь он и сам особенный - хитрый, повторюсь, бельгиец, чрезвычайно уверенный в себе и своих способностях, любитель покрасоваться (по-доброму и довольно скромно, само собой), скрыть от всех свои догадки и выдать их в самый неожиданный момент.
Ещё мне книжек об Эркюле Пуаро!

@темы: книги

23:02 

"Куколки", Джон Уиндем

carpe diem
В этом дивном новом мире самого мира осталось очень мало. Может, и есть, конечно, где-то там, за Дурными землями и Зарослями, за морями-океанами, другие люди, другая жизнь, но никого это не интересует. Для обитателей дивного мира есть только они. Их вера. Их образ жизни. Их мораль. Их Святая Книга - не Библия, кстати, а куда более страшная и жестокая книга. Есть только они, великие люди, потомки Прежних Людей, и все должны быть по их образу и подобию - две руки, две ноги, пять пальцев... Отличаться нельзя. Даже самую малость. Даже крохотным шестым пальчиком на ноге. За любое отличие тебя заклеймят и вышвырнут на волю случая и таких же изгоев-дикарей. Чтобы стать человеком в этом новом мире, нужно получить документ, в котором твоя принадлежность к виду человеческому подтверждена.
Мир жуткий. Хотя мы видим его глазами ребёнка-подростка Дэвида, поэтому не знаем точно подробностей кошмара, который там творится - знаем понаслышке, из разговоров, слухов, догадок... до поры до времени. Но в конце концов Дэвид познал на себе, что за дивный мир, где родной отец готов гоняться за тобой с оружием только потому, что ты немножко отличаешься от остальных. Не в худшую притом сторону - в лучшую. Ты другой, но такие другие не нужны твоему отцу, как и прочим людям. Другой - значит, неправильный, значит, опасный... заклеймить, изгнать, а может, и убить.
Но Уиндем не был бы собой, если бы совсем не верил в Человека. Именно так, с большой буквы. Он не певец отчаяния, он не делает свой мир, как почти все авторы антиутопий, совсем уж безысходным. Нет, далеко-далеко за морем есть другие люди, другая жизнь - без фанатичной веры в Бога и Истинный Образ, без необходимости прятать себя-настоящего, врать и делать вид, что ты - как все. В эту новую жизнь Дэвид попадёт, и всё у него будет хорошо. Спасибо, Уиндем. Так и должно быть - мрачный мир с проблеском надежды, потому что Человек не может опустить совсем, не может всё человечество стать бездушными монстрами (верующими, святыми, убеждёнными в своей правоте).
Может, Бог, если он есть, и покарал Прежних Людей Бедствием за их нетерпимость и нежелание распахнуть пошире глаза и принять мир во всём его разнообразии и великолепии, не пытаясь сделать всё - и всех - одинаковыми.

@темы: книги, антиутопия

16:58 

"Алая буква", Натаниэль Готорн

carpe diem
Слишком много христианства в этой книге. Понятно, что Готорн писал о таких временах, и тема у него такая, но мне почти физически тошно было от бесконечного повторения слов: грех, стыд, искупление, покаяние... Они душат, окутывают мрачным коконом запретов, заповедей, косых взглядов и шепотков за спиной: "Грешница, изменница, прелюбодейка, шлюха!" Пуританское общество осудило Гестер Прин за измену мужу... которого не было с ней рядом три года, который не давал о себе знать, не писал, не приезжал, одним словом, исчез. А Гестер его никогда и не любила, о чём честно ему сказала в самом начале семейной жизни, и он согласился. Она изменила мужу с любимым человеком, и в этом её преступление. Она никого не убила, не ограбила, но на много-много лет её вынудили носить алую букву - символ греха, и что бы Гестер ни делала, как бы ни старалась, как бы люди не играли в дружелюбие, для них она всё равно - изменница, прелюбодейка, шлюха. И через год, и через два, и через семь лет.
Наверное, для своего времени это очень смелый роман. Гестер, конечно, глубоко переживает своё "преступление", ей больно от косых взглядов и злых слов, она покорно носит на груди алую букву, но... на самом ли деле она раскаивается в совершённом? Нет. Во время уединённого изгнания Гестер размышляла о понятии греха, о любви, о религии и в конце концов пришла к выводу, что никакая религия не имеет права вмешиваться в область наших чувств. И любовь - это прекрасно, даже если ты замужем и любишь священника. Гестер за свои муки получила куда больше, чем любая благочестивая пуританская женщина - свободу мысли, умение думать своей головой и делать свой личный выбор.
А вот мистер Димсдейл страдал куда больше, хотя о его соучастии в "преступлении" никто не знал. Он так безнадёжно погряз в своей вере, так глубоко впитал пуританскую мораль, что сам себя бичевал во много раз сильнее, чем могло бы суровое общественное мнение. Полюбив Гестер и совершив с ней "грех", он впервые сделал что-то по личному выбору, согласно своим личным чувствам... но ни разу потом не создалось впечатления, что Димсдейл действительно любит Гестер и готов что-то делать ради неё, тем более бежать с ней и строить новую жизнь. Гестер ничего не сделала бы с этим. Он слишком пуританин в глубине души.
Правда, кажется мне, Готорн не довёл образ этой необычной девушки до конца. В финале романа Гестер снова возвращается в городок, в котором ей было так плохо и одиноко, и посвящает себя заботе о людях, которые гоняли и ненавидели её. Зачем? То ли сама Гестер не выдержала собственных изменений и вернулась к прежнему, то ли автор испугался и резко сделал задний ход. Ведь точно так же он поступил и с Перл, моей любимой героиней, - огненной, непокорной девчонкой, не похожей ни на мать, ни на отца, ни на кого. Перл - это ветер, безумный вихрь, это пламя огня, которому нет дела до глупых пуританских законов. Она говорит, что думает, задаёт неудобные вопросы, не пускает в свою душу чужаков... но в конце становится такой же кроткой замужней женщиной, как и все прочие пуританки. Зачем? Причина наверняка та же самая.
"Алая буква" - один из любимых романов Айн Рэнд. Если честно, после этого я ожидала вызова морали, резкого перелома религиозных догм и нравственных правил... Это ещё не перелом, не совсем вызов, но точно - дерзкий взгляд пуританству в лицо. Это проблеск разума в дебрях веры, искра личности среди неистово религиозной массы.

@темы: книги

12:56 

"полномасштабное открытие в области научной психологии" (с)

carpe diem
Один вопрос: с какого перепугу эта книжка - "полномасштабное открытие в области научной психологии"? От науки в ней совсем чуть-чуть, от открытия - вообще ничего. В чём принципиальное отличие этой системы от других? В терминах вроде "шары", "рыбалка", "корм", да и всё, но нелепо называть подобное наукой, скорее как раз наоборот - это снижение психологии до уровня простого читателя, чтобы нагляднее/понятнее было. Популярная психология, то есть. Что касается "психоалхимии"... само собой, ни о каком сплаве этих двух наук в одну не идёт и речи. Автор всего лишь сравнивает что-то из психологии с чем-то из алхимии - ядро личности с философским камнем и так далее. Это всего лишь сравнения, метафоры, но никак не соединение и той, и другой науки во что-то принципиально новое. По сути, синтез тут лишь на уровне языка. И, на самом деле, такое чувство, что все эти параллели с алхимией и мифами нужны были автору исключительно для того, чтобы блеснуть своими знаниями, если их убрать, не изменится ничего.
Потому что ни о каких серьёзных вещах автор не говорит. Всё, о чём она пишет, понятно и в целом очевидно любому здравомыслящему человеку. Уважение к себе и другому, границы, эмпатия - любой человек, который вступает с кем-то в отношения, если он, конечно, не полный эгоцентрик, способен дойти до всех этих выводов сам. Книжка нужна, чтобы подтолкнуть и ещё раз всё разложить по полочкам - и только, это не открытие, не прорыв, не шокирующая, новая, невероятная информация об отношениях между людьми, так что аннотация бессовестно врёт и заслуги автора очень раздуты.
Конечно, книжка неплохая. В ней много действительно здравых мыслей, да и сам посыл - уважай себя, уважай другого - верен. Только вот на выражение этого посыла хватило бы и половины книги, большая часть занята всякими глупостями вроде "не прокачаете имидж - не будет у вас любви", довольно противными терминами "корм", "рыбалка", "крючки" т.д. и разделением мужчин-женщин по типам. Это самое нелепое. Мало того, что названия типов взяты по именам персонажей, в том числе классической литературы, и типы расходятся с характерами этих персонажей (не была Рапунцель такой, Золушка тоже, зачем использовать их, если они - совсем другое?), так автор ещё и претендует на охват ВСЕХ мужчин и ВСЕХ женщин. Якобы все - печорины, онегины, золушки, рапунцели, казановы. И все чувствуют/любят/думают примерно одинаково. И если вдруг женщина не хочет детей или замуж - у неё комплексы/она в депрессии/она фрустрирована... таким женщинам автор приписывает что угодно, только не сознательный выбор, ни словом не упоминает, что, да, есть такие женщины и это НОРМАЛЬНО. А так же есть те, кто не озабочен своей внешностью, кому хорошо в одиночестве... Всех под одну гребёнку. И это самое вредное в книжке. То есть у тех, кто не живёт схемами и типами, она не вызовет особо интереса, да и тем, для кого отношения - живой процесс общения душ, сближения, сродства, а не какая-то охота-тактика-попытка словить человека на удочку - тоже будет довольно неприятно читать.
Вывод: неплохая, во многом полезная книга, но очень много шелухи и стереотипности. Впрочем, судя по блогу автора, все мы - обычные люди, ничем по сути друг от друга не отличаемся и всё у всех работает почти одинаково, так что понятно, почему она такая.

@темы: психология, книги

16:45 

"Посох и шляпа", Терри Пратчетт

carpe diem
Все люди о чём-то мечтают. Ринсвинд, например, мечтал о скуке. Этот неловкий, трусливый недоволшебник вовсе не жаждет спасать мир, как некоторые, ему бы сесть в безопасном тихом уголочке да поскучать. Но у вселенной, конечно, на Ринсвинда другие планы. И снова, в третий раз уже, оказался он втянут в весёлые приключения, среди которых будут: сырая магия, которая вырвалась из-под контроля, боги, Ледяные Великаны, всадники Абокралипсиса, девушка, змеиная яма... список можно продолжать.
Любой на месте Ринсвинда давным-давно умер бы. Но есть у него один-единственный талант, который и талантом-то не назовёшь:Ринсвинд, как никто, умеет выживать. Ускользать из лап Смерти снова и снова, и отнюдь не благодаря каким-то изощрённым планам, вспышкам интуиции и проблескам великого интеллекта, нет, Ринсвинд просто берёт и делает первое, что взбредёт ему в голову. Скажем, на врага в сотню раз сильнее и могущественнее идёт с носком с половинкой кирпича внутри. И побеждает ведь! Воистину неумирающий волшебник, хотя под занавес этой книжки он таинственно исчез... впрочем, я за него не боюсь, такие, как Ринсвинд (а он такой, между прочим, один) могут пережить всё, даже падение за Край мира, даже конец света. Он выкарабкается. Как-нибудь. Как - узнаем в следующей части.
С Ринсвиндом в увлекательное путешествие-приключение на этот раз отправились: дочь Коэна-варвара Канина, которая не совсем воительница, а мечтает делать стрижки, воин-варвар Найджел, который не совсем варвар да и учился-то быть варваром по книге, сериф Аль-Хали Креозот, не совсем правитель, которого тянет писать стихи, единственный и неповторимый Сундук, который, хоть это и несвойственно Сундукам, влюбился. Так же активно участвуют в свистопляске с Аброкалипсисом: патриций Ветинари, библиотекарь Незримого Университета (Уу-к!), все волшебники Незримого Университета, восьмой сын восьмого сына восьмого сына... в общем, Койн, чудесник, первый за о-о-очень долгое время, джинн, ковёр-самолёт, шляпы (одна - Ринсвинда, вторая - аркканцлера), Смерть (одна штука), всадники Абокралипсиса (четыре штуки), Ледяные великаны (много штук), а на заднем плане даже разозлённые боги. Будет весело. Всадники, например, не устроили свой Абокралипсис, потому что напились в таверне и напрочь забыли о нём. А патриция превратили в ящерицу. А Наложницы в гареме Креозота сказки рассказывают, а вовсе не то, о чём вы подумали.
В общем, всё задорно и абсурдно, как всегда у Пратчетта. С убойным юмором, грустинкой в конце и щепоткой мудрых мыслей. Начинаю новый 2017-ый год с сэра Терри и безумного Плоского мира, и, значит, год обязан быть интересным, ярким и слегка (а может, не слегка) сумасшедшим.

@темы: плоский мир, книги

20:03 

"Потерянные поколения", Ив Престон

carpe diem
Книжка это - в целом типичный янг-эдалт. Война, повстанцы, героиня не такая, как все, особенная, всем непременно нужная и для общего дела важная, красивый и талантливый парень как будущая любовь героини, миссия, испытания и т.д. Всё как положено, ни один элемент не упустили, разве что ярко выраженной любовной линии (пока) нет, но раз уж это не конец - значит, всё впереди. И написана книжка типичным для янг-эдалта образом - от первого лица в настоящем времени, скупые описания, почти полное отсутствие подробностей.
Язык ужасно скучный - а ведь даже этим несчастным первым лицом написать можно хорошо, "Меня зовут Лис" вот намного лучше в этом плане. Но с сюжетом и героиней всё-таки не совсем плохо. Мне даже... понравилось. Даже захватило и вызвало интерес ко второй и, наверное, третьей части цикла. В конце концов, мир довольно интересный, акценты там немножко смещены с привычных позиций: вот, скажем, тирана-правителя нет, главный Министр вполне себе адекватен, повстанцы не то чтобы повстанцы (о них дальше будет, пока не очень понятно), миссия - не свергнуть тирана, а вернуться в родной город, захваченный врагами со стороны. Изюминку сюжету добавляют силенты, странные люди без памяти и дара речи, с выцветшими эмоциями, профайлеры - побочный эффект технологий этого мира, ещё более странные создания, способные читать в чужих душах, да и сами технологии - Ускорение, рендер, всё прочее - интересны и, на мой неопытный в таких вещах взгляд, выписаны хорошо.
С героиней как бы тоже всё не так печально. Пускай Арника самый лучший Смотритель, Носитель Знания, курсант, не ходивший ни дня в рекрутах, обладательница особых талантов и загадочных секретов... она всё-таки, в отличие от Трис из "Дивергента", сделала себя сама. Это не таинственное нечто сделало её самой-самой, а она сама - изматывающими тренировками, добытой информацией, приложением немалых усилий. Потом, в Корпусе, ей тоже не всё даётся с первого раза, и уважение-симпатию сокурсников она тоже получает не просто так. В целом виден внутренний рост героини над собой, её развитие, она не стоит на месте, а ведь как раз стоянием и необоснованной "самостью" страдают ГГ почти всех янг-эдалтов, особенно девушки.
Как ни странно (тоже редкость для янг-эдалта), понравились и второстепенные персонажи. Умный и светлый мальчишка Берт, Виктор, Нестор и Гектор (аж три штуки братьев-близнецов, это было внезапно!), Кондор с его тяжёлым прошлым... и тот неизвестный человек, который сохранил секрет Арники. Какой секрет? Как Арника связана с этим человеком, да и вообще с ситуацией? Какие они - малодушные, спрятавшиеся где-то в бункерах? Вопросов для второй части хватает, и она, пожалуй, получится интересная.
"Потерянные поколения" - книжка вполне себе ничего, но до уровня хотя бы "Меня зовут Лис" не дотянула (сравниваю по серии), а янг-эдалт бывал и получше.

@темы: антиутопия, книги

19:56 

"Чума", Альбер Камю

carpe diem
Люди думали, что с чумой покончено. Они думали, чума осталась где-то там, в далёких временах, а уж сейчас-то, в современном мире, никто не заболеет чумой, это невозможно, об этом даже подумать смешно. Не сразу болезнь, вспыхнувшую в Оране, признали и назвали этим страшным словом "чума". Нет, по началу и жители надеялись, что всё обойдётся, и власти не хотели раздувать панику... кто знает, может, именно там и был упущен момент, когда эпидемию ещё можно было остановить. Дальше - всё. Крысы, странные симптомы, два-три смертных случая... оранцы и оглянуться не успели, как чума пришла к ним в город и расположилась в нём на правах хозяйки.
Об этом очень тяжело читать. Хотя язык лёгкий, строчки бегут, но - безумно тяжело. Представлять себе, как всё это было, как люди умирали почти без надежды на выздоровление, сгорая за пару дней, словно свечка, как доктор Риэ, добрейшей души человек, хочет помочь, пытается спасти, но - не может, как день за днём гибнут сотни, тысячи, как меняется и переворачивается с ног на голову вся привычная и спокойная жизнь Орана. Городок оказался замкнут сам в себе. Запрещены любые контакты с внешним миром. Это правильно, но как же трудно - не знать, как там твои близкие, оставшиеся в зачумлённом городе или, наоборот, уехавшие из него и не имеющие возможности вернуться. Тоска. Горечь разлуки. Постоянный страх за жизнь - свою и близких. Неуверенность в завтрашнем дне. Душевная пустота и апатия. Похороненные мечты. Оборвавшиеся истории... а ведь каждый человек - это целый мир! И так бесконечно, смерть за смертью, вакцина не помогает или помогает слабо, прививки почти не предохраняют от заражения... и даже когда чума, казалось бы, затухла и оставила Оран в покое, в самые последние минуты этой ужасной эпидемии кто-то умирает. Кто-то, ставший мне, читателю, очень близким и важным.
"Чума" похожа на "Противостояние" Кинга, но, пожалуй, даже и страшнее. Камю рассказывает не только о погибших, не только сухими фактами-цифрами, - с помощью дневника наблюдений Тарру он рисует эпизоды из жизни зачумлённого города, разговоры, трогательные сценки, размышления, признания... Он показывает нам, что и правда каждый человек - это мир. Тарру борется со смертной казнью. Гран без конца шлифует одну-единственную фразу своей книги. Рамбер изо всех сил пытается сбежать из города к любимой жене. Отец Панлю призывает всех искать спасения в Боге. Безымянный старик плюёт в кошек. А сколько ещё историй, жизней, миров в каждом доме, на каждой улице? И многие из них оказались жестоко оборваны чумой.
Впрочем, главная тема у Камю - не столько эпидемия страшной болезни, сколько... одиночество. Разобщённость и духовное одиночество человека в мире. Пустота в душе. Оранцы жили так и до чумы, а чума... изменила их. Заставила куда сильнее ценить близких людей и красоту мира, понять наконец, что не вещи главное, а люди, такая простая и в то же время очень хрупкая связь людей. Любовь во всех её разнообразных проявлениях.

@темы: книги

20:36 

"Дарители. Дар Огня", Екатерина Соболь

carpe diem
Раньше я говорила, что современные русские авторы (особенно для детей, особенно фэнтези) писать не умеют. Забираю свои слова назад. Умеют. Очень даже умеют. "Дар огня" - чуть ли не самое лучшее детское фэнтези, что я вообще читала.
На первый взгляд - всё как обычно. Жил-был мальчик Генри, жил в лесу с отцом, люди его боялись и называли чудовищем, потому что у Генри был дар сжигать прикосновением. Когда-то своя особая сила была у каждого, но Сердце волшебства - источник даров - почти погасло, много-много лет назад. Теперь уже никто не помнит, как оно было на самом деле, Сердце, жестокий король Освальд, храбрый герой Сивард - это легенды, сказки, сюжеты для ярмарочных представлений. А Генри о них вообще знать не знает. Но именно его выбрал таинственный волшебник Барс, чтобы отыскать Сердце и вернуть дары людям. Только вот Генри не хочет это делать. Он ненавидит людей, а свой дар - единственный дар во всём королевстве - считает проклятием.
Всё, что происходит дальше, казалось бы, обычный квест. Точки на карте, по которым нужно пройти, загадки, которые нужно разгадать, испытания воли, силы, храбрости, волшебные создания, враги и друзья, зло и добро. Но не так уж всё просто в "Дарителях". Это история не о борьбе добра со злом. И даже не совсем о магии и чудесных дарах. Самое главное в долгом и трудном пути Генри - не конечная точка, не возвращение Сердца, а то, как сам Генри изменился, то, как он вырос над собой, понял и принял себя. Чудовище. Так его называли люди, да и он сам в конце концов в это поверил. Генри отправился в путь не столько ради людей, сколько ради себя - он хотел избавиться от дара огня, стать обычным, нормальным, таким же, как все, но... Мы не выбираем, какими нам родиться. Мы только можем решить, что с этим делать. Дар огня - не зло и не добро, он просто есть, и уже в руках Генри, как с ним поступить, для чего использовать, покориться жестокому духу пламени в своей душе или нет. Нет никакой судьбы. Нет никакого предназначения. Есть лишь мы - и наш собственный выбор. Генри выбрал идти до конца, выбрал довериться - и себе, и людям, - и обрёл долгожданный душевный покой. Он понял - мир не делится на чёрное и белое, а люди - на хороших и плохих. У шахматной фигурки две стороны, белая и чёрная, и точно так же с миром и людьми.
В "Дарителях" на самом деле нет ни одного чисто светлого или чисто тёмного персонажа. Нет механических кукол, нужных, чтобы воплотить идею добра и зла, а ведь такое нередко встречается в сказках. Нет, все они - просто люди, со своими страхами и ошибками, они порой предают, обманывают, даже служат причиной чьей-то смерти, но не это делает их теми, кто они есть. Выбор. Главное - выбор. Джетт предал Генри, но искупил свою вину - и, я уверена, во второй книге они ещё обязательно встретятся. Или, например, Сивард. Он и спас мир, и погубил, сделал большое добро и большое зло. Это не герой в привычном смысле слова, идеальный и несокрушимый, это просто... человек, которому тяжело справляться с ношей на своих плечах, которого раздирают изнутри душевные бури. Все они такие - двухсторонние, даже Освальд, который-то, казалось бы, уж точно злодей всех злодеев. Нет, даже в нём есть какие-то светлые чувства, какая-то любовь к своим сыновьям... ведь так оно и бывает в жизни - чёрное и белое, две половинки одного целого.
В "Дарителей" влюбляешься с первых строчек. Я ещё думала, покупать ли бумажную книгу, открыла, прочитала несколько слов... и купила. Потому что язык чудесный. Простой, а в то же время яркий и красивый, лёгкий и ладный, как кружево. Вот уж язык такой у современных наших авторов фэнтези встречаю впервые. Ничего лишнего, всё ясно и просто, и всё-таки падаешь в этот мир с головой, живёшь в нём, и герои тоже - как живые. В целом история закончена, но я с большим удовольствием прочитаю вторую книгу, снова встречусь с Генри, Агатой, Джеттом, Олдусом, со всеми ними. Они стали как родные мне. А книжка - одним из самых приятных книгооткрытий года.

@темы: книги

19:55 

"Узница Шато-Гайара", Морис Дрюон

carpe diem
Любой неправый поступок, даже свершенный ради правого дела, несет в себе проклятие.

Вторая книга из цикла "Проклятых королей" показывает, что проклятье-то - не слова сожжённого на костре магистра тамплиеров, не колдовство, не магия... а твои собственные поступки. Ты сам навлекаешь на себя несчастья и смерть. Что бы ты ни делал, с какой бы целью, рано или поздно твои дела повлекут за собой последствия, и ты получишь то, за что, в конце концов, и боролся.
Мариньи постигло справедливое наказание - та самая жёсткая справедливость, когда человек, причинявший боль и страдания другим людям, умирает в такой же боли, в таких же страданиях. Мариньи обманывал, обкрадывал, отнимал жизни невинных людей - теперь уже его обманули, обокрали, у него теперь отняли жизнь. И, в отличие от многих людей, Мариньи хотя бы перед смертью осознал, за что он погибает, ту самую главную суть любого проклятия - осознал, смирился и умер, можно сказать, с чистым сердцем, без ненужного сопротивления и попыток удержаться за жизнь. Его не жалко, разумеется. И никого, на самом деле, в этой книге не жалко, даже Маргариту, убитую ради политики и короны. Она это заслужила, она к этому и шла - что ж, вот и получила, сказать тут больше нечего. Почему-то сочувствуется одной Бланке - она вроде как менее виновата и более человечна, чем Маргарита, хотя тоже с удовольствием изменяла мужу. Ну, и Мари. Мари - единственный светлый и добрый человек среди моря жадин, обманщиков, скупердяев, насильников и эгоцентриков - даже Гуччо, который вроде как заботится о ней и любит её, не прочь поживиться чужим добром и натворить всяких дел ради своей выгоды.
Редкое сборище очень неприятных людей. Но читать о них, тем не менее, интересно. Кто сядет на трон следующим, что сделает, чтобы удержать свою власть, какие новые реформы устроит в стране... Людовик, например, порушил всё, ради чего жил и трудился его отец Филипп Красивый. Вернулись к тому, с чего начали. Эх, бедная Франция. А дальше будет ещё хуже? Хитрый Дрюон тут и там бросает расплывчатые намёки: а вот этот не знал, что через n лет наденет корону, а вот эта не знала, что будет вершить судьбы Франции... и так далее. Хочется скорее читать дальше, тем более что написаны книги легко и приятно.
Ещё раз большое спасибо Марьяне за совет!

@темы: книги

22:53 

"Последнее правило волшебника. Исповедница", Терри Гудкайнд

carpe diem
Неужели это "Правило" - последнее? Не верится! Я ведь читаю этот цикл аж с 2014-го года - одиннадцать книг, было и страшно, и больно, и скучно, и волнительно, и задумчиво, а в целом... не могу сказать, что "Меч истины" - идеальный цикл, но я не бросила его на полпути, дочитала, а это уже о чём-то говорит. И он навсегда останется у меня особенным. Я не видела других фэнтези-историй с такими идеями и, наверное, не увижу, слишком они редки вообще, а для фэнтези и подавно. Не жалею о потраченном времени. Оно стоило того. Да, Терри наступил под конец на извечные грабли авторов - затянул, разбавил водой, увлёкся живописанием страшилок и повторением прошлых серий, отошёл от заповеди Рэнд, на которую, собственно, и равняется - всё должно быть сказано просто и ясно, без лишних слов. Лишние слова были, было их много, если всю шелуху убрать - книжки на две-три цикл точно меньше станет. Но о лишнем немного ниже, а пока - хочется просто сказать Гудкайнду "спасибо". Он проделал большую и важную работу. Он сделал из жанра фэнтези что-то замечательное - серьёзное, глубокое и нужное всем людям на свете, какого бы возраста они ни были, в какую бы эпоху ни жили. Свобода. Разумный эгоизм. Опора на здравый смысл. Бессмысленность пустой веры. Гудкайнд говорит о важных и необходимых вещах, а это в любом случае непросто.
Что ж, цикл завершился... хорошо. Почти так, как я ожидала, но не предсказуемо... просто Ричард Сайфер-Рал мог закончить эту безумную войну только таким образом. Жёстко, кроваво, а в то же время - так, что имперцы не смертью расплатились за свои грехи, нет, они получили куда более тяжёлое - и заслуженное - наказание. Теперь они будут нести бремя собственных же убеждений, будут жить по собственной философии, но без тех, на кого можно это выплеснуть - остались только они, им и терпеть, им и страдать в мире без магии, веря в фантомы, беспомощно барахтаясь в реальности, к которой они не приспособлены, в котороц они жить не умеют. Нет больше иллюзий. Они получили то, за что боролись. И это, по-моему, высшая справедливость, намного лучше так, чем если бы все имперцы просто были убиты. Ричард поступил как Ричард. Его финальный выбор, его победа - целиком и полностью в духе Ричарда, в духе его философии, и это, чёрт возьми, замечательно! Крайне редко вижу таких цельных героев, особенно в фэнтези.
Понравилось так же завершение линии с Дженсен. Понятно теперь, откуда взялись потомки Ралов, про которых "Закон девяток" и далее. Очень жалко Энн. Почему именно её убили, почему живы все остальные главные персонажи, только не Энн? И почему, скажите мне, Гудкайнд так любит разбивать сердца - Верна осталась без Уоррена, Натан без Энн, Никки без Ричарда... хотя последний случай - особенный, мне в целом не нравится эта любовь Никки к Ричарду, вроде как объяснимая, но очень уж внезапная и ненужная сюжету. С любовью, в общем, всё плохо здесь, хотя сцена со свадьбой Кары была... чудесная. Так трогательно ознаменован конец старого мира и начало нового - мира, где морд-сит смеются, улыбаются и любят.
Если не считать любовных линий и смертей (их не так много, к счастью, как у Мартина) - всё кончилось хорошо. Так, как и должно было кончиться. И для меня это совсем конец, нет никаких "Машин предсказаний" и прочей тягомотины, лишь бы растянуть цикл дальше. Нет, логичный финал - здесь, все жили долго и счастливо, ура. Не надо больше мучить Кэлен и Ричарда, пожалуйста, дайте им спокойно жить и любить друг друга, ведь они тут натерпелись достаточно.
В самом деле, сцены с жизнью Никки и Кэлен у Джеганя - самые страшные. И слава Создателю, этот несчастный сноходец наконец-то погиб! При чём погиб, как я и хотела, как правильно, - без лишнего пафоса и ореола мученика, без громких слов и долгих прелюдий... Джегань умер тихо и незаметно, согласно собственным же мыслям о ничтожестве человека, да он и не заслужил иной смерти. Редкий, кстати, случай, обычно в фэнтези главный злодей умирает громко, зрелищно, демонстративно. У Гудкайнда этого нет. Потому что, как Ричард верно говорит, не Джегань - враг и зло, не против Джеганя они сражались, а против Имперского Ордена. Орден тоже умер как надо.
"Исповедницей" я довольна больше, чем "Призраком" - начало затянутое, читалось с большим трудом и перерывами, зато вторая половина книги очень хороша. Да, наверное, Ричард немного перебарщивал с философскими речами, но, в конце концов, как и книги Рэнд, этот цикл, по-моему, в большой степени философский. Это не банальное фэнтези с движухой и масштабными боями. Гудкайнду важно было выразить идеи, он это сделал через главного героя - и сделал правильно. Достоверность, быть может, и проигрывает, зато наполненность смыслом - наоборот.
Замечательный цикл. Несмотря на не самые удачные последние части, на мои жалобы в адрес Гудкайнда, на кое-какие сюжетные косяки - я не жалею, что собрала его у себя на полке. Он вполне заслуживает быть перечитанным и обдуманным ещё раз.

@темы: меч истины, книги

21:22 

"Живые. Книга 1. Мы можем жить среди людей", Варвара Еналь

carpe diem
Случилось страшное - я прочитала книжку современного русского автора. Да ещё и фантастику. Да ещё и для подростков.
Были сомнения, но, к счастью, не оправдались. Эксперимент удался. Вывод: русские авторы могут интересно писать. Точней, истории интересные придумывать и персонажей ярких, с языком-то большая беда, и это немножко снизило моё восхищение книгой. Ну вот почему, скажите мне, многие авторы полагают, что рассказать историю - достаточно? Сухим, топорным языком, на уровне школьных сочинений, что ли, со штампами, банальными формулировками, просто (в плохом смысле) и скучно. С точки зрения языка книжка самая обычная и серая. Один из тех случаев, когда я могу совершенно спокойно и точно сказать: у меня получилось бы лучше, да много у кого получилось бы.
Но сама история, к счастью, свободна и от штампов, и от серости-обычности, и от глупой привычки авторов янд-эдалта писать для подростков. То есть - максимально упрощённо, сладко, нелогично, пафосно, лишь бы струнки их подростковых душ затронуть. В янг-эдалте непременно должны быть: любовный треугольник, Избранный (ая), какой-нибудь однозначный злодей, страшный и несправедливый уклад жизни, Сопротивление (то есть кучка тех самых бессмертных подростков), Великая и Вечная любовь, тем не менее высосанная из пальца и завязанная на "он красавчик" или "он такой крутой, что я не могу дышать рядом с ним". Даже мои любимые "Голодные игры" кое-чем из этого грешат. "Живые" - нет. Они вообще о другом. Ни страшного уклада жизни, ни Сопротивления не будет. Будет любовь, но не совсем обычная, на первый взгляд даже кажется, что никакой любви нет, хотя на ней-то, настоящей, крепкой, глубокой, всё и завязано, она-то и есть решение всех проблем и путь к спасению. Но не так, как в "Делириуме", например. Просто не так, как мы привыкли, не так, как можно было бы ожидать.
Что в "Живых" хорошего? Во-первых, интересный мир. Будущее, космос, технологии, роботы, заменившие на производстве людей, множество новых препаратов и гаджетов, которые очень облегчили людям жизнь. Но, как оно часто и бывает, люди переборщили с этим самым облегчением. И, как досадную помеху, как неразумную трату ресурса, выбросили на свалку прошлого любовь. Если честно, я немного напрягалась и ждала, что потеря людьми способности любить сведётся тут, как у Глуховского, к семье и детям, и правда, тема рождения детей "из пробирок" затронута. Но всё хорошо. Она не однобока, эта тема, только ей дело не ограничивается, любовь здесь вообще показана шире, чем в "Будущем": это любовь не только к любимому человеку, но и к родителям-детям, к братьям и сёстрам, к друзьям, даже к роботам! Любовь в большом смысле слова, любовь как привязанность в целом, как нерушимая связь между людьми. Ведь от вируса спасались не только влюблённые парочки, спасались и те, кто любил ребёнка, друга, робота, просто хоть кого-то любил.
Основная проблема этого мира - в потере любви. Люди зациклились на прогрессе и потеряли кое-что не менее важное. Мне показалось, что прогресс тут вообще осуждается, мол, прогресс - априори плохо, но вроде бы только показалось, в конце концов, герои очень активно пользуются достижениями прогресса и радуются, что они, эти достижения, у них есть.
Во-вторых - любовные линии. Их почти нет. Их нет в привычном, уже поднадоевшем смысле слова, когда охи-вздохи, любовь из воздуха, треугольники и прочие фигуры, много пафоса и мало глубины. Здесь именно с глубины всё начинается. О любви говорят лишь ближе к концу книги, называя её именно так, но до тех пор мы просто ВИДИМ, что Фёдор любит Таис, а Коля - Эмму, это видно по их поступкам, они любят в действии. Эти дети, заброшенные на космической станции без взрослых, на попечении роботов, не знают, что такое любовь, и мы раньше их догадываемся, что их чувства друг к другу - она, любовь, и есть. Очень редкий для янг-эдалта случай. Очень редкий вид любви - забота, тревога друг о друге, дружба, понимание, готовность жертвовать собой... при полном отсутствии поцелуев и (почти) объятий, при полном отсутствии слов о любви и любовных признаний. Герои лишь пару раз признаются, но это выглядит так по-настоящему, так тепло и хорошо!
В-третьих - персонажи. Они и правда неплохи. При обычном засилье в янг-эдалте избранных и наделённых всякими бонусами (магия, пророчество, миссия, etc) в "Живых" все подростки - всего лишь подростки. Ну, ладно, есть один сын бывшего капитана корабля. А так они просто жили себе, не подозревая о том, что творится вокруг них, и сама жизнь, случайные и страшные обстоятельства, заставили их бороться, меняться, брать в руки оружие и воевать. Не с правительством, нет, и пока что не с системой. По сути, они воюют с такими же людьми, только изменившимися до неузнаваемости. Но большая часть сюжета - не война, нет, а попытки героев разобраться, что к чему, понять себя и друг друга, выжить. Они раскрываются постепенно. И все они - разные. Таис - резкая, злая, упрямая, но смелая девчонка, которая может чуть ли не голыми руками робота убить - не потому, что Героиня, а потому, что решительности и огня ей не занимать. Эмма - умница, отличница, безукоризненно следует Закону, мечтает проявить свои способности, которые у неё, между прочим, и правда есть. Фёдор - островок спокойствия и разума, добрый и тёплый парень, которому не надо говорить слово "любовь", чтобы стоять горой за свою Таис. Коля - гений-программист (опять же, не потому, что Герой, а потому, что правда умеет и может), ответственный, взрослый. У остальных героев, хотя они показаны чуть меньше, тоже есть свои чёрточки и изюминки. Понравились все. Не потому, что все хорошие, а потому, что разные.
Ну и в-четвёртых - сам сюжет, сама интрига. Она интересная. Автор не вываливает её на читателя сразу же, но и не тянет с разгадкой, давая её, впрочем, небольшими порциями, неспешно и логично. Эта интрига держит, увлекает, заставляет взахлёб читать страницу за страницей, а финал оставляет стойкое и сильное желание бежать скорее за продолжением.
Правда очень славная книга. Ожидала от неё немного другого, да и язык не дотянул, но, на самом деле, это мелочи, а самое главное - я теперь не буду бояться русских авторов. Могут они всё, ещё как могут, если захотят.

@темы: книги

22:09 

"Госпожа Бовари", Гюстав Флобер

carpe diem
Эмма Бовари - это Анна Каренина, только хуже. Та хотя бы деньги мужа на свои прихоти и услаждение любовников не тратила. Ну а на самом-то деле - та же самая банальная история.
Жила-была Эмма, девушка якобы по развитию своему выше всех окружающих, умнее, душевнее, глубже... Это о ком-то другом, уж точно не об Эмме. Всё отличие этой взбалмошной девицы от окружения состоит в том, что она читала книги, но не какие-то серьёзные и требующие мыслительных усилий, нет, любовные романчики она читала. Из этих романчиков Эмма нахваталась сладких, красивых, очень пафосных и очень нереальных грёз: о поцелуе под луной, о ночах страсти, о принце на коне белом, о рассветах в объятиях любимого, о лучиках солнца в его волосах, о красоте невероятной и любви бесконечной. Эмма хочет жить, как в романах. Но так жить почему-то не получается. Не складывается картинка идеального мира, распадается на кусочки карточный домик иллюзий.
Анна Каренина хотя бы любила своего Вронского. Эмма не любит - она играет в любовь. Пишет у себя в голове сказку о принцах и томных вздохах, сама же эту сказку в жизни разыгрывает, очень старается, чтобы все её страсти были возвышенными, вздохи - томными, клятвы - вечными, слова - громкими, признания - трогательными до слёз. И влюбляется она тоже не в реальных людей, а в свою же собственную иллюзию. Посватался к ней Шарль - не то чтобы умный и глубокий человек, на принца совсем не тянет, но Эмме почудилось, что она влюблена, и Эмма, недолго думая, выскочила за него замуж. Но так же быстро разглядела, что не любит мужа и что он, муж, вовсе не идеал её романтических мечтаний. Этот идеал она изо всех своих сил воплощала то в виконте на балу, то в Леоне, то в Родольфе... то снова в Леоне и снова в Родольфе. Но реальные люди были бесконечно далеки от её красивых сказочек, как и реальная жизнь.
Это не глубина чувств, нет. Это не тонкая и трепетная натура, которая возвышала бы Эмму над скучными обывателями. Это просто детские глупости, розовые мечты, попытка исказить реальность под свои нужды: топнуть ножкой и крикнуть: "А вот хочу принца и любовь!". Но жизнь так не работает. И в конце концов она обрушилась на Эмму внезапным ударом по голове - любовников нет, зато есть непомерные долги. И, конечно, как любая анна каренина, Эмма, вместо того, чтобы распутывать клубок своих проблем, признаваться мужу, брать себя в руки и что-то делать, решила всё легко и просто: наглоталась мышьяка. И умерла. Ведь умереть-то легче, чем признать, что ты была дурой.
Честное слово, не вижу, чем таким Эмма Бовари может восхищать. Ярко и сильно чувствовала? Так это и не чувства были - вспышки, импульсы, иллюзии, которыми она сама себя щедро подпитывала, читая любовные романчики. Глубоко и безумно любила? Безумно - да, но не от великих чувств, а просто потому, что героини всех любовных романов обязаны любить до одури, до потери сознания. Не хотела скучной и унылой жизни с Шарлем, пыталась вырваться из серого круга обывателей? Да не пыталась она. Ничего она не делала, чтобы реально возвыситься над окружающими, обрести что-то, недоступное им, она просто вздыхала, читала книжки, падала в обмороки, изменяла мужу и страдала. Не от большого ума, уж точно.
На фоне Эммы Шарль, которого обвиняют в серости, убогости, занудстве и слепоте, выглядит куда более привлекательным человеком. Да, он обыватель. Да, он неумелый врач, так себе спутник жизни, неинтересный собеседник... Зато он любил свою Эмму искренне. Ему не плевать было на родную дочь. Он старался, в меру своих обывательских сил, окружить любимую супругу заботой и вниманием. Ну и, самое главное, он в жизни хотя бы что-то делал. Лечил людей, занимался проблемами дома и семьи - это очень по-обывательски, потому что, кроме этого, ничего в Шарле и нет, но это намного, намного лучше тупого бездействия Эммы, её глупых страданий и метания в потоке надуманных, противоречивых, иллюзорных чувств. Шарль думал об Эмме, а Эмма не думала ни о нём, ни о дочке, ни даже о своих любовниках, у неё на уме только ЭммаЭммаЭмма, только её личные нужды, её фантазии, её хотелки. Хочу вот эту красивую штучку - покупаю, и плевать на семейный бюджет.
Отвратительная женщина. Ни капли симпатии не вызывает.
Но роман не слишком понравился вовсе не из-за Эммы. Просто я так и не поняла, что в этом романе такого особенного? Было много таких же историй, о таких же женщинах, с таким же финалом. Да, язык приятный, да, чувства и душевные состояния выписаны хорошо, но так многие классики (почти все) пишут, не только Флобер.

@темы: книги

14:04 

"Железный король", Морис Дрюон

carpe diem
Дрюон не нуждается в том, чтобы его рекламировали обложками "под Мартина". Он великолепен сам по себе. И, по-моему, пишет лучше, ярче, увлекательнее, чем Мартин - к счастью, без затянутых, ненужных описаний, без сюжета, который топчется на месте из книги в книгу. У Дрюона всё коротко, ясно и по делу. Он рисует перед глазами насыщенную, полную картинку событий, интересные и не похожие друг на друга образы героев, используя для этого минимальное количество слов. Не знаю, кому как, а по мне - это признак таланта.
Лишний раз убедилась - исторические романы бывают нескучными. О, ещё как бывают! Смерть, зависть, ревность, измена, обман, грабёж, предательство, и снова по кругу, и становится тем более жутко, что все эти вещи имели место быть в реальности. Впрочем, не знаю, каков процент выдумки у Дрюона, может, он просто взял реальные события и оплёл их красивыми, меткими словами. В любом случае - было здорово. Ни разу не возникло мысли, что лучше бы тут автор сказал поменьше, а тут - побольше, ни разу я не задавалась вопросом, а зачем автору эта сцена. Все сцены нужны и важны, все эпизоды на своих местах, ничего лишнего, и всё равно - герои как живые, в них безусловно веришь, их судьбами увлекаешься искренне и глубоко.
И пускай здесь нет ни одного (ну, разве что Мари?) положительного персонажа - все с червоточинкой, все с тайными мыслишками и грязными делишками, все заботятся о чём-то своём, и редко этим чем-то является семья, любовь, свобода, честь и так далее. Деньги. Власть. Дела королевские. Похоть. Жажда новых ощущений. Земли. Репутация. Да что угодно. Интересы всех этих людей пересекаются, сталкиваются, конфликтуют, и непонятно, кто одержит верх, кому улыбнётся удача, в чьих руках окажется лакомый кусочек. Кто и как в конце концов расплатится за свершённые преступления.
О Филиппе Красивом сложно думать что-то конкретное. Не могу сказать, понравился он мне или нет, прав он был или нет, достойную жизнь прожил или нет. Он был не просто человеком - королём, а король должен думать в первую очередь о нуждах государственных, потом уже - о личных. Правда, Филипп слегка спутал интересы страны и интересы народа - страна-то возвеличивалась, получала всё больше, а люди, её жители, прозябали в голоде и нищете, под гнётом непомерных налогов. С другой стороны - Филипп дал множеству людей свободу, шанс самим распоряжаться своими жизнями, а это огромный, бесценный дар. Я не могу ответить на вопрос, который задавал сам себе Филипп перед смертью: был ли смысл в его жизни, была ли эта жизнь полезна и достойна, были ли в ней хорошие поступки, сделал ли он кого-то счастливым. Сделал. Но и мерзостей натворил достаточно. Вопрос остаётся открытым. И, может, так оно и должно быть?
Помимо короля, тут есть не менее интересные и выпуклые образы - мальчишка-фантазёр Гуччо, светлая и доверчивая девушка Мари, умный и расчётливый Толомеи, принцессы-прелюбодейки, принцы разного толка, королевские братья и прочие родственники, хранитель печати Ногарэ, который всего себя посвятил служению короне, епископ, тайно сбывающий украденные у собственного короля богатства... Много разных людей. Много разных судеб. Лёгкими штрихами, скупыми словами Дрюон описывает своих героев, делая их невероятно живыми и настоящими. От этой книги невозможно оторваться, какая там скука! Читаешь и читаешь, пока не перевернёшь последнюю страницу. И, само собой, знакомство с остальными частями цикла теперь неизбежно.

@темы: книги

21:57 

"Десятое правило волшебника. Призрак", Терри Гудкайнд

carpe diem
Важный признак хорошего писателя - умение вовремя остановиться. Максимально кратко, сжато и толково выразить свои мысли, свою Идею - при том, конечно, описание мира и раскрытие персонажей тоже на это работают. Бесконечные истории - плохие истории, если не считать таких редких исключений, как, скажем, Доктор Кто, где мир действительно в перспективе бесконечен. Но есть авторы, которые с заведомо конечным миром пытаются растягивать, и растягивать, и ещё раз растягивать, пока сама изюминка мира, то, что в нём поначалу привлекало, не исчезнет под шелухой ненужных описаний и глупых сюжетных ходов. Следом за Мартином эту ошибку совершил и Гудкайнд.
А как всё хорошо начиналось! Как Гудкайнд не был похож на своих собратьев по фэнтези - в его идеях сквозит Рэнд, порой чуть ли не дословно цитируется, все её самые важные мысли о свободе, разумном эгоизме, неотъемлемом праве каждого человека на жизнь, опоре на разум. Ни разу ещё не встречала таких масштабных идей в фэнтези или фантастике, да и в любых других жанрах, собственно, тоже. Гудкайнд мастерски вплёл их в сюжет о войне и магии, раскрыл со всех сторон и философски убедительно доказал.
Что ж, ему бы тут и остановиться. После того, как он показал нам всю неразумность, жестокость и слепоту Имперского Ордена, после того, как он нарисовал достоверные картины жизни по слепой вере и звериной опоры на инстинкты-эмоции вместо разума, ему бы приступить к решению конфликта. Что сделает Ричард? Как станет бороться с многоголовым чудовищем по имени Орден? Как сумеет справиться с такой ордой безумных, глухих к доводам рассудка людей? Ещё пару книг назад можно было смело приступать к завершающим аккордам, к распутыванию клубков, но... как бы не так. То ли из желания ещё больше сгустить краски, то ли из желания просто деньжат подзаработать, Гудкайнд накрутил совершенно ненужные истории с Огненной Цепью и (снова) шкатулками Одена. Мы отправились на второй круг. Книги, сочтённые тени, тёмная магия, завеса... опять и опять - то же самое.
Впрочем, он попытался в "Призраке" как-то обосновать и Цепь, и Одена, связать их вместе и прицепить к Ричарду - мол, именно с этим и было связано его предназначение с самого начала. Вышло... не особо убедительно. Кроме всяких сюжетных косяков - что нам это даёт, что добавляет и к образу героя, и к идее, и к истории в целом? Да ничего.
Вся книга - лишняя. Она просто не нужна. В ней почти ничего важного не происходит (да и в принципе ничего не происходит), в ней всего лишь в сотый раз мучают: а) Ричарда б) Кэлен в) Рэчел г) жителей Нового мира. Мы уже проходили это. Мы уже видели, как Рэчел запирают в железный сундук, как Кэлен избивают, как Ричарда, беспомощного, держат в плену, как людей режут, пытают, насилуют. У меня только один вопрос к Терри: ЗАЧЕМ? Зачем нужен этот парад безумной жестокости, если и мы, читатели, и Ричард прекрасно знаем, как ужасен Имперский Орден, на какие дикости он способен, какие зверства он использует, чтобы порабощать людей, как безумна, извращена и иррациональна его философия? "Шота, - просит Ричард, - может, не надо мне снова показывать эти ужасы? Я знаю, я видел, я страдал, я был там". "НЕТ! - отвечает ему Шота. - Ты видел мало, ты страдал недостаточно, давай-как ты пострадаешь ещё разок, и снова увидишь, как издеваются над твоей женой, как всё ПЛОХО в мире". "И бедный Ричард переживает всё то же самое опять двадцать пять - людей убивают, людей пытают, мучают и насилуют. А то мы не знали, что Орден на такое способен, ага.
А на самом деле Ричард давным-давно был готов изобрести свой план по спасению мира. Просто ему нужно было подумать. Но нет, куда там, все его торопят и понукают, надо же быстрее, быстрее, быстрее, он же плохо старается, он же не осознаёт весь кошмар угрозы, нависшей над миром, это же он виноват! Не понимаю, почему с героями-спасителями надо обращаться так.
Вся книга - парад зла. Очередной парад. А кроме этого, герои: а) ищут и читают книги б) куда-то идут в) болтают г) страдают д) снова страдают. Болтовня и страдания, больше ничего. Ну ладно, из важных событий: Ричард придумал, как спасти мир, разгадал тайны своего предназначения и нашёл Кэлен. Собственно, всё. И ещё из хорошего: мы наконец увидели Джеганя, и он не просто присутствует на заднем плане, как раньше, он даже что-то делает.
Хотелось бы отметить этот самый план по спасению мира. Почему-то Ричарда обвиняют в жестокости - он, мол, такой же, как Джегань, раз решил бороться с убийствами с помощью убийства. А почему, собственно, нет? Чем имперцы заслужили милосердие, уважение к своей жизни, если сами они жизнь ни во что не ставят и убивают направо и налево, насаждая свою безумную философию? Зло же всегда рассчитывает на снисхождение добра - оно ведь добро, оно не может и просто не имеет права использовать жёсткие методы. А почему, собственно, нет? Использование силы против того, кто эту силу использовал первым - не жестокость, не насилие, а всего лишь самозащита. Именно в этом и заключается главное отличие Ричарда от Джеганя, хотя, на первый взгляд, они делают одно и то же: Джегань начал убивать первым, он применил силу к невинным, ничего плохого ему не сделавшим людям; Ричард же применил силу против насильников и убийц, против грубых, жестоких и беспощадных животных, которые сами лишили себя права на уважение и неприкосновенность. А что ему ещё оставалось делать? Красивые слова, добрые поступки и жертвенность не спасут людей от гибели, не остановят орду чудовищ. Ричард сделал то единственное, что мог. Это решение далось ему нелегко, но - разумеется, он был совершенно прав. Он вернул имперцам их же собственные убеждения. За что те боролись, на то и напоролись.
Так что Ричард - молодец, как всегда, и если б только его поменьше мучили... Теперь вот он без магии, без друзей, один против целого мира. Не в первый, правда, раз, и нисколько не сомневаюсь, что он как-нибудь выберется из своей безвыходной ситуации.
Остальные герои радуют меньше. Кэлен, конечно, заставила поболеть за неё душой и в первый раз за несколько книг восхититься её храбростью и твёрдостью духа - даже без памяти, без своих сил, без связей с другими людьми, одинокая и потерянная, забытая всеми, она сумела найти себя, свою личность, и заново поверить в Жизнь. Она, само собой, не заслужила всех этих ужасов, и, надеюсь, Ричард совсем скоро её спасёт.
А вот с прочими действующими лицами всё плохо. Рэчел, Чейз - да-да, они чудесны, но их было не так уж много, а вот Никки, которая стала главной героиней, сильно разочаровала, собственно, как и в прошлой книге. Она снова ведёт себя как трепетная барышня - и жить-то ей без Ричарда не хочется, и смысл-то для неё весь только в Ричарде, и Ричард, Ричард, Ричард, один Ричард в голове. Именно так сопливо любила Кэлен, и меня это очень бесило. Теперь вот очередная влюблённая женщина влюблена как девочка-подросток. Из всех любовей в этом цикле радует одна Кара с её адекватными, не противоречащими характеру чувствами к генералу Мейфферту. Кроме того - откуда у Никки взялись такие гениальные магические и аналитические способности, что она переплюнула и аббатиссу сестёр Света, и Первого волшебника, и вообще всех? С чего бы вдруг?
В общем, к десятой книге цикл не только размыл до невозможности свою главную Идею, но и потерял логику событий и характеров. Читать было просто скучно (помимо того, что противно и больно), книга не держит, не увлекает, не заставляет по-настоящему сочувствовать. Потому что - да, герои страдают, герои разлучены, но ведь мы это переживали в прошлых книгах, мы уже болели за них душой. Дцатый раз это не работает, Терри.
Хочется поскорей узнать, что там дальше, и распрощаться с этим циклом наконец.

P.S. Эту книгу переводил явно криворукий товарищ без элементарных знаний о русском языке.

@темы: книги, меч истины

17:35 

"Дорога ветров", Диана Уинн Джонс

carpe diem
Вторая часть "Квартета Дейлмарка" неожиданно оказалась о других героях. И совсем с иной атмосферой. Раньше была дорога, музыка, странствия, теперь - тоже дорога, только по морю, и штормы, и грозовое небо, и бесконечная вода кругом, и яхта, которая мчится под всеми парусами. Чудесно. И полный эффект погружения. Ты находишься прямо там, путешествуешь вместе с Миттом, Хильди и Йиненом, узнаёшь новое - и страшное - о борьбе за свободу в этой красивой, но несчастной стране.
У Митта жизнь была потруднее, чем у Морила. Он слишком рано потерял отца, слишком рано оказался втянут в Сопротивление... И в целом книга гораздо более жестокая. Дети работают без устали, чтобы прокормиться, любых мятежников сразу убивают, заговоры сразу раскрывают, безуспешная борьба ничего не меняет. А графы грызутся, как собаки, за власть, сыновья заказывают убийство родного отца... Всё очень плохо. И взрослые как-то бессильны перед всем этим ужасом, мало того, самый благородный и храбрый взрослый оказывается самым гнусным и мерзким. Лучик света в этом тёмном царстве - только дети.
Как и в первой книге, дети тут замечательные. Митт, на редкость независимый, самостоятельный, сильный мальчишка, который, правда, не очень-то готов к взрослой жизни и совершает ожидаемые ошибки, но тем не менее - он добр и смел, он чист душой. Хильди - упрямая и своенравная, не девочка, а гроза, много кричит и злится, но выгодно отличается от своих слабых-трепетных кузин. Йинен - спокойный, твёрдый характером мальчик, самый, пожалуй, тёплый из всех троих. Эти трое - как небо и земля, совсем не похожи друг на друга и не встретились бы, не сведи их вместе война, побег от войны. И они, кажется, потихоньку начинают становиться друзьями. Нет, эта дружба не возникла из воздуха, на её пути много преград, и разница между Миттом и Хильди с Йиненом слишком велика, но... они будут, я чувствую, сражаться вместе, они научатся дружить по-настоящему.
И снова, как в первой части, герои стремятся на свободный Север. И снова дети должны сыграть свою роль в войне. И снова что-то волшебное, неземное вмешивается в земные события - была музыка, которая двигает горы и меняет мир, теперь вот Великие, способные повелевать землями и морями... И снова история оборвалась на самом интересном месте! "Квартет Дейлмарка" немного проще, чем, например, "Заговор мерлина", моя пока что любимая книга у Дианы Уинн Джонс, и немного больше похож на детскую сказку, но всё же - я не могу оторваться и хочу скорее узнать, что там, впереди.
Срочно покупать третью книгу!

@темы: книги, любимые авторы

19:04 

"Музей моих тайн", Кейт Аткинсон

carpe diem
Вот оно что! Да я ведь живу не своей жизнью!

И так с ними со всеми - несчастными женщинами этой большой и ветвистой семьи. Они жили не свою жизнь. Просто в какой-то момент внезапно понимали, что - всё, нет их былой лёгкости, их мечтаний и желаний, всё, их засосала, как болото, вязкая рутина: дети, пелёнки-распашонки, нелюбимый муж, неудачный брак, магазины, готовка, стирка... и каждый день - одно и то же, одно и то же, словно вечный День Сурка. В конце концов все они (почти) становились злобными, противными, скучными бабами, которые ненавидят мужа и детей и грезят о лучшей жизни. Или даже не грезят - смирились и махнули рукой.
Нет, несчастная судьба ни в коей мере их не оправдывает. Потому что не судьба вовсе. Не какие-то случайные обстоятельства и злой рок виноваты в том, что они, эти женщины, не прожили жизнь так, как им бы хотелось. Они сами делали свой выбор: выходили замуж за этого мужчину, заводили с ним детей, продавались в кухонное рабство, не решались совершить важный поступок или, наоборот, совершали что-то необдуманное, а после жалели об этом. Они сами. Ответственность лежит целиком и полностью на них. Вот мужчины, погибшие на войне, конечно, не виноваты в том, что так вышло, и дети, погибшие слишком рано, но эти женщины - виноваты. Это они сами сделали себя такими. Это они довели себя до безумия-отчаяния-апатии. Это они потом убивали своих детей ужасной, несправедливой, безысходной нелюбовью.
Как страшно видеть жизнь глазами ребёнка, которого не любят. Который изо всех сил пытается сохранить себя в мире, где нет иной опоры, только он сам, маленький, ничего толком не знающий. Отец изменяет матери, да к тому же самоустранился от воспитания детей, мать орёт и вечно что-то требует - от него, от дочек, от всех на свете, - и вдобавок к этому тайны, странные события, ребёнок не может их объяснить и понять, но должен, потому что взрослые молчат. Руби вынуждена твердить себе: "Я драгоценный рубин, я капля крови, я Руби Леннокс" - чтобы не потеряться и не потерять себя. Одинокая девочка в борьбе с жизнью, в борьбе ЗА жизнь.
Очень мало любви. У всех героев этого романа - мужчин и женщин, мальчиков и девочек. Родители не любят своих детей. Сёстры не любят друг друга. Жёны не любят мужей. И так по кругу, из поколения в поколение... сплошная нелюбовь. Да, бывали проблески, бывали искры тёплого чувства, но так редко, так ужасно редко. Всё было не так, не в то время, не с теми. Болото засасывало глубже и глубже. И, видимо, единственный способ вырваться из него, хотя бы попытаться построить свою жизнь так, как надо - сбежать. Сбежала Патриция. Сбежал Лоуренс. Сбежала Алиса. Для кого-то из них это кончилось исполнением желаний и планов, для кого-то, наоборот, крахом... но они хотя бы сделали попытку разорвать порочный круг своей семьи.
Мне понравилось, что Кейт Аткинсон в конце романа не скатилась в глупую сентиментальность - мол, несмотря на всё пережитое, Руби под конец полюбила свою мать и простила ей загубленное детство. Ничего подобного. Руби не простила. Она всё помнит и по-прежнему не понимает, зачем ей в жизни была нужна такая мать, как Банти. Она не любит её. Это какое угодно чувство - жалость, понимание, даже сострадание, - но не любовь, и это правильно. Дети НЕ обязаны любить своих родителей, особенно таких. Любить за что? За детские травмы? За то, что жизнь самой Руби едва не скатилась в то же самое болото?
Тяжёлая книга. Мне вообще всегда тяжело читать о детях, которые и детьми-то не были, у которых детство отняли.
И может быть, думаю я, скрашивая мечтами путь домой, в Шкафу Забытых Вещей я найду и свой настоящий дом — где всегда мерцает огонь в очаге, и медная вилка для обжарки хлеба висит наготове, и чайник поет на плите, и потрепанные старые кресла придвинуты к камельку, и сидит моя настоящая мать, вышивая у камина, и блестит ее игла, ныряя в ткань, и мать начинает рассказывать свою историю — о том, как ее настоящую дочь, ее кроваво-красный рубин, похитили из колыбели, а вместо нее подложили подменыша…
Вот так. Это дико. Это очень и очень больно.
Но роман, конечно, понравился. Необычное построение, скачки между временами-поколениями-людьми, ветвистое семейное древо, тайна (хоть и разгадала я её раньше, чем Руби), яркие и живые герои, в которых (почти) не путаешься... Среди множества семейных саг и романов о нелюбви "Музей моих тайн" уж точно занимает особое место. Он запомнится надолго.

@темы: книги

18:39 

carpe diem
Слишком быстро бежит время. Ноябрь наступил. Мы закончили первую четверть, полторы недели каникул - и до Нового года совсем недалеко :rotate:
Ноябрь обещает быть очень активным. Сразу два важных фильма - "Доктор Стрэндж" и "Фантастические твари" неужелинаконецсновамиргпураядожилаураураура. 6-го числа идём с мамой на балет, 11-го - ПОЭТЫ неужелинаконецснвоапоэтыураураура, 19-го - театр, 20-го - детское Евровидение. И это если не считать нашего Голоса и возвращения к Войсу и Кораблику с Реньей, моря прекрасных книг, подготовки к Ночи Сказок (два месяца до неё - уже можно, я считаю), писанины для ФБ...
Ох, неужто всё начало налаживаться?
До Нового года обязательно дочитать...
А в декабре я всё-таки иду смотреть вживую на Дэвида Гарретта!

@темы: книги, моменты

21:36 

"Зимняя битва", Жан-Клод Мурлева

carpe diem
Рука Милены лежала в руке Бартоломео, нежная и твёрдая. Он поглядел на свою спутницу. Вся она была юность и свет. "Нет, - снова подумалось ему, - они не смогут: стрелять в такое существо - значит навлечь на себя проклятие..."

Какая красивая сказка. При всех ужасах, что творятся в неназванном мире "Зимней битвы" - человекопсы загоняют и разрывают людей на части, дети живут в изуверских интернатах, на аренах проводятся кровавые гладиаторские бои, а вся страна живёт в страхе перед тираном-правительством, Фалангой, - это именно сказка. В хорошем смысле слова. Ничего сказочного не было, скажем, в не менее жестоком мире Китнисс Эвердин, там всё решала сила, там хорошие герои убивали плохих героев, а тут... не сила - музыка. Смерть - оружие Фаланги, не Сопротивления, которое борется за свободу. И уже в этом есть нотка сказки - ну не бывает так, конечно, а если бывает, то очень редко, чтобы тиранию свергли без применения силы, только решимостью и голосом. За это книгу часто не любят, говорят, мол, нежизненно, глупо и наивно.
Но ведь сказка же. Добрая, на самом деле, очень красивая и порой невыносимо печальная сказка. О страшном мире, который прогнулся под тирана, даже под целую организацию тиранов. Сам прогнулся - не выдержал безнадёжной борьбы. Это случилось много лет назад, у той революции был символ, яркий, звонкий, искристый, как звезда, - Ева-Мария Бах. Девушка с волшебным голосом. Она пела - и у всех, кто слушал её, замирало сердце. Она боролась за свободу - не мечом, а песней, но в конце концов Фаланга заставила этот дивный голос замолчать. И у людей опустились руки.
Но прошли годы, и юная дочь Евы-Марии, Милена, - копия матери, с такими же волосами, с таким же голосом, - а так же сын главы восстания из прошлого Бартоломео Казаль возглавили новую битву. Зимнюю битву. Они - дети. Испуганные, неопытные, только-только вырвавшиеся на вольный воздух из стен интернатов. С ними бок о бок - Хелен и Милош, такие же дети, и Дора, и Ян, и люди-лошади... с ними много кто, на самом деле. Искра революции тлела, тихонько, незаметно, всё это время, люди не смирились с режимом Фаланги, нет, они лишь не могли найти в себе сил встать и пойти биться за свободу. Им нужна была спичка, которая распалит их огонь. Такой спичкой стал голос Милены - голос Евы-Марии, жестоко убитой, но как будто вернувшейся, чтобы закончить начатое дело.
Свобода. Вот что главное. Духом свободы и любви к жизни пропитана вся эта довольно простая, не гениальная, конечно, но очень славная книга. Свобода, о которой мечтают дети, запертые в интернатах, взрослые, которые видели лучший мир, или только знают, что такой мир возможен... У этой свободы есть свои символы. Река, что вольно бежит по городу, захваченному тиранией. Музыка, рождённая клавишами старенького пианино и дивным голосом Милены. Кусочек неба с летящей птицей, который чья-то рука нарисовала на потолочной балке карцера в интернате.
Что-то такое магическое есть в "Зимней битве": за всех героев переживаешь всем сердцем. Да, я вижу, что образы прописаны недостаточно хорошо, что некоторые из них остались в тени, что, скажем, та же Китнисс - ярче и объёмнее, мы знаем о ней больше и потому больше любим. Но всё-таки. Нельзя не полюбить Милену и Хелен, Милоша и Барта, Яна и Голопалого, Дору и Паулу с Октаво. Все эти чудесные люди - смелые, добрые и до боли живые - идут по заснеженным горам, теряют и находят друг друга, сражаются с тиранами, защищают свою жизнь и жизнь своих близких... убивают, если уж так приходится. Но убивать они не хотят. Убийства - не их метод. И как восхищает поступок Милоша - он, сознательно обрекая себя на смерть, отказывается убить, бросает оружие, оставляет жизнь сопернику, хотя, казалось бы, тот старик, а самому Милошу ещё жить и жить. Нет, он слишком чист, этот мальчишка, так похожий на кота, а ведь коты - звери, которые гуляют сами по себе... Он мог бы жить. Он мог быть свободным и счастливым - с Хелен. Но за шаг до заветной свободы он погиб, и, хоть так оно всегда и бывает в битвах, менее горько не становится. Бедный, бедный Милош... бедная, бедная Хелен.
Я знаю эту книгу с детства. Лет в двенадцать прочитала в первый раз - и, как ни странно, помню до сих пор. Не столько детали сюжета, сколько... ощущения, картинки, образы. Я помню, как малышка Катарина подносила спичку к потолку, чтобы хоть на секунду разглядеть Небо. Я помню, как Милена храбро шла по мосту вместе с Бартом. Я помню, как Хелен и Милош, замерзая, брели в горы. И все эти картинки, прочно засевшие в памяти, - такие нежные, тёплые, грустные, светлые... они были со мной много лет, и вот теперь снова то же самое, снова я плачу над этой, вроде бы детской, книжкой.
Она чудесная.

@темы: антиутопия, до глубины души, книги

главная