Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

в Ехо дела не бывают плохи

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: меч истины (список заголовков)
22:53 

"Последнее правило волшебника. Исповедница", Терри Гудкайнд

carpe diem
Неужели это "Правило" - последнее? Не верится! Я ведь читаю этот цикл аж с 2014-го года - одиннадцать книг, было и страшно, и больно, и скучно, и волнительно, и задумчиво, а в целом... не могу сказать, что "Меч истины" - идеальный цикл, но я не бросила его на полпути, дочитала, а это уже о чём-то говорит. И он навсегда останется у меня особенным. Я не видела других фэнтези-историй с такими идеями и, наверное, не увижу, слишком они редки вообще, а для фэнтези и подавно. Не жалею о потраченном времени. Оно стоило того. Да, Терри наступил под конец на извечные грабли авторов - затянул, разбавил водой, увлёкся живописанием страшилок и повторением прошлых серий, отошёл от заповеди Рэнд, на которую, собственно, и равняется - всё должно быть сказано просто и ясно, без лишних слов. Лишние слова были, было их много, если всю шелуху убрать - книжки на две-три цикл точно меньше станет. Но о лишнем немного ниже, а пока - хочется просто сказать Гудкайнду "спасибо". Он проделал большую и важную работу. Он сделал из жанра фэнтези что-то замечательное - серьёзное, глубокое и нужное всем людям на свете, какого бы возраста они ни были, в какую бы эпоху ни жили. Свобода. Разумный эгоизм. Опора на здравый смысл. Бессмысленность пустой веры. Гудкайнд говорит о важных и необходимых вещах, а это в любом случае непросто.
Что ж, цикл завершился... хорошо. Почти так, как я ожидала, но не предсказуемо... просто Ричард Сайфер-Рал мог закончить эту безумную войну только таким образом. Жёстко, кроваво, а в то же время - так, что имперцы не смертью расплатились за свои грехи, нет, они получили куда более тяжёлое - и заслуженное - наказание. Теперь они будут нести бремя собственных же убеждений, будут жить по собственной философии, но без тех, на кого можно это выплеснуть - остались только они, им и терпеть, им и страдать в мире без магии, веря в фантомы, беспомощно барахтаясь в реальности, к которой они не приспособлены, в котороц они жить не умеют. Нет больше иллюзий. Они получили то, за что боролись. И это, по-моему, высшая справедливость, намного лучше так, чем если бы все имперцы просто были убиты. Ричард поступил как Ричард. Его финальный выбор, его победа - целиком и полностью в духе Ричарда, в духе его философии, и это, чёрт возьми, замечательно! Крайне редко вижу таких цельных героев, особенно в фэнтези.
Понравилось так же завершение линии с Дженсен. Понятно теперь, откуда взялись потомки Ралов, про которых "Закон девяток" и далее. Очень жалко Энн. Почему именно её убили, почему живы все остальные главные персонажи, только не Энн? И почему, скажите мне, Гудкайнд так любит разбивать сердца - Верна осталась без Уоррена, Натан без Энн, Никки без Ричарда... хотя последний случай - особенный, мне в целом не нравится эта любовь Никки к Ричарду, вроде как объяснимая, но очень уж внезапная и ненужная сюжету. С любовью, в общем, всё плохо здесь, хотя сцена со свадьбой Кары была... чудесная. Так трогательно ознаменован конец старого мира и начало нового - мира, где морд-сит смеются, улыбаются и любят.
Если не считать любовных линий и смертей (их не так много, к счастью, как у Мартина) - всё кончилось хорошо. Так, как и должно было кончиться. И для меня это совсем конец, нет никаких "Машин предсказаний" и прочей тягомотины, лишь бы растянуть цикл дальше. Нет, логичный финал - здесь, все жили долго и счастливо, ура. Не надо больше мучить Кэлен и Ричарда, пожалуйста, дайте им спокойно жить и любить друг друга, ведь они тут натерпелись достаточно.
В самом деле, сцены с жизнью Никки и Кэлен у Джеганя - самые страшные. И слава Создателю, этот несчастный сноходец наконец-то погиб! При чём погиб, как я и хотела, как правильно, - без лишнего пафоса и ореола мученика, без громких слов и долгих прелюдий... Джегань умер тихо и незаметно, согласно собственным же мыслям о ничтожестве человека, да он и не заслужил иной смерти. Редкий, кстати, случай, обычно в фэнтези главный злодей умирает громко, зрелищно, демонстративно. У Гудкайнда этого нет. Потому что, как Ричард верно говорит, не Джегань - враг и зло, не против Джеганя они сражались, а против Имперского Ордена. Орден тоже умер как надо.
"Исповедницей" я довольна больше, чем "Призраком" - начало затянутое, читалось с большим трудом и перерывами, зато вторая половина книги очень хороша. Да, наверное, Ричард немного перебарщивал с философскими речами, но, в конце концов, как и книги Рэнд, этот цикл, по-моему, в большой степени философский. Это не банальное фэнтези с движухой и масштабными боями. Гудкайнду важно было выразить идеи, он это сделал через главного героя - и сделал правильно. Достоверность, быть может, и проигрывает, зато наполненность смыслом - наоборот.
Замечательный цикл. Несмотря на не самые удачные последние части, на мои жалобы в адрес Гудкайнда, на кое-какие сюжетные косяки - я не жалею, что собрала его у себя на полке. Он вполне заслуживает быть перечитанным и обдуманным ещё раз.

@темы: меч истины, книги

21:39 

carpe diem
Возможность пребывать в этой обширной вселенной хотя бы мгновение - есть великий дар жизни. Предоставленный нам ничтожный отрезок времени - огромное счастье, потому что это наша единственная жизнь. Вселенная будет продолжать существовать, не обращая внимания на наше короткое присутствие, но пока мы находимся здесь, мы соприкасаемся не только с какой-то частью всех ее просторов, но и с теми жизнями, что окружают нас. Жизнь - это дар, который дается каждому из нас. Каждая жизнь - личная, не принадлежащая больше никому. Она более чем бесценна, это главнейшее сокровище, которым мы обладаем. Дорожить ею - вот, по правде говоря, то самое, чего она достойна. © "Исповедница", Терри Гудкайнд

@темы: меч истины, цитаты

21:57 

"Десятое правило волшебника. Призрак", Терри Гудкайнд

carpe diem
Важный признак хорошего писателя - умение вовремя остановиться. Максимально кратко, сжато и толково выразить свои мысли, свою Идею - при том, конечно, описание мира и раскрытие персонажей тоже на это работают. Бесконечные истории - плохие истории, если не считать таких редких исключений, как, скажем, Доктор Кто, где мир действительно в перспективе бесконечен. Но есть авторы, которые с заведомо конечным миром пытаются растягивать, и растягивать, и ещё раз растягивать, пока сама изюминка мира, то, что в нём поначалу привлекало, не исчезнет под шелухой ненужных описаний и глупых сюжетных ходов. Следом за Мартином эту ошибку совершил и Гудкайнд.
А как всё хорошо начиналось! Как Гудкайнд не был похож на своих собратьев по фэнтези - в его идеях сквозит Рэнд, порой чуть ли не дословно цитируется, все её самые важные мысли о свободе, разумном эгоизме, неотъемлемом праве каждого человека на жизнь, опоре на разум. Ни разу ещё не встречала таких масштабных идей в фэнтези или фантастике, да и в любых других жанрах, собственно, тоже. Гудкайнд мастерски вплёл их в сюжет о войне и магии, раскрыл со всех сторон и философски убедительно доказал.
Что ж, ему бы тут и остановиться. После того, как он показал нам всю неразумность, жестокость и слепоту Имперского Ордена, после того, как он нарисовал достоверные картины жизни по слепой вере и звериной опоры на инстинкты-эмоции вместо разума, ему бы приступить к решению конфликта. Что сделает Ричард? Как станет бороться с многоголовым чудовищем по имени Орден? Как сумеет справиться с такой ордой безумных, глухих к доводам рассудка людей? Ещё пару книг назад можно было смело приступать к завершающим аккордам, к распутыванию клубков, но... как бы не так. То ли из желания ещё больше сгустить краски, то ли из желания просто деньжат подзаработать, Гудкайнд накрутил совершенно ненужные истории с Огненной Цепью и (снова) шкатулками Одена. Мы отправились на второй круг. Книги, сочтённые тени, тёмная магия, завеса... опять и опять - то же самое.
Впрочем, он попытался в "Призраке" как-то обосновать и Цепь, и Одена, связать их вместе и прицепить к Ричарду - мол, именно с этим и было связано его предназначение с самого начала. Вышло... не особо убедительно. Кроме всяких сюжетных косяков - что нам это даёт, что добавляет и к образу героя, и к идее, и к истории в целом? Да ничего.
Вся книга - лишняя. Она просто не нужна. В ней почти ничего важного не происходит (да и в принципе ничего не происходит), в ней всего лишь в сотый раз мучают: а) Ричарда б) Кэлен в) Рэчел г) жителей Нового мира. Мы уже проходили это. Мы уже видели, как Рэчел запирают в железный сундук, как Кэлен избивают, как Ричарда, беспомощного, держат в плену, как людей режут, пытают, насилуют. У меня только один вопрос к Терри: ЗАЧЕМ? Зачем нужен этот парад безумной жестокости, если и мы, читатели, и Ричард прекрасно знаем, как ужасен Имперский Орден, на какие дикости он способен, какие зверства он использует, чтобы порабощать людей, как безумна, извращена и иррациональна его философия? "Шота, - просит Ричард, - может, не надо мне снова показывать эти ужасы? Я знаю, я видел, я страдал, я был там". "НЕТ! - отвечает ему Шота. - Ты видел мало, ты страдал недостаточно, давай-как ты пострадаешь ещё разок, и снова увидишь, как издеваются над твоей женой, как всё ПЛОХО в мире". "И бедный Ричард переживает всё то же самое опять двадцать пять - людей убивают, людей пытают, мучают и насилуют. А то мы не знали, что Орден на такое способен, ага.
А на самом деле Ричард давным-давно был готов изобрести свой план по спасению мира. Просто ему нужно было подумать. Но нет, куда там, все его торопят и понукают, надо же быстрее, быстрее, быстрее, он же плохо старается, он же не осознаёт весь кошмар угрозы, нависшей над миром, это же он виноват! Не понимаю, почему с героями-спасителями надо обращаться так.
Вся книга - парад зла. Очередной парад. А кроме этого, герои: а) ищут и читают книги б) куда-то идут в) болтают г) страдают д) снова страдают. Болтовня и страдания, больше ничего. Ну ладно, из важных событий: Ричард придумал, как спасти мир, разгадал тайны своего предназначения и нашёл Кэлен. Собственно, всё. И ещё из хорошего: мы наконец увидели Джеганя, и он не просто присутствует на заднем плане, как раньше, он даже что-то делает.
Хотелось бы отметить этот самый план по спасению мира. Почему-то Ричарда обвиняют в жестокости - он, мол, такой же, как Джегань, раз решил бороться с убийствами с помощью убийства. А почему, собственно, нет? Чем имперцы заслужили милосердие, уважение к своей жизни, если сами они жизнь ни во что не ставят и убивают направо и налево, насаждая свою безумную философию? Зло же всегда рассчитывает на снисхождение добра - оно ведь добро, оно не может и просто не имеет права использовать жёсткие методы. А почему, собственно, нет? Использование силы против того, кто эту силу использовал первым - не жестокость, не насилие, а всего лишь самозащита. Именно в этом и заключается главное отличие Ричарда от Джеганя, хотя, на первый взгляд, они делают одно и то же: Джегань начал убивать первым, он применил силу к невинным, ничего плохого ему не сделавшим людям; Ричард же применил силу против насильников и убийц, против грубых, жестоких и беспощадных животных, которые сами лишили себя права на уважение и неприкосновенность. А что ему ещё оставалось делать? Красивые слова, добрые поступки и жертвенность не спасут людей от гибели, не остановят орду чудовищ. Ричард сделал то единственное, что мог. Это решение далось ему нелегко, но - разумеется, он был совершенно прав. Он вернул имперцам их же собственные убеждения. За что те боролись, на то и напоролись.
Так что Ричард - молодец, как всегда, и если б только его поменьше мучили... Теперь вот он без магии, без друзей, один против целого мира. Не в первый, правда, раз, и нисколько не сомневаюсь, что он как-нибудь выберется из своей безвыходной ситуации.
Остальные герои радуют меньше. Кэлен, конечно, заставила поболеть за неё душой и в первый раз за несколько книг восхититься её храбростью и твёрдостью духа - даже без памяти, без своих сил, без связей с другими людьми, одинокая и потерянная, забытая всеми, она сумела найти себя, свою личность, и заново поверить в Жизнь. Она, само собой, не заслужила всех этих ужасов, и, надеюсь, Ричард совсем скоро её спасёт.
А вот с прочими действующими лицами всё плохо. Рэчел, Чейз - да-да, они чудесны, но их было не так уж много, а вот Никки, которая стала главной героиней, сильно разочаровала, собственно, как и в прошлой книге. Она снова ведёт себя как трепетная барышня - и жить-то ей без Ричарда не хочется, и смысл-то для неё весь только в Ричарде, и Ричард, Ричард, Ричард, один Ричард в голове. Именно так сопливо любила Кэлен, и меня это очень бесило. Теперь вот очередная влюблённая женщина влюблена как девочка-подросток. Из всех любовей в этом цикле радует одна Кара с её адекватными, не противоречащими характеру чувствами к генералу Мейфферту. Кроме того - откуда у Никки взялись такие гениальные магические и аналитические способности, что она переплюнула и аббатиссу сестёр Света, и Первого волшебника, и вообще всех? С чего бы вдруг?
В общем, к десятой книге цикл не только размыл до невозможности свою главную Идею, но и потерял логику событий и характеров. Читать было просто скучно (помимо того, что противно и больно), книга не держит, не увлекает, не заставляет по-настоящему сочувствовать. Потому что - да, герои страдают, герои разлучены, но ведь мы это переживали в прошлых книгах, мы уже болели за них душой. Дцатый раз это не работает, Терри.
Хочется поскорей узнать, что там дальше, и распрощаться с этим циклом наконец.

P.S. Эту книгу переводил явно криворукий товарищ без элементарных знаний о русском языке.

@темы: книги, меч истины

00:58 

"Девятое Правило Волшебника. Огненная Цепь", Терри Гудкайнд

carpe diem
Всю книгу Терри Гудкайнд упражнялся в кратком пересказе прошлых серий. Он и раньше так делал. Но к девятой своей книге достиг невероятного мастерства в этом нелёгком деле. Это же надо уметь, а вы что, думали, всё так просто, взял да пересказал? Это ж почти магия. Найти нужное место в плавно текущей истории - такое, чтобы события в настоящем ловко связать с событиями в прошлом. Пересказ не должен бросаться в глаза, как это бывает в сериалах. "В предыдущих сериях..." Гудкайнд работает более тонко - ты читаешь себе книгу, ничего не подозреваешь, уже в событиях "сейчас", и внезапно... Ну, скажем, берётся Ричард за Меч Истины. И тут же Гудкайнд расписывает абзац-другой о Мече Истины - а вдруг мы забыли, что за меч такой? Или нашёл Ричард в башне колодец сильфиды - Гудкайнд хватает за хвост удачу и пересказывает нам все места, куда Ричард путешествовал в ней, а заодно и древние времена упомянуть не забывает, когда сильфида была создана, и Коло, и великую войну. Или вот в кадре морд-сит - на случай, если мы запамятовали, как всё было с морд-сит, Гудкайнд бегло осветит нам всю их историю от Даркена Рала до Ричарда Рала, и в сотый раз скажет о Денне, конечно. Ну а если кто-то из героев невзначай упомянул сестёр Света - Гудкайнд, коварно потирая ладошки, пустится в подробные объяснения того, кто такие Сёстры Света, и чем они отличаются от Сестёр Тьмы, и кто у них первая аббатисса, и кто вторая, и как они учат юных волшебников, и какие книги у них во Дворце, и как там Ричарду было плохо.
Спасибо, конечно, дорогой Терри, но мы знаем! Мы про это читали! Восемь частей твоего цикла мы читали, Терри, и даже если память в каких-то моментах подводит нас - пары намёков было бы достаточно! По разговорам и мыслям героев мы всё вспомнили бы, да и просто могли бы прошлые книжки взять в руки и полистать.
Ни одна глава "Огненной Цепи" (условно, а всё же) не обходится без повторений. Кратких и не очень пересказов. Не хочешь их, не ждёшь их, а они всё равно есть. И если их все выбросить из книги, она, ну точно же, станет раза в два меньше. Если бы не пересказы - а ещё дикая манера описывать на две страницы то, что уложилось бы в две строчки, - мы скорей добрались бы до сути. Интерес, может, и не угас бы. А так - угас. Почти совсем. И желания узнать, что ж там такое с Кэлен, под конец уже просто не было.
Гудкайнд, по-моему, сам себя загнал в тупик. Загадка с исчезновением Кэлен из памяти всех людей, кроме Ричарда, была в каком-то смысле интересна - а нужна для того, чтобы... привести нас к шкатулкам Одена. С которых мы начинали. Замкнутый круг. Снова шкатулки, снова лоза выросла, снова Владетель рвётся из подземного мира, всё снова то же самое. А зачем? У нас вроде бы главный противник, злодей всея Нового и Древнего миров, - Джегань. Так пусть Джегань и действует наконец. Открыто, серьёзно, затмив собой и Даркена Рала, и Сестёр Тьмы, и всех на свете. А его в этой книге вообще НЕТ. Где-то там за сценой, а всеми делами ворочают Сёстры Тьмы. И шкатулки. Ну неужели Джегань не мог бы выдумать какую-то новую магию, сильнее, серьёзнее, разрушительнее? Зверя выдумал. Книжка там про конец света есть. Зачем эти несчастные шкатулки, а?
Идея с исчезновением человека из памяти всех, кто его знал, мне понравилась - потому, что Ричард прав. Это может привести к разрушительным последствиям. Вместе с человеком исчезает всё, что он сделал, всё, чему научил людей, все даже слабые отзвуки его влияния, так? А Кэлен - Мать-Исповедница. Но единственный результат того, что о ней все забыли, - это изменение характеров Никки, Кары, Зедда и Энн. Всё. Ни событий государственного масштаба (а ведь Кэлен города объединяла, между прочим), ни хотя бы больших местных переворотов, ничего. Кэлен как Мать-Исповедница была символом, а как человек много важного делала и говорила - и что? Почему об этом ни слова? Всё замкнулось на Ричарде и компании. Хотя Кэлен не только его жена, но и большая фигура в мире. Может, конечно, об этом ещё будет дальше, но... сомневаюсь.
Идея мне нравилась по началу, а потом нравиться перестала. Из-за этого, а ещё из-за того, что, получается, она была нужна лишь ради шкатулок. А шкатулки у нас уже были. И как-то уж очень мелко это, для одной из последних книг в цикле.
Отдельная песня - персонажи. Что с ними? Никки, ни с того ни с сего влюбившаяся в Ричарда, ведёт себя как девушка из села. Ладно, допустим, её любовь к Ричарду как к носителю идеи свободы, человеку, который научил её любить и ценить жизнь, оправданна - только вот зачем она в сюжете? Что она даёт сюжету? Если бы Никки любила Ричарда, как Кара, например, как друга и человека, а не как мужчину, - это помешало бы ей его спасать? Ну а даже при наличии таких чувств - с чего бы она, женщина гордая, сильная духом, с выучкой Сестры, с особым характером, стала выражать свои чувства так? И вообще чувствовать так - как простушка из деревни, самая обычная женщина, со слезами, красными щеками, мольбами, фразами в духе "она сделала ещё один шаг, превозмогая боль ради Ричарда". Никки мало думает о свободе - думает, конечно, но Ричарда в её мыслях больше. А это уже не любовь свободного человека, это какая-то зависимость и влюблённость девчонки, не гордой и взрослой женщины.
Кара тоже какая-то уж очень игривая стала. И слишком женщина. Нет, против женщин я ничего не имею, но раньше, независимо от своего пола, Кара была Карой. Морд-сит. Морд-сит свободной, вольной, разумной, гордой и самодостаточной - и всё равно морд-сит. А теперь какие-то сюси-пуси, планы свести Ричарда с Никки... мда. Энн даже на самую первую ступеньку своего развития не похожа - до встречи с Кэлен она такой не была, почему стала сейчас? Зедд своими изменениями в характере раздражает меньше всех, но тоже немного раздражает. Один Натан остался самим собой.
Ну и совсем уж отдельная песня - это Ричард. Он самый разумный герой фэнтези из всех, что я знаю. Он говорит и делает правильные вещи. Он рассуждает здраво, думает, а не рубит с плеча, логически, а не с помощью каких-то заклятий, доходит до всего, ищет Истину и сохраняет порядок в мыслях... вроде бы. Ровно до тех пор, пока не случается что-нибудь с Кэлен. Кэлен ранена, Кэлен исчезла, Кэлен похитили. И у Ричарда напрочь отбивает всякий разум. Он бегает, кричит, плачет, стонет, падает в пучину отчаяния и дебри безысходности - и совсем, ну совсем не хочет думать головой. Всё, чему его учил Зедд и чему он научился сам, испаряется без следа. Думать о решении, а не о проблеме? Рассматривать разные варианты? Вертеть известные факты так и этак, толкуя их по-разному в поисках истины? Ричард умеет это делать, только если с Кэлен всё хорошо. А с Кэлен очень часто всё бывает совсем НЕ хорошо. Так что всю книгу лорд Рал будет ходить, бродить, плакать и отчаиваться, а потом за пару абзацев всё поймёт, и буквально так это и будет. "Я всё понял!" - воскликнет Ричард, а как именно понял, а почему раньше нельзя было понять? Да кому какая разница.
В общем, не очень-то понравился мне Ричард здесь. Разве что одну важную мысль он до людей доносит - они сражаются не потому, что их ведёт славный герой, а потому, что хотят быть свободными. Он не должен тащить их на себе, всё время указывать им, что делать, и вдохновлять своим примером. Он дал им, что мог, научил их, что такое свобода, а дальше они могут - и должны! - бороться сами. Что, собственно, они и делают под конец. Хотя бы что-то хорошее.
Ещё было любопытно копаться в тайнах пророчеств - древние хранилища, пустые места, червь, медленное исчезновение пророков и гибель дерева... Эта тема в цикле Гудкайнда меня давно и прочно захватила - борьба пророчества со свободной волей человека. И тема эта раскрывалась уже с самых разных сторон, полно и глубоко. Чего не скажешь об остальном. Глубокую Пустоту с её сеятелями снов упомянули пару раз и бросили, Джиллиан вообще фигура сквозная, почти не нужная, разве что книгу для Ричарда найти, да и в целом всё очень скомкано и мало. Лучше бы Гудкайнд новые аспекты своего мира раскрыл, а не сто раз к прежним возвращался.
Не знаю, чего ждать. Не знаю, что там за битва получится между Джеганем и Ричардом в конце. Я думала, Терри приберёг для нас нечто невероятное и большое - а он лишь вернулся к старому. Шкатулки меня не особо впечатлили. И новых идей в этой книге нет. Разум, свобода, непротиворечивость мира - это всё уже было глубоко и хорошо раскрыто в прошлых книгах. И пусть Девятое Правило Волшебника - одно из лучших, на мой взгляд (в полной мере в традициях объективизма!), в целом мы его и так могли сами вывести из всего, что было раньше. И если в прошлой книге Ричард ещё развивался, теперь он завершённая и цельная личность без оговорок, и зачем нужны были новые проблемы с Кэлен и новые сцены насилия (опять же с Кэлен) - не знаю.
Эх. Разочаровал меня Терри Гудкайнд. Теперь уже, наверное, совсем.

@темы: книги, меч истины

21:25 

одно из лучших Правил Волшебника

carpe diem
— Это Девятое Правило Волшебника: противоречий в реальности быть не может. Ни частичных, ни общих. Чтобы поверить в наличие противоречий, нам придется отказаться от веры в существование мира, окружающего нас, от природы всех вещей, и заменить все это любым случайным измышлением фантазии — измышлением, возникающим лишь потому, что тебе хочется, чтобы оно возникло. Любая вещь является лишь тем, чем она есть, в согласии с ее сутью. Противоречий быть не может.
...
Вера — это способ самообмана, хитроумная уловка, и в ней нет ничего, кроме слов и чувств, основанных на любом фантастическом понятии, какое только может присниться. Вера — это попытка подчинить истину капризу. Проще говоря, попытка вдохнуть жизнь в ложь, затмить реальность ослепительной красотой фантазий. Вера — прибежище глупцов, невежд и обманутых, не умеющих думать людей. В реальности же противоречий не бывает. Все сущее можно объяснить, найдя скрытые под внешним образом закономерности. Ты же намерен отказаться от рассудка, от разума. Ставкой в этой игре является твоя жизнь. Но выиграть невозможно, и ты неизбежно потеряешь то, что поставил на кон. © "Огненная Цепь", Терри Гудкайнд

@темы: цитаты, меч истины

21:21 

"Восьмое правило волшебника. Голая империя", Терри Гудкайнд

carpe diem
Будь достоин победы.

Наступила не веселая пора ругать Гудкайнда.
Не вытянул. Что уж скажешь - не вытянул, не смог сделать свой цикл по-настоящему хорошим и качественным циклом. Восьмая часть... не так и плохо, он мог сложить свое оружие и раньше, но хотя бы восемь частей я наслаждалась глубокими мыслями и развитием героя. Все было здорово. И философия, близкая к неподражаемой Айн Рэнд, и разные способы поведения перед лицом одной и той же силы Имперского ордена, и непрерывный путь души Ричарда. Плохо было только с этой высокой и трепетной любовью Ричарда и Кэлен - но я пережила. А теперь вот и любовь такая же дурацкая, и с сюжетом беда.
Я молчу про перевод. Перевод - песня. Неподходящие ну никак и никаким образом слова, лишние запятые, опечатки... чего только здесь нет. Не знаю, какому криворукому товарищу дали это переводить.
Ничего нового не скажу. Все уже ругали Гудкайнда по заслугам. Безумно долгий и не нужный переход через пустыню, вечные пересказы "в предыдущих сериях", затянутость, мало нового и много лишнего... Терри, Терри, зачем ты скатываешься к тем авторам всяких подростковых трилогий, которые делают между началом и концом своей истории левую вторую часть? У тебя же их одиннадцать. Одиннадцать, Терри. Ну, стало бы их десять правил волшебника - кто бы умер из-за этого? Господин Гудкайнд очень явно сдался модным стремлениям длить и длить цикл, пока читатели не уснут. И, если бы не Бандакар, у него это с успехом получилось бы.
"Голую империю" спас Бандакар. И даже тех, кто не читал "Атлант расправил плечи" Айн Рэнд, он не может оставить равнодушными. Какая прекрасная философская концепция! Над ней философы сколько лет уже размышляют. (Не)противление злу. Абсолютный альтруизм. Насилие и отказ от него. Цепочка зла в мире. Ударили по одной щеке - подставь другую. Мир - лишь иллюзия, продукт наших несовершенных чувств. Истина есть - или ее никогда не было? Можно познать мир - или он лишь слепок с какой-то иной, подлинной реальности, которая нам, людям, навеки недоступна?
Гудкайнд мастерски связал все это в одну сюжетную линию Бандакара. Ведь каждый вопрос тянет за собой следующий. Можем ли мы познать мир? Нет, наши глаза обманывают нас, а значит, мира как бы не существует. Мир не существует - не существует и зла, то, что мы принимаем за зло, на самом деле вовсе не таково. Зла нет - значит, мы не можем ничего противопоставить ему, мы не можем быть уверены в своей правоте и справедливости, поэтому лучше не будем делать ничего. Святой альтруизм Бандакара обернулся самым ужасным злом. Ричард прав. Спуская злодею его злодеяния, мы умножаем зло, даем злу моральное право существовать. Не может быть никаких компромиссов со злом. Любой компромисс - уступка злу, как будто признание его хотя бы в малой степени правым. Зло надо уничтожать. Опять же Ричард бесконечно прав. Человек, посягнувший на жизнь другого, сам лишается права жизни.
Ричард защищает жизнь. Это безумно нравится мне в его философии. Каждый человек - личность, и у каждого есть неотъемлемое право жить так, как он хочет жить. Все люди свободны. Никто не волен притязать на чужую свободу. Ричард защищает жизнь, всю красоту и радость жизни, право наслаждаться ей, получать от нее удовольствие, а Орден, наоборот, резко против жизни, против всего хорошего и светлого в ней. По его философии благо - умереть, по философии Ричарда - жить. Его философия такая простая и ясная. Она настолько истинна, что ни один разумный человек не может с ней спорить. А Ричард умеет добраться до крох разума почти в каждом - люди слышат его, люди меняются под действием его простых и мудрых слов. Самое лучшее в "Голой империи" - наблюдать, как погрязшие в заблуждениях бандакарцы медленно и постепенно ломают свой привычный уклад и встают наконец на защиту жизни. Открывают глаза и видят реальность. Опираются на знание, а не на слепую и ложную веру.
А Ричард, как всегда, все делает в полумертвом состоянии, на пороге смерти, даже двух смертей (от яда и от дара). Слабый, больной, уставший, он тем не менее не теряет здравого рассудка и способности Говорить - да, с большой буквы, ведь его слова по-настоящему меняют мир. И он сам тоже не стоит на месте, тоже осознает свою личную истину, а именно Восьмое правило волшебника. Он вообще, оказывается, проделал целый путь по Правилам, нарушая одно за другим (хе-хе), пока не признал окончательно - да, его путь верен, да, он прав и всегда был прав, ему ничем не нужно искупать совершенные убийства, ведь это убийства во благо, убийства как борьба со злом, захватившим мир. Последний шаг Ричарда к обретению самого себя.
Ну, а что касается всего не-бандакарского - Гудкайнд повторяет свои же прежние ходы, и это плохо. Снова Ричарда хотят убить. Снова Кэлен и Ричард в боли и печали. Снова пророчества путают все карты. Снова, снова, снова... одно и то же, и нет бы Гудкайнду углубиться в хорошие идеи, а он вместо этого занимается каким-то глупым и ненужным растягиванием событий. Ох, Терри, зря. Твой цикл был так хорош вплоть до Восьмого правила.
Впрочем, здесь очень здорово обдурили Николаса. Джегань прав - не надо недооценивать лорда Рала, даже слабого и полудохлого лорда Рала. И в общем книга не так уж и плоха. Убрать все, кроме Бандакара, - и она будет даже не лишней, а хорошим способом показать еще одну философию в этом мире, еще один способ столкновения с Орденом. Первый мы видели в Алтур-Ранге.

@темы: книги, меч истины

22:36 

carpe diem
Гудкайнд пишет о том же, о чем и Рэнд. Фэнтези, называется, несерьезный и детский жанр, да-да.

- Нет ничего дороже жизни. В ваших головах все смешалось, и даже жалеть вы умеете как-то странно. Но вы это частично осознаете. Сознательное, преднамеренное действие людей Имперского Ордена - убийство. Оно забирает непередаваемую ценность жизни у другого. Убийцей человек становится, когда он убивает другого, не защищаясь, а по своему низменному желанию. И тогда он лишается права на собственную жизнь. Пощадить подобное зло означает согласиться с ним. И тогда убийца вдвойне торжествует - и отняв невинную жизнь, и не расплатившись за нее собственной грешной жизнью. Пощада придает ценность жизни убийцы и в то же время отрицает ценность жизни невинной жертвы. В таком случае жизнь убийцы признается более ценной, чем жизнь его жертвы. Это смена добра на зло. Победа смерти над жизнью. © "Восьмое правило волшебника", Терри Гудкайнд

@темы: цитаты, меч истины

13:34 

«Седьмое правило волшебника. Столпы творения», Терри Гудкайнд

carpe diem
Книга почти без Ричарда, и это, между прочим, очень странное ощущение — наблюдать не за теми героями, кто тебя восхищал, бесил и вынуждал тревожиться за свою судьбу шесть частей подряд. Ричард, конечно, будет, но не сразу, а перед ним — новые отпрыски плодовитого Даркена Рала. Оба и Дженнсен. И еще — долгожданная возможность взглянуть на Джеганя, эту неуловимую угрозу всего сущего, взглянуть изнутри. Он по-прежнему отсиживается за сценой, вертит громадными войсками как взбредет ему в голову, и я очень хочу понять — что же такое творится в этой голове? Чего хочет Джегань? Он правда верит в безумные идеалы мира без магии, ненавидит волшебство по не ясной пока причине... или он просто добивается, чтоб все вокруг поверили в Орден, а цель его совсем другая, сугубо личная и корыстная? Иначе показывает себя Джегань в разговорах с Дженнсен и Себастьяном. Не лучше, не хуже, просто... иначе. И создается такое ощущение, будто жестокий император от всей души считает — он спасает мир. Миру так будет спокойней. Магия — зло. Может, конечно, это все были хитрые и коварные планы по обману доверчивой Дженнсен, но неужто Джегань рядом с ней притворялся ВСЕГДА? Трудно вести людей на битву за то, во что сам не веришь. Джегань, кажется, верит. И это уже делает его не беспощадным злодеем, который сосредоточен на своей царской персоне, а человеком заблуждающимся. Глубоко. Очень глубоко. Глубже, чем кто-либо другой в обоих мирах, Древнем и Новом. Я хочу еще Джеганя. Я хочу наконец понять его.
А Дженнсен — из тех редких девушек, которые умеют за себя постоять и не вызывают презрения. Я уважаю Дженнсен. Пусть даже её любовь к Себастьяну такая нелепая, смешная, глупая. Эта любовь её образ не портит, ведь девушка, всю жизнь проведшая в лесах, не зная ничего о мире, людях, чувства, была как будто обречена влюбиться в первого человека, оказавшегося рядом в трудный момент. Эта любовь — заблуждение, от которого Дженнсен, слава богу, избавляется, хотя надо было лишь встать и подумать, свести в единое целое все факты... использовать разум. Она не захотела. Она слишком любила Себастьяна и верила в него — и ему. За все ошибки, совершенные Дженнсен, её нельзя винить ни в коем случае... ведь она без чьей-то помощи, просто с легкой поддержкой и указанием направления, наконец стала думать своей головой, полагаться на разум, а не на чувства, и только своими усилиями обрела истину. Она мне очень нравится. Именно потому, что всегда, всю жизнь, во всех, даже самых безнадежных, ситуациях полагалась исключительно на себя. Эта храбрая и бесконечно сильная душой девушка мечтает о свободе — наконец получить в полное распоряжение свою жизнь, не зависеть ни от кого, не бежать, не прятаться... Она хочет жить. И это глубокое, осознанное желание жить лучше всяких уз роднит Дженнсен с Ричардом. Брат и сестра. По-настоящему близкие духом люди.
И точно так же, как Ричард, Дженнсен не ищет помощи других людей. Да, конечно, ей всегда кто-нибудь помогает, всегда рядом оказывается кто-то, без кого она не прошла бы свой трудный путь. Себастьян. Том. Алтея. Но ведь и Ричард обретал невероятную духовную силу не в одиночестве — нельзя выходить одному против целого мира. Дженнсен получает помощь, но даже в те не редкие моменты, когда помощь опаздывает и не приходит вообще, эту девушка все делает сама. Шагает вперед. Одолевает препятствия. Защищает свою жизнь. Как Ричард. Они ни разу за много лет не видели друг друга, но столько у них общего... как, наверное, и у всех разумных людей, которые хотят жить свободно.
Ричард Рал — лучшее, что могло произойти с этим миром. И я ничуть не удивлена, что самые разные люди — солдаты, морд-сит, простые граждане — тянутся к нему и собираются вокруг него, готовые сражаться до последней капли крови. Ричард держит своих сторонников рядом с собой вовсе не страхом, как Джегань, не угрозами страшной расправы, не могуществом. Он лишь предлагает им совсем иной образ жизни, совсем иной мир. Простые и ясные ценности, которые не может не принять разумный человек, умеющий думать, желающий жить, а не умирать. Этот мир построен на одном главном идеале — Жизнь. Жизнь как абсолютная ценность. Эту жизнь, такую прекрасную и неповторимую, нужно любить и уважать. Уважать себя как человека, высшее в природе создание, создание великое и наделенное огромными возможностями.
Джегань требует от своего народа бесконечных жертв — ведь люди все без исключения порочны и грешны, их натура гнилая и мерзкая, и, лишь отдав себя за большое дело, человек может очиститься и подняться к небесам. Это обычная философия многих религий — делать что-то не ради жизни земной, а ради того, что будет на небе. Жизнь земная — мрак и тлен. Она не стоит ничего. Хороший человек — тот, кто погибает за благое дело. И в этом суть самая важная разница между взглядом Ричарда и взглядом Джеганя. Джегань, по сути, предлагает людям смерть, а Ричард — жизнь. Свободную, достойную уважения жизнь, где все равны, потому что все в одинаковой степени люди. Никто не имеет права распоряжаться жизнью другого человека, ни один лидер, даже самый сильный и непобедимый, не имеет права. Ричард Рал сражается именно за это. За свободу для каждого из людей. Жизнь — сокровище, человек — высшее создание, а вовсе не жертва на алтаре у богов. Жить и свободно располагать своей жизнью — этого хотят все разумные люди, и они тянутся за Ричардом, они знают, что Ричард прав, любой человек, который думает разумом, а не чем-то другим, знает, что Ричард прав.
Дженнсен, попавшая в крепкую паутину заблуждений о брате, просто использовала разум — и все поняла. И так со всеми думающими людьми. Они хотят жить — они идут за Ричардом. Джегань, со злым умыслом, а может, и сам того не понимая, ведет своих сторонников на смерть. И они, кажется, не против, они жить не хотят, они хотят скорее умереть, как жертвенные агнцы. Как бороться с такими людьми? Как показать им ценность единственного верного идеала — Жизни? Я всё ещё боюсь за Ричарда. Всё ещё не понимаю, как он будет сражаться с таким глубочайшим заблуждением, что охватило тысячи людей? И так же я всё ещё убеждена — только ему и никому больше на свете надо это сделать. Только он сможет. Ричард, магистр Рал, Искатель Истины.
Вдобавок ко всему, здесь очень ярко показана черта, которая мне нравится в Ричарде — и бесконечно восхищает. И делает его куда более живым и настоящим. Он не совершает бездумного милосердия. Хороший, светлый, добрая душа — но меч в его руках не дрогнет, если нужно покарать человека прогнившего насквозь и недостойного, как Оба. Ричард умеет прощать, но прощает и дает второй шанс только тем, кто заслуживает этого, тем, что искренне раскаялся и хочет искупить свои грехи. Оба не хочет. Оба — один из самых жутких персонажей, которых я встречала. Дженнсен и Оба — еще одна параллель. Отпрыски Даркена Рала, всю жизнь проведшие не так, как им хотелось бы, лишенные многих вещей из-за того, чего сами не знают и не ведают... Но Дженнсен, кроме храбрости и душевной силы, обладает редкой добротой. Она не утратила её даже в вечном страхе и бегстве от неизвестных охотников, жаждущих её убить.
Наверное, так вышло потому, что у Дженнсен была мама — чудесная женщина, воспитавшая дочь в идеалах веры в добро. У Обы — совсем другая мать. Жестокая. Загрубевшая внутри. Плохо обращавшаяся с сыном. Оба её не любил, а боялся, она держала его в постоянном страхе, не давала ему вздохнуть спокойно, наказывала за то, в чем Оба не виноват. Превращение этого парня в монстра, пожалуй, в каком-то смысле закономерно — но ничуть его не оправдывает. Как считает Ричард, у человека всегда есть выбор. Это он решает, по какой дорожке ему пойти. Ни семья, ни прошлое, ни наследственность, ни печальные обстоятельства жизни. Дженнсен тоже жилось совсем не легко, но девушка выдержала все испытания и себя не потеряла. Оба, в сущности, слабый и жалкий человек, хоть и пробует казаться сильным и могучим. Он слабый, он не устоял перед сладкими посулами голоса, он сделал свой выбор — и в конце получил не меньше и не больше, чем заслужил.
Страшный человек. Невероятно пугает в нем убежденная и твердая вера в то, что, раз его отец — Даркен Рал, весь мир должен лежать у его ног. И все блага мира он заслуживает благодаря своему царскому происхождению, и все убийства — по необходимости, потому что мерзкие люди его оскорбляют, и чужие деньги принадлежат ему, раз он всю жизнь терпел обиды от матери. С непоколебимой верой в себя как царя Оба творит ужасные вещи. Ричард не ошибся, не проявив к нему бездумного милосердия. Такой, как Оба, жить не достоин.
Терри Гудкайнд все еще делает со своим огромным циклом нечто невероятное. Казалось бы, все сказано, все описано, пора заканчивать войну, но ведь каждая часть дает нам новые, неожиданные черты в характере Ричарда, глубже раскрывает его взгляд на мир... и ярче показывает главную ценность, вокруг которой вертится всё, ради которой и задуман переполох в этом мире. Жизнь. Ричард пришел сюда, чтобы сражаться за свободную жизнь для всех людей. Война не закончена. Война еще долго не будет закончена. Так просто мир не меняется... так просто не меняются люди с установкой на унылое существование и подчинение в голове. Путь Ричарда будет долгим и страшным. Слава богу, в этой части никто из его близких не умер, не было страшных лишений и долгих расставаний, вообще ничего особо плохого не случилось... но мы ведь знаем, что это - слабое затишье перед бурей. Я боюсь за Ричарда. Боюсь за всех. Терри Гудкайнд — прекрасный автор, и даже язык у него наконец не прыгает от скупых описаний к подробным. Я жду следующих частей, затаив дыхание. Это будет самый длинный цикл в моей жизни... и, наверное, самый лучший.

@темы: книги, меч истины

23:38 

"Шестое правило волшебника. Вера падших", Терри Гудкайнд

carpe diem
Почему я все еще читаю про этих дурных волшебников? Отчаянный, прежде не очень разрешимый вопрос. Ведь правда, почему? Шестая часть цикла. А я вообще на дух не переношу бесконечные циклы, вот как у Мартина, и ведь он быстро надоел мне, точней, я устала от него. Просто потому, что исписался Мартин, потому, что эпопея с игрой престолов в Семи Королевствах была хороша, пока несла в себе какой-то смысл. Только смысл в моих глазах оправдывает длину цикла. Есть что-то в нем, общая на все части идея, такая большая и трудная, что нужны сотни и сотни страниц, чтобы ее раскрыть, - пожалуйста. Я буду только рада. Но чаще всего большие циклы изживают себя где-то на третьей части. Идея кончилась, сюжетные ходы вроде как тоже, но автор, не пойми зачем, продолжает выдумывать что-то, тянуть, тащить свой сюжет за счет унылых и лишних описаний пути из пункта А в пункт Б. Со всеми подробностями. Это очень любит Мартин. Благодаря ему я как-то вообще зареклась читать длинные циклы. А здесь аж одиннадцать частей, не считая всяких приквелов-сиквелов с уходом в наше время, во время первых Исповедниц... В общем, много. Слишком много. Я с большим подозрением начинала это предприятие и всё жду подвоха от Гудкайнда - когда там уже станет ясно, что не нужны одиннадцать частей, что и трех-четырех хватило бы, что все тянется и тащится количества ради. Но вот уже шестое правило, а я здесь, я не ухожу от волшебников, и, что самое важное, как-то и вовсе не хочу уходить. Читаю не потому, что вроде как жаль потраченного прежде времени и надо бы узнать, к чему всё придет. Нет. Я читаю, потому что мне нравится.
Неужто я нашла свой идеальный цикл? Цикл, который оправдан целиком и полностью? Гудкайнд - молодец. После всех моих сомнений и возмущения скачущим туда-сюда языком я могу сказать это. Он знает, что делает. У него есть настоящая история. Настоящая, ведь она движется своим неспешным, размеренным ходом, и так нужно, она может идти так и только так. Сейчас я вижу в её сердце, с одной стороны, личность нашего славного Ричарда, а с другой - мир, со всеми потрясениями, переворотами и войнами. При том первое очень тесно связано со вторым. Ричард повязан с судьбой мира. Эта судьба зависит от Ричарда. Ричард с каждой частью все больше меняется, обретает всё больше твердости, храбрости... цельности. Он знает, чего хочет. Он уже не мечется между одним и другим. Не испытывает тревоги, страха, сомнения, что его путь - верен. То есть он, конечно, всегда в тревоге и страхе за свой мир, за свой народ и за близких ему людей, эта тревога, рожденная из любви, помогает ему двигаться вперед, но это все внешнее, это хорошие тревога и страх, а сам с собой он не спорит, не давит себя, не ищет, как Никки, свой путь. Он уже нашел. Он обрел в себе тихий, ровный, уверенный островок спокойствия. В душе он совершенный, цельный человек, который раз и навсегда утвердился в своих установках на жизнь и следует за ними. Пытки, злые слова, толпы ораторов, которые хотят уверить его, что он ошибается, ничего не сделают с ним. Просто не могут. В нем есть то, чего не сломить Джеганю и легионам солдат Ордена. Ричард меняется, а с ним меняется мир. Вот как простой лесной проводник умудрился стать главной фигурой всего мира? И как он несет на себе эту страшную, безумно тяжкую ношу?
Процесс изменений Ричарда, конечно, не мог свершиться за одну часть. И даже за две. Ричард меняется, с ним меняется мир, и теперь я вижу курс, который примет история с миром, я вижу, к чему хочет придти в конце Гудкайнд, какую идею хочет провести через весь свой цикл. И, надеюсь, так оно и будет, ведь это очень хорошая идея, и она должна развиваться неспешно и долго. Алтур-Ранг - один город, а сколько в обоих мирах, Древнем и Новом, таких городов? Сколько таких людей, которые предпочитают вести унылый, пассивный образ жизни, слепо внимая вождям, идя туда, куда скажут идти? Разум — это наш единственный способ понимания реальности, наш основной инструмент выживания. Сколько таких людей, которые отказываются от разума? Отказываются думать? А думать - значит жить, то есть они отказываются жить, превращая жизнь свою, такую прекрасную, одну, ведь другой больше не будет, в тупое, пассивное существование. Все решения принимает кто-то другой. Не надо утруждать себя. Не надо прилагать усилий. Подумают другие, и работать тоже будут они, и куда проще кричать о благе общества и человечества, чем пойти и самому починить ступеньку в доме.
Ричард всегда был на стороне разума. Теперь я вижу это. Он всегда жил по тем законам, что проповедует здесь. Думать, действовать, самому быть хозяином своей жизни. Ни у кого не просить помощи. Никому не давать право распоряжаться своей жизнью. Ричард всегда жил по шестому правилу волшебника, и поэтому он - Ричард, он - магистр Рал, он - символ свободы этого мира. И он полностью прав, отказываясь бороться за людей, которым не нужна такая свобода. За людей, которые не умеют думать. Которые хотят, чтобы пришел великий Рал и стер с лица земли Орден. Даже те, кто хотят поражения Ордена, на самом деле хотят, чтобы благодаря усилиям Ричарда их жизнь стала лучше. Благодаря его усилиям, а сами они и пальцем не шевельнут, чтобы приблизить желанную свободу. И только когда они скажут: "Мы хотим, чтобы ты возглавил нас, но пойдем на битву и без тебя" - только тогда они действительно будут достойны свободы.
Единственная власть, которой ты можешь подчиняться, это власть разума. Любой разумный человек, увидев, что творится в Алтур-Ранге, взвоет от абсурда происходящего. Любому разумному человеку очевидны все противоречия и безумства Ордена. Что должен был чувствовать Ричард, видя все это, понимая, в какой рабской бездне апатии и тупого подчинения живут эти люди, видя, как нарушаются все очевидные законы логики и разума? То, что творится в Алтур-Ранге - безумие. Безумие очевидное и ясное любому... разумному человеку. А разумных там крайне мало, и они боятся заявить о себе. Так что же чувствовал Ричард? Как вообще находил в себе силы спорить с Никки, доказывать свою правоту, как у него не опустились руки, когда он понял, что эти люди отрицают разум и безнадежно упорны в своем отрицании?
Поразительно цельная натура. Не боясь смерти, не боясь ничего, твердо зная, во что верит, Ричард воплотил свою философию в камне. Как Говард Рорк воплощал в своих зданиях. И это творение было таким совершенным, таким говорящим - лучше всяких слов, - что даже глухие и слепые наконец прозрели и услышали. По сути, Ричард не поднимал серьезных восстаний, не заявлял на весь мир о своих взглядах, он просто... был собой. Был собой и под пытками, и среди страшных лишений, и в обществе глухих и слепых людей. Ни на шаг не отступая от себя, он делал то, что должен делать Ричард Рал, каковым он является. Ричард Рал не мог не возвести эту статую. Ричард Рал не мог признаться в том, чего не совершал. Ричард был собой, и этим в который раз изменил мир. Он меняет людей просто тем, что не сходит со своего пути. Каким-то загадочным образом - хотя, в сущности, очень даже закономерным, - его цельность притягивает к себе людей, и, глядя на него, наблюдая за ним, просто находясь рядом, люди меняются. Он может ничего не говорить. Ему достаточно быть собой и делать то, что он делает. Что тут скажешь? Поразительный человек. Я не помню, когда еще так восхищалась книжным героем, особенно в фэнтези. Говард Рорк - мой идеал, вообще герои Айн Рэнд, но Гудкайнд в этой части так близко подошел к ее философии, что я тихо сижу и внемлю истине того, о чем они оба пишут.
Шестое Правило — это ось, вокруг которой вращаются все остальные правила. Да, ось. И основа всех основ. А шестая книга - ровно центр "Меча истины". Если теперь вокруг этой идеи про самостоятельность мышления, про ответственность каждого за свою жизнь будет складываться весь остаток цикла... это и в самом деле выйдет мой идеальный цикл. Ричарду предстоит еще много трудов и забот. Очень много... слишком много. Здесь я даже ничего не буду гневно говорить насчет Ричард-Кэлен - всё плохо, всё крайне плохо, и пусть, как обычно, конец хороший, счастливое воссоединение всех разлученных, я не знаю, как Ричард осилит то, что ждет его впереди. Как он изменит мир. Исключительная личность... да, наверное, лишь он и способен на такой невообразимый подвиг. Однажды он возьмет и перевернет всё с ног на голову. Он сможет. То, что он сможет, - без сомнений, но какой ценой? Вы меня очень пугаете, мистер Гудкайнд.

@темы: меч истины, книги

22:42 

carpe diem
Все больше поражаюсь, до чего Гудкайнд похож на Рэнд. Ну как такое может быть вообще? Порой почти дословно совпадают.

— Жестоко говорить, что я не стану радостно жертвовать собой ради этого бандита Гейди? Или ради других неизвестных мне бандюков? Жестоко не жертвовать добровольно то, что принадлежит мне, всякой алчной твари, жаждущей, даже ценой крови жертв, обладать краденым, не заработанным добром?
Жертвовать собой ради чего-то дорогого, ради чьей-то дорогой для тебя жизни, ради свободы и свободы тех, кого уважаешь — как я пожертвовал собой ради жизни Кэлен, — вот единственная разумная причина для такой жертвы.
Отречение от себя означает, что ты раб, который должен отдать самое ценное, что у тебя есть — жизнь, — любому наглому ворюге, который потребует её.
Жертвовать собой — ни что иное, как требование, навязываемое хозяином рабу. Поскольку к моей шее приставлен нож, то это вовсе не мне на пользу, что у меня отнимают то, что я зарабатываю своими руками и умом.
Это на пользу лишь тому, кто держит нож и тем, кто числом, а не разумом диктует, что хорошо, что плохо для всех, — тем, кто подхалимничает перед хозяином, чтобы иметь возможность подлизать каждую каплю крови, что он упустит.
Жизнь бесценна. Поэтому жертвы ради свободы оправданны. Потому что ты идешь на это ради самой жизни и возможности прожить её, поскольку жизнь без свободы — ничто иное, как медленная, неизбежная смерть, принесение себя в жертву во «благо» человечества.
Причём, это самое человечество включает в себя кого угодно, кроме тебя. Человечество — это всего лишь сборище индивидуумов. Почему чья-то жизнь должна быть более ценной, более важной, чем твоя собственная? Безрассудное принудительное самопожертвование — это бред.

@темы: меч истины

22:33 

carpe diem
- Шестое Правило - это ось, вокруг которой вращаются все остальные правила. Это не только самое важное из них, но и самое простое. И тем не менее именно его чаще всего нарушают или игнорируют, и именно оно - наиболее презираемое. Но им необходимо овладеть, невзирая на извечное возмущение бесчисленных глупцов.
Ничтожность, несправедливость и саморазрушение поджидают тех, кто его игнорирует, ибо полуправда гибельна даже для верных учеников, глубоко верующих и бескорыстных последователей.
Вера и чувства - ласковая основа зла. В отличие от разума вера и чувства не устанавливают границ для любого заблуждения, любого чаяния. Это - сильный яд, дающий одурманивающую иллюзию морального права на любое преступление.
Вера и чувства - это тьма в сравнении со светочем разума.
Разум - это квинтэссенция истины. И полностью понять и оценить жизнь можно только с помощью разума, подчиняясь лишь его власти. И отказываясь от власти разума, отторгая самостоятельное мышление, человек обрекает себя на смерть.
© "Шестое правило волшебника", Терри Гудкайнд

@темы: меч истины, цитаты

13:48 

"Пятое правило волшебника. Дух огня", Терри Гудкайнд

carpe diem
Терри Гудкайнд - странный человек. Он пишет свои книги в разных стилях. "Храм ветров", например, был удивительно куцым в плане описаний и языка вообще. Короткие, ничем не примечательные предложения. Он как будто забыл, что рассказывает нам историю, а не передает сухими фактами последовательность событий. С "Духом огня" уже совсем другая проблема. Гудкайнд начал эту книгу так, что я не могла оторваться и читала, читала, читала, затаив дыхание, - не столько потому, что сами приключений Ричарда и Ко так увлекли меня, хотя, конечно, не без этого, а потому, что язык был замечательный. Такой, как я люблю. Такой, какой я полюбила в "Первом правиле волшебника" и которого мне категорически не хватало в последних книгах Джорджа Мартина. Описания. О эти прекрасные описания с изящными конструкциями, уймой интересных и вкусных подробностей, с не самым банальным (наконец-то) подбором слов. Да, я уже снова читаю хорошее фэнтези, а не перечисление событий в духе "она встала, он пришел". "Дух огня" и сам по себе очень увлекательный, а уж вместе с чудесным языком - вообще праздник.
"Не сдавайте позиции, мистер Гудкайнд" - хотелось мне пожелать автору. А он сдал. Сдал бессовестно и беспощадно в той же самой книге, на последних главах. Рвать и метать.
Но сначала о хорошем.
"Пятое правило волшебника" как-то сразу захватило меня, с первых строк, не отпуская почти до самого конца. Интересную вещь тут сделал Гудкайнд. Обрушил на нас, неподготовленных читателей, целую кучу новых персонажей, мест и линий в сюжете. Да, конечно, эти линии потом бесславно прервутся, а герои за ненадобностью будут убиты, но Андерит с его интригами, дворцовыми переворотами и чуть ли не игрой престолов был великолепен. С лучших традициях Джорджа Мартина, как говорится. Немного меньших размеров, и все-таки. Маленькое государство, стоящее обособленно от других, хоть и входит в альянс Срединных земель, а существует вполне себе независимо, ибо с оружием, которое защищает его границы, не совладает и сама Мать-Исповедница. Вот и творится в стенах этого государства черт знает что. Именно сюда в полной мере подходит пятое правило волшебника.
Учитывай то, что люди делают, а не только то, что говорят, ибо деяниями выявляется ложь. Правящая верхушка Андерита без стыда и совести дурит людей. А люди в этой стране, что андерцы, что хакенцы, - идеальная мишень для лжи. Они принимают ее быстро, легко и даже с благодарностью. У них не возникает не единого порыва поднять бунт, сломать систему или еще что-нибудь вроде того. Потому что система не только вокруг них, она прочно и безнадежно в их собственных головах. Хакенцев притесняют. Любой человек со стороны увидит это. Хакенцев заставляют платить за грехи, совершенные когда-то тысячу лет назад их предками. Платить за то, что сделали не они, а те, кто к ним самим не имеет ни малейшего отношения. История государства выдумана чуть больше, чем полностью. И никто даже не подумал задать себе вопрос - а правда ли это, а не было ли все совсем по-другому.
Бедные люди. Бедные, бедные люди. Бертран, Далтон и прочие господа с властью внушают им все, что угодно. Слова. Их главное орудие воздействия - слова, не подкрепленные поступками. Они болтают, болтают, болтают, а народ и счастлив слушать сладкую ложь. Они почитают Суверена за бога. За носителя великой и непреложной истины, небесной воли, которой нельзя противиться, - лишь с восторгом внимать и выполнять. И Ричард очень зря пришел в Андерит. Даже он, магистр Рал, к которому почти инстинктивно тянутся люди, ничего не смог бы поделать. Не смог бы сломать систему у этих людей в головах. Он обладает способностью просто и ясно выражать свои мысли. Он, как Искатель Истины, доносит эту истину так, чтобы любой, кто слушает, понял и принял. Здравомыслящий человек согласился бы, что Ричард прав. Он прав без лишнего самолюбования, без возвышений себя над обычными людьми. Он, хоть и стал магистром Ралом, такой же честный, искренний и простой, каким был в давние времени в Хартленде. Он действительно мог бы спасти этих людей, если б подчинение и слепота не сидели в них так глубоко и прочно. Они привыкли подчиняться. Они рабы по природе своей. Они увидят правду лишь тогда, когда ее сунешь им под нос самым жестоким образом. Как это случилось с Беатой. И я хочу верить, что эта девочка еще покажет себя, что она-то, потеряв прежние идеалы, обретет новые и совершит что-нибудь большое и важное. То, чего, вопреки моим мольбам Гудкайнду, не совершил Несан.
Терри Гудкайнд - странный человек. Он не использует свой же сюжет так, чтобы извлечь из него больше смысла и глубины. Несан. Мальчик-хакенец. Полностью продукт системы - фантомное ничтожество хакенцев у него в голове, он считает себя жалким и грязным. И все-таки у него есть мечта - безумная и априори невыполнимая. Стать Искателем Истины. Действительно, безумие - где он, мальчик, который даже и читать-то не умеет, и где Эйдиндрил с мечом Истины? Я думала, что, дав Несану такую мечту, отделив его этой мечтой от прочих хакенцев, Гудкайнд подарит ему какой-то особенный сюжет. Я даже составила этот самый сюжет. Ричард оказался без своего меча в стане врагов, но Несан, добыв меч с благородной целью, а вовсе не для того, чтобы с помощью него доказать, что он не насильник (мелко, слишком мелко), доставляет его Ричарду в самый решающий момент. А прежде того меч признает в Несане некое величие души, необходимое для истинного Искателя. Ничего подобного. Несан умер. Несан умер быстро и незаметно. От руки имперского солдата.
Ничего не совершив и никого не защитив. И зачем, мистер Гудкайнд, вы так обнадежили нас? Зачем все это было надо? Какой смысл несет смерть Несана, кроме, само собой, необходимости избавиться от более не нужного героя? Даже Мартин, пачками убивая своих персонажей, делал это не просто так.
"Не сдавайте позиции, мистер Гудкайнд" - хотелось мне пожелать автору. Ведь, несмотря на некие странные вещи, все было хорошо. Наконец-то никаких страданий и обожеонпредалменя между Кэлен и Ричардом. Наоборот, они здесь не вызывают у меня негативных эмоций. Позитивных, впрочем, тоже. Я не могу больше любить эту пару, и даже самые душевные моменты, - например, Ричард у постели избитой почти насмерть Кэлен - не трогают меня так, как должны бы. Язык прекрасен. События увлекательны. И все-таки не дотянул Гудкайнд, совсем чуть-чуть не дотянул. Два идущих рядом сюжета - нападение шимов на мир и дворцовые интриги в Андерите - разворачивались медленно и постепенно, нагнетая, усиливая напряжение с каждой главой, и вдруг - бац! - получили свой конец за пару-тройку страниц. Это как? Это ради ВНЕЗАПНОГО и НЕПОНЯТНОГО озарения Ричарда я читала всю книгу о том, как шимы убивают людей и выкачивают магию из мира? Это ради ВНЕЗАПНОГО переворота в душе Далтона и ВНЕЗАПНОЙ болезни, постигшей с его руки всех правителей, я читала всю книгу о том, как они строили многоступенчатый план о захвате власти?
У меня было такое чувство, будто меня обманули. Нечестно и жестоко. Развязка слишком стремительная, а язык снова, в который уж раз, скатился до скупого перечисления фактов. Я разочарована.
И все-таки наши "дурацкие волшебники" не отпускают меня. Я не могу бросить цикл, не узнав, что там будет дальше. Гудкайнд хоть и странный человек, а все-таки умудрился наконец-то ввести тот элемент, которого я ждала очень долго. Ребенок Ричарда и Кэлен. Мальчик-Исповедник. Да, Кэлен потеряла его, но, конечно, когда-нибудь сия беда нагрянет и всем будет очень, очень, очень плохо. Градус беспощадности зашкаливает. Нет, главные герои до сих пор живы (а будь это цикл Мартина, они погибли бы еще пару книг назад). Но им пришлось пережить столько физических и, главное, душевных страданий, что, боюсь, они не доберутся до конца пути целыми и невредимыми в обоих смыслах. А Джегань по-прежнему сидит где-то за занавесом. Сидит и плетет свои коварные сети. Уже которую часть мы фактически не видим и не слышим его, но все-таки он остается главным врагом бедного Ричарда - а Ричард взял и ушел в изгнание, бросив свой народ на растерзание этому коршуну. Да, конечно, он устал и потерял веру в себя, ему трудно освоить свой новый статус магистра Рала, трудно держать на плечах эту огромную ответственность. Но так нельзя, Ричард, в самом деле, так нельзя. Возвращайся назад. Ты нужен людям.

@темы: меч истины, книги

19:50 

Доступ к записи ограничен

carpe diem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:06 

"Четвертое правило волшебника. Храм ветров", Терри Гудкайнд

carpe diem
Четвертая книга. А наш любимый Ричард, хоть и магистр Рал, все еще не волшебник.
Простите. Не сдержалась.
Я с замиранием сердца жду, когда наконец магия Ричарда получит свое полное и могучее воплощение. Загадочный вы человек, мистер Гудкайнд. Кэлен с Ричардом полюбили друг друга через пару глав от начала первой книги, а с чародейством все тянете, тянете, тянете... Сил моих больше нет ждать!
А теперь надо бы серьезно поговорить о "Четвертом правиле волшебника".
Собственно, моя любимая вещь в этом цикле - правила - как-то обошла эту часть стороной. Почти не было влияния четвертого правила на всю историю. Мало того, даже самой формулировки правила толком-то и не было. В прощении есть магия… Магия исцеления... Это очень хорошо и правдиво, не спорю, и прощение даже немного было под конец страданий и скитаний Ричарда с Кэлен, но такого явного влияния правила на весь сюжет, как в предыдущих частях, не прослеживается. К сожалению. Зато Храм ветров сыграл на этот раз вполне себе значительную роль, больше, чем было у Камня Слез в свое время.
Судя по всему, Гудкайнд решил взять курс на серьезность и трагичность. Страшную, страшную трагичность. Он, слава всем богам Срединных земель, еще не убивает хороших персонажей направо и налево - но, кстати, он пошел по пути издевательств над героями дальше, чем незабвенный наш Джордж Мартин. Гудкайнд не убивает их. Он подбрасывает им все новые и новые мучения. Все новые и новые испытания, чаще психологического, чем физического плана. Кара... бедная, бедная Кара. Морд-сит с безупречной выучкой, она не прогнулась бы под любыми пытками. Но даже у нее есть слабое место, есть самый главный страх, сводящий с ума и превращающий гордую, сильную женщину в ребенка, который плачет и зовет маму, чтоб она убрала крыс. Поразительная по силе своей сцена. И очень тяжелая. За две книги я полюбила эту книжную Кару даже, наверное, сильней, чем совсем другую Кару из "Легенды об Искателе", и мне очень больно было видеть и чувствовать, как она, уже получившая возможность жить счастливо и спокойно, страдает.
Морд-сит. Я готова прославлять Терри Гудкайнда на каждом углу именно за то, кроме прочих достоинств, что он придумал таких людей, как морд-сит. Несчастные, глубоко больные душой женщины. С детства вырванные из привычной среды, из дома, из семейного гнезда. Обученные в жестокости и боли, страшной, невыносимой боли. Морд-сит - сплошная темнота и извращенность всех лучших человеческих чувств. Морд-сит - бесконечный мрак и отсутствие всего хорошего и светлого. Только желание причинять боль. Только равнодушие ко всему, кроме самих себя. Да и к самим себе, может быть, - эти женщины не живут, они существуют, они завязли безнадежно в болоте своей темноты, и, боже мой, Ричард, ты самая исключительная личность на свете, если сумел их оттуда вытащить. Морд-сит, которые кормят бурундучков с руки. Морд-сит, которые смеются и подшучивают над стражниками. Морд-сит, которые любят кого-то и даже признают вслух эту любовь. Ричард не просто показал им, что бывает другая жизнь, он терпеливо и осторожно учил их наслаждаться простыми вещами, видеть прекрасное вокруг себя, улыбаться и не быть в постоянном напряжении... получать искреннее, чистое удовольствие от жизни. Конечно, морд-сит готовы пожертвовать собой ради своего магистра Рала. Он воскресил их. Он подарил им свет.
И тем ужасней была смерть Райны - самая ужасная смерть, даже в ряду других смертей, которыми богата эта часть и цикл Гудкайнда вообще. Мне кажется, я никого из невинно убиенных автором персонажей не жалела так сильно, как Райну. Она получила наконец-то возможность спокойной и радостной жизни. Возможность любить Бердину без оглядки на безумного Даркена, который только счастлив высмеять любые светлые чувства. А лекарство от чумы было найдено через пару дней после того, как она погибла. Почему? За что такая страшная несправедливость? Эта несчастная, измученная прежним Ралом женщина... она более чем заслужила жизнь. А получила смерть. Нечестно, нечестно... и очень больно.
Но больше всех, как всегда, страдает Ричард. У него на плечах целая Д'Харианская империя. Даже просто дела по управлению таким большим государством требуют огромных затрат сил и времени, но, конечно, нельзя было оставить Ричарду только это. На него обрушилось совершенно безысходное пророчество с двойной развилкой - а Ричард не пророк, он ничего не понимает в пророчествах, они для него - путаница размытых и от того еще более страшных предсказаний. Каково ему? Знать, что в ближайшее время грянет чудовищная катастрофа, грозящая стереть с лица земли и его, и всех, кого он любит, ожидать со дня на день прихода этой беды - и не иметь возможности предотвратить ее. Потому что пророчество выражается туманными фразами, у которых может быть сколько угодно разных значений. Бедный, бедный Ричард. Он вынужден бороться с чумой -огонь, который не остановишь никаким мечом, - бороться с хитрым змием Джеганем, искать убийцу женщин, отвращать от себя Надину и в промежутках между тем решать как-то дела своего государства. Это слишком. Это действительно слишком для одного человека. Я бесконечно уважаю Ричарда хотя бы за то, что, много раз испытывая желание упасть лицом в стол и уснуть на веки вечные, он ни разу не сделал этого. Он всегда продолжал борьбу.
Сюжетные линии Гудкайнд закручивает все туже и туже. Манипуляции древних волшебников с Храмом ветров, запредельный мир, брат-предатель-маньяк, новые и все более опасные происки сноходца, Шота с ее пророчествами насчет сына Искателя и Исповедницы, многоплановые интриги Натана Рала... А концовка, как всегда, обещает нам еще больше развлечений. Кэлен, спасая жизнь Ричарда, вызвала из небытия неких таинственных существ... кто знает, какие бедствия они принесут в следующей части? А там еще Джегань прячется за сценой. Джеганя мало. Джеганя все еще очень мало. И меня терзают смутные предчувствия, что так мало его именно потому, что однажды он выскочит на сцену во всем своем злодейском великолепии, и будет у Ричарда опять веселая и безумная жизнь. Слава богу, Ричард снова встретил Зедда. И, может быть, Зедд успеет до новых неприятностей научить его хоть немного контролировать свой дар.
Ну и, по традиции, тонна возмущений отношениям Ричарда и Кэлен. Это, простите, что такое было? Мистер Гудкайнд, вы издеваетесь? Я даже поверить не могу, что в первой книге любила этих двоих. Нет-нет, по отдельности и Кэлен, и Ричард - образцы мужества и колоссальной силы духа, но, когда они вместе, - остановите Землю, я сойду. Уже вторую книгу Ричард и Кэлен попадают в неприятные ситуации из-за своих отношений. Очень странных отношений. То Ричард поверил вдруг без причин и доказательств, что Кэлен его предала и бросила, то теперь СНОВА поверил, что она его предала и бросила из-за обычной физиологической реакции здоровой женщины на.... то самое. К тому же, Кэлен представляла Ричарда на месте Дрефана. А ему хоть бы что. Он с какой-то радости приравнял секс к любви и сделал архиглупый, архинеправильный вывод. И ушел за грань нашего мира. Бросив тут и людей своих, и тех, кто любит его, и государство, и народ, - все, только потому, что Кэлен ЯКОБЫ не любит его больше. Как ты вообще мог подумать об этом, Ричард? Еще день назад, до жестокого плана духов, она любила тебя, ты был счастлив и не сомневался в ее чувствах, но тут же решил для себя, что за день она могла кардинально измениться. Где доверие, товарищи? Где уверенность друг в друге, раз уж любовь ваша так сильна и прочна? Они безнадежны. Стоит только дать им повод, тут же начнут сомневаться, обижаться и делать глупости.
Их линия в "Четвертом правиле" не вызвала, как и прежде, особых эмоций. Кроме возмущения. Даже свадьба долгожданная не особо порадовала. А уж эти мучения, мол, мы не можем быть вместе, нам нужно заключить брак с другими людьми, выглядят нелепо и ничуть не трогательно, особенно на фоне недавней смерти Райны. Смерть - безнадежна. Смерть разлучает людей по-настоящему. Бердина никогда больше не увидит Райну, а вы МОЖЕТЕ видеть друг друга, можете любить - в любви самой суть, в том, что ваше чувство никто у вас не отнимет, а вовсе не в физической возможности быть рядом.
В общем, я довольна "Четвертым правилом". За кучу событий, за развитие образа Ричарда, за развитие образов других персонажей - Натана, например, ведь так прекрасна и печальна его любовь к Клариссе. Только язык здесь у Гудкайнда внезапно стал очень сух и краток - мне не хватает больших и подробных описаний. Что ж, читаем дальше. Несмотря на явные недостатки и претензии, "Меч истины" продолжает крепко удерживать мое любопытство.

@темы: книги, меч истины

23:04 

"Третье правило волшебника. Защитники паствы", Терри Гудкайнд

carpe diem
Было бы, конечно, куда уместней назвать то, что происходит в этой книге, кровью паствы. Потому что кровь льётся реками, захлёстывая и Эйдиндрил, и Дворец пророков, и, кто бы сомневался, несчастного Ричарда, которому из одной части в другую только хуже и хуже. Пускай всё заканчивается счастьем для него, соединением обратно со всеми близкими и любимыми, но там, в перспективе, всё очень, очень ПЛОХО.
И, кстати, так и должно быть. Ричард Сайфер (или, может, теперь будет лучше - Ричард Рал?) всё-таки тот самый человек, исключительная личность, от чьих усилий целиком и полностью зависит будущее Срединных земель, Д'Хары и вообще всего, что есть в этом мире Гудкайнда. И сам Ричард тоже понимает это. И с каждой частью становится всё сильней и крепче, хотя, честно сказать, ни разу не мудрей. Да, Ричард по-прежнему продолжает творить глупости и нарушать правила волшебника, но ведь сам же исправляет эти глупости, сам же искупает свою вину, делая всё, даже больше, чем всё, чтобы сберечь покой огромного мира. Он взвалил на себя слишком тягостный груз. Он уже прогибается под этим грузом. Что будет дальше? Нет, Гудкайнд вовсе не так жесток, как незабвенный убивец всех добрых персонажей Мартин, но и в его саге про Меч Истины я пока не вижу лучика света, который разгонит весь мрак до конца. На смену бешеным Защитникам Паствы пришёл Джегань, сноходец со своими коварными планами, а там ещё и сестры Тьмы бродят на свободе, вынашивая замысел проложить дорогу Владетелю в мир людей... и где-то ещё, за тёмным занавесом, Дети Погибели - я верю, что злобный автор и для них нашёл в сюжете какое-нибудь место.
Мне кажется, зря не любят Третье правило волшебника. Это хорошая часть. Хотя бы потому хорошая, что наш исключительный Ричард обретает большую глубину, раскрываясь с другой стороны. Он может быть магистром Ралом. Он, как бы не открещивался от своих корней, как бы не презирал необходимость приказывать людям и вести их за собой, может быть хорошим магистром Ралом. Люди не пропадут с ним. Ричард почти из пустого места выдумал дерзкий план по объединению всех стран под Д'Харой. И воплотил его в жизнь. Бывший лесной проводник, надо же, а сколько выдержки ему нужно было, сколько терпения, уверенности в себе, умения держаться достойно и несгибаемо, чтобы всё это сделать, чтобы забыть о себе ради спокойствия людей. В конце концов, эти люди ему чужие. А он готов бросить себя навстречу любой опасности, лишь бы все они могли жить в тихом, мирном государстве. И какая поразительная разница между Ричардом и Даркеном, между двумя магистрами Ралами, и как по-другому теперь звучит клятва верности, и как здорово, что те крепкие узы, которые создал древний Рал для своих людей, больше не будут извращаться ради злого дела.
Это хорошая часть. В ней много внезапных и далеко идущих поворотов в сюжете. Например, интриги под крышей Дворца пророков, попытки Верны распутать клубок, отделив врагов от друзей - и, к слову, это ещё один чудесный персонаж, которого я люблю, а вместе с Уорреном люблю ещё больше. Самоотверженная до предела служба аббатисы Свету, ещё более страшная, когда аббатисе приходится приносить в жертву людей, использовать их, убирать кого-то с дороги ради высшего блага. Морд-сит, очень изменившиеся благодаря новому магистру. Да, пускай не слишком убедительно выглядит это изменение, оно быстрое, не могли так скоро женщины, над которыми издевались всю их жизнь, с поломанной начисто психикой, вдруг подшучивать над Ричардом, смеяться и улыбаться так, будто ничего не было. Путь Денны к чувству, к любви, к доброте был куда более длинным и куда более достоверным. Мучительным. Морд-сит из этой части уже совсем не морд-сит. Как если бы не были ими никогда. Но, надо признать, их лёгкая, насмешливая манера общения с Ричардом меня умиляет.
А вот отношения Ричарда и Кэлен не просто не тронули, а даже начали раздражать своей банальностью и, вот что самое главное, статичностью. Эти двое полюбили друг друга буквально на первых страницах первой книги. Любовь возникла из воздуха, но, ладно-ладно, мы как-то смирились с этим. Ни вторая книга, ни третья ничуть не подвинули их связь с мёртвой, раз и навсегда установившейся точки. Ни нового, более крепкого доверия, ни глубоких душевных уз я не вижу и, кажется, надо бы оставить надежду увидеть. Они по-прежнему сомневаются друг в друге. Двух слов злобной и явно лгущей сестры Тьмы хватило Кэлен, чтобы поверить в измену Ричарда. Она, судя по глубине чувств, заявленной Гудкайндом ещё в начале, должна была со спокойной улыбкой пропустить эту глупость мимо ушей. У Кэлен нет никакой внутренней веры в Ричарда. А пора бы, если любовь и в самом деле такая сильная, такая серьезная. Одиннадцать частей, уважаемый Терри Гудкайнд, вы могли бы дать их чувствам хоть за одну книгу зародиться, созреть, пережить какие-то испытания, чтобы читатель искренне сопереживал им, чтобы связь, выручавшая Ричарда и Кэлен из тьмы отчаяния столько раз, не вызывала бы сомнений. Я отказываюсь просто принимать на веру, что они любят друг друга, не видя развития этой любви по сюжету. Никакущая романтика у Гудкайнда.
Продолжаем читать. Я так же считаю "Меч истины" неплохим образцом фэнтези-мира.

@темы: меч истины, книги

18:22 

"Второе правило волшебника. Камень слёз", Терри Гудкайнд

carpe diem
Мне кажется, вторые названия здесь совсем не нужны. Камень Слёз появился ближе к концу книги и выполнил свою маленькую скромную роль, а вот Второе Правило Волшебника, как всегда, красной ниточкой проходит через всё повествование. Это прекрасная задумка Гудкайнда - вывести свод установок, имеющий прямое и правильное отношение к миру в целом и к людям в частности, и каждую часть странствий несчастного Ричарда подчинить одному из правил. Нисколько не сомневалась, что, чем дальше в похождения Искателя, тем суровей и обречённей они становятся. Нет, мы знаем, разумеется, что в результате хороших героев ожидает счастье и благоденствие, и всё-таки... какой ценой они придут к счастью и благоденствию? Уже во "Втором правиле" - секта прислужниц Владетеля, Дети Погибели (гибельные из сериала, они есть, ура) и сам Владетель подземного мира с небывалым могуществом в руках. Я не представляю - и даже не хочу представлять - через какие жуткие приключения придётся пройти Ричарду, чтобы всё наконец-то закончилось хорошо.
Тон происходящего уже резко сместился в сторону всё-плохо-надежды-нет. Ричард не использует второе правило волшебника, одерживая победу над злом, а для начала нарушает его и обеспечивает злу огромное преимущество. Собственно, вся книга - попытки Ричарда исправить сотворённое своими же руками. "Первое правило" больше напоминало сказочную историю с интересными, опасными, но предсказуемо пустяковыми странствиями - разумеется, Даркен Рал будет повержен в прах и пух. Только вот присутствие в сюжете морд-сит заставило меня насторожиться. Не зря, как выяснилось. Ричард заброшен в далёкие дали, без возможности видеть друзей, поставлен перед фактом своего гнусного происхождения и не менее гнусной (по его мнению) сути не просто Искателя, а ещё и волшебника, а ещё и волшебника, который владеет Магией Ущерба. Я ничуть не согласна с тем, что быстрая и упрямая убеждённость Ричарда в эгоизме Кэлен - нормальна и правильна, но ему и вправду пришлось нелегко.
Всё здесь страшное-страшное. Буйство убийц и насильников в Эбиниссии. Ополчение народа против Матери-Исповедницы. Бесы в головах людей. Добрые намерения, обернувшиеся смертью и жутью. Тем больше чувствуешь трогательность светлых моментов - например, меня до глубины души растрогала связь между Ричардом и детёнышем-гаром. Он не животное вовсе, а как маленький человечек, младший братишка Ричарда, привязанный к нему посильней, чем мог бы привязаться человек. Немного разбавляли общее гнетущее чувство восхитительные пререкания Ричарда с сестрой Верной и вообще то, что боевой и свободолюбивый Искатель устроил во Дворце Пророков. Да это же было потрясающе! Шокированные сёстры Света, лошадки, розочки из тайного сада... Я признаюсь в бесконечной любви к Ричарду - что ни говори, замечательный персонаж, и ничуть не картонка, нельзя не порадоваться его постоянному развитию, изменению, проявлению исключительности. Правда, исключительная личность. Если мне и казалось, что народ, называя Ричарда так, малость преувеличивает, то теперь уже не кажется. Исключительный человек... потому что его доброта и вера в светлую сторону всего и всех безгранична, непоколебима, огромна. Он готов любить весь мир - любить и спасать до самого конца, не важно, сколько усилий и душевных-личных жертв потребуется. Выбор в пользу мира, а не своей возлюбленной, наглядно показал это. Посреди хитропланов Владетеля и многочисленных правил волшебника (а ведь они явно принесут море неприятностей) люди могут быть спокойны, потому что у них есть Ричард.
А вот отношения Ричарда с Кэлен меня разочаровали в конец. Да, страдания Исповедницы насчёт невозможности любить и быть любимой, принятие Ричардом её вместе с магией, защита, забота, нежность - это всё здорово, было здорово, пока не превратилось в такую слащавую чепуху, что хочется пролистывать страницы. Во-первых, после огромного количества слов о великой любви, крепкой, вечной, настоящей, после заверений, мол, я никогда не буду сомневаться в тебе - Ричард ни разу не допустил мысли, что Кэлен его спасает. Волны страданий и бичевания самого себя - я недостоин её, она прогнала меня - и даже как вариант, как возможность не проскользнула у него здравая мысль. Это странно и не вписывается в суть их отношений. Во-вторых... И постельная сцена, до которой они всё-таки добрались, и отношения вообще изобилуют такими фразами, как "нежные раковинки ушей", "длинные стройные ноги", "горячий страстный поцелуй"... штампы, куча штампов не лучшего качества, и прелесть чувства между Кэлен и Ричардом стирается, потому что нет ничего особенного у них, трогательного, прекрасного, только бесконечная череда комплиментов, восхищения внешностью и клятв в вечной любви - а любовь не выдержала даже первое испытание доверием. Очень жаль.
А вообще-то мне хочется собирать коллекцию Правил Волшебника дальше. Терри Гудкайнд замечательно пишет. Его подробности и описания куда обстоятельней, чем у Джорджа Мартина и к тому же (прости, мастер, я люблю ПЛиО, и всё-таки) здесь они насыщенны, образны, ярки, и даже штампы встречаются не так чтобы часто. Хороший язык. Увлекательный сюжет. Сюжет, не лишённый смысла - искренне надеюсь, что суть не растеряется за оставшиеся девять частей. С одной стороны, с Правилами Волшебника отдыхаешь, наслаждаясь без лишних потрясений, а с другой стороны - и подумать, поплакать, порадоваться есть над чем. Это ещё не моё идеальное фэнтези, но что-то весьма близкое к нему.

@темы: меч истины, книги

23:44 

а по ночам мы пишем фанфики

carpe diem
Название: «Смерть не властна»
Автор: Rainbow
Фэндом: Меч истины
Персонажи: Денна
Размер: мини
Статус: закончен
Примечание: вторая книга.

читать дальше

@темы: фанфики, творчество, меч истины

21:33 

carpe diem
Несколько драбблов про Кару, не связанных друг с другом - отдельные эпизоды, выхваченные из сериала. Совсем драбблы. Кусочки чего-то. Кара никак не хочет меня отпускать, пускай и сериал уже закончен, и "Ведьмаком" увлекаюсь всё больше... Необыкновенная девушка. Готова писать и писать. Наверное, сборник будет пополняться.

Мерцающая в ночи.

Друг.

Вспышки воспоминаний.

@темы: меч истины, творчество, фанфики

19:13 

Legend of the Seeker/Легенда об Искателе, 2 сезон

carpe diem
Как выяснилось, "Легенда об Искателе" - из тех сериалов, которые можно смотреть бесконечно и без перерывов. Например, я согласна вообще не останавливаться - но, к сожалению, двумя сезонами экранизированный "Меч истины" и ограничился. Не хочется оставлять любимых персонажей. При всей чудовищной разнице с первоисточником (не думала, что я, преданнейшая поклонница, книг, скажу это), сериал замечательный, простой яркий и добрый. Расслабляешься. Отдыхаешь душой. Я настолько привыкла забывать свои печальности за просмотром пары-тройки серий "Легенды об Искателе" - не знаю, как отказаться от этого теперь.
В принципе, второй сезон подхватил удивительную энергетику первого. Приключения. Пейзажи. Характеры. Тысяча маленьких, отдельных кусочков. Увлекательность и воздушность. Добро, как всегда, в любых критических обстоятельствах побеждает зло. Впрочем, интонация "Легенды" внезапно посерьёзнела - перевес на светлую сторону сомнительный, несправедливости и жестокости куда больше, сюжет закручен крепко-крепко и совершенно непредсказуемо. Не знаю, сколько процентов происходящего соответствует "Второму правилу волшебника". Наверное, там и половины нет, если вспоминать первый сезон - чистая выдумка по мотивам первоисточника. Не важно. С некоторых пор воспринимаю "Легенду" и "Правила" как параллельные друг другу сюжеты с одинаковыми персонажами. Может быть, так нужно относиться ко всем экранизациям? Усмиряет ненависть к товарищам режиссёрам, позволяя получить удовольствие и от того, и от другого наравне.
Честно говоря, некоторые происшествия в этом сезоне меня шокировали. Размах - колоссальный. На сорок минут каждой серии приходятся десятки событий и героев, и они возрастают в геометрической прогрессии, и они умирают-воскресают-меняют тело, и они могут возникнуть позже в самый неожиданный момент, перевернув несчастные Срединные земли вверх тормашками. Вообще, по-видимому, сценаристы здесь решили не ограничивать бурную фантазию ничем. Если персонажа застрелили - он вовсе не обязательно потерян, высока вероятность встретиться с ним через пару-тройку серий, оживлённым и готовым на последующее вредительство. Нет слов. Боюсь вспоминать, сколько, например, сестра Никки возвращалась из подземного мира - поистине неумирающая девушка :D
Магия тоже прогрессировала, превратившись в куда более масштабное, серьёзное что-то. Одно-единственное заклинание может вывернуть всё наизнанку и поменять полюса. Любителей заниматься волшебством прибавилось. Сёстры Света, сёстры Тьмы, загадочные первые люди, Хранитель, Создатель... Количество переплетённых линий и мотивов ошеломляет. Но, как ни удивительно, ничуть не выглядит сумбурным, оборванным на половине, посторонним, бессмысленным... не представляю, каким способом режиссёры добились такого восхитительного эффекта - смотришь и наслаждаешься, понимая, о чём речь, и каждая линий, каждый персонаж приходят, в конце концов, к логичному, правильному результату. Порадовало возвращение Даркена Рала в ряды. И новых персонажей - много. И Кэлен с Ричардом вроде бы остаются неплохими, развивающимися центрами "Легенды" - правда, я возмущена, что их отношения скатились к банальному, простите, желанию оказаться в одной кровати; что, невозможность секса - действительно невыносимо мучительная преграда на пути влюблённых сердец? Глупость. Впрочем, если первый сезон сосредотачивался на Искателе с Исповедницей, изредка впуская второстепенных лиц, то второй для меня называется, без сомнений, - "эпоха Кары".
Она - лучшая. Не знаю, как вразумительно передать, насколько сильно я люблю эту необыкновенную девушку... спасибо, режиссёры, - оказывается, во "Втором правиле волшебника" почти нет Кары, но "Легенда об Искателе" посвятила ей немало моментов и целых серий, на основе чего, к слову, Рэйн будет расписывать многочисленные фанфики :D Кара... морд-сит... Она помогла Ричарду уничтожить Даркена Рала. И, казалось мне, её роль в происходящем и закончится только этим. Ничего подобного. Предательство сестёр, присоединение Кары к поискам Камня слёз - и всё. Требовала побольше Кары. Ревела, не останавливаясь, над тем, что происходит с Карой. Язвительная, презрительно-насмешливая, не понимающая любовных нежностей и вообще привязанности человека к человеку, гордая, закрытая, беспощадная - и с таким чудовищным прошлым, с беспредельной, хотя и с трудом признаваемой, преданностью друзьям, с очаровательной влюблённостью в Лео, понятными и забавными попытками отречься от того, что она ещё способна чувствовать, способна испытывать что-то хорошее к людям... Я люблю Кару. Режиссёры - не слишком. Все самые отвратительные моменты случались именно с Карой, вся боль, предательство и жестокость судьбы обрушивались именно на плечи Кары. Она и без того вытерпела до невозможности страшные мучения. Её и без того ломали, ломали, ломали. Неужели Кара не заслужила хотя бы нормальных отношений с Лео - с первым человеком, которому удалось разморозить сердце морд-сит? Помнится, момент с вариантом мира, где Кара была обычной девушкой, меня перетряхнул до истерики. Это чересчур. Кара куда больше кого-нибудь другого должна быть счастливой. Не могу перечислить все эпизоды, зацепившиеся внутри, и мысли, вызванные этим изменяющимся, неоднозначным, интересным персонажем. Просто люблю Кару. И буду писать про неё.


@темы: сериалы, меч истины

21:37 

carpe diem
Это был ужасный момент. Величайшая несправедливость из всего, что происходило в "Легенде об Искателе". Такой светлый, жизнеутверждающий сериал - и драматизм, который потребовался режиссёрам, обрушился именно на Кару. Она заслужила быть с Лео. Нечестно. Больно.

Название: «Морд-сит не умеют...»
Автор: Rainbow
Фэндом: Легенда об Искателе
Пейринг: Кара/Лео
Рейтинг: PG
Жанр: гет, ангст
Предупреждение: смерть персонажа

читать дальше

@темы: фанфики, творчество, меч истины

главная