в Ехо дела не бывают плохи

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
19:28 

"Дарители. Земля забытых", Екатерина Соболь

carpe diem
В первый раз я действительно ждала выхода книги. Считала дни, обыскивала книжные магазины, гадала, что же там дальше случится с любимыми героями. Они стали совсем родные - Генри, Эдвард, Агата, Джетт... с ними тяжело расставаться, а ведь следующая книга нескоро, как дожить-то, а?
Странное дело (правда странное, сужу по опыту), но с каждой новой частью цикл "Дарители" не становится хуже. Наоборот - мир ширится, герои взрослеют и набираются мудрости, их характеры и отношения развиваются, не стоят на месте. А идеи, которыми дышит цикл, всё глубже и... серьёзнее, может быть. Но язык по-прежнему лёгкий и воздушный, читать интересно (да что там - очень интересно!), все потрясения, выпавшие на долю персонажей, потрясают и тебя, их боль делает больно тебе. Слишком они настоящие, живые, разные, чтобы пройти мимо и выкинуть из головы.
"Земля забытых" наконец-то раскроет тайны, о которых упоминалось вскользь в прошлых книгах: что такое этот страшный Предел и кто же такой на самом деле Барс, создатель мира Дарителей. Конечно, все тайны раскрывать придётся Генри, но не только ему - удивительным образом компания сложилась из него, Эдварда, Джетта, Розы и Освальда с Джоанной. Тут уже и нет борьбы добра со злом, скорее просто путь - к одной точке, лишь с разными целями. И каждый из них, добрых и злых, тёмных и светлых, взрослых и детей, сделает свой выбор, поймёт, что ему действительно нужно, чего он боится и хочет больше всего на свете, ну а Барс... да, мы узнаем, что такое Барс, и вот эта история стала для меня совершенно неожиданной и до мурашек тронула. Так всё внезапно, но так... логично и правильно.
Вдобавок ко всему прочему, путешествие героев покажет нам и новые локации - ту самую Землю забытых, Ловушку белого пса, Лес всех времён года... и ещё много необычных мест, волшебных созданий, тайных дверей. Сам по себе мир Дарителей прекрасен, хорошо продуман и мастерски написан. В нём хочется жить. Несмотря на такие жуткие вещи, как, скажем, чудовище из прошлой части, мир этот уютный и тёплый, пронизанный своим особым волшебством, и покидать его совсем не хочется... но книжки кончаются слишком быстро.
Лично мне книга дала всё, чего хотелось, и даже больше. Линии Освальда и Генри, Генри и Эдварда, Джетт, которого люблю с первых же страниц первой книги, Барс, который оказался вовсе не тем, кем его представляла по началу... даже Роза, которая мне не особо нравилась раньше, показала себя с иной стороны. И Джоанна с её действительно крепкой любовью к Освальду. И этот бессовестный колдун, которому, да, власть и могущество нужны до одури, но Генри, не_настоящий сын, всё-таки намного важнее (в итоге-то главным злодеем, действительно тёмным и готовым на всё ради силы человеком, оказался не он). И Эдвард, заносчивый и колючий принц, за которого просто без остановки болит сердце. Ну, и Генри, конечно. Его сомнения, его страхи, его выбор.
Отдаю свою любовь этой земле. А я отдаю свою любовь этой серии книг и с нетерпением жду пятой - и последней - части.

@темы: книги

01:30 

о дивный утопический мир

carpe diem
Несколько лет назад в колледже изучали мы три классических утопии, и, судя по заметкам на полях тетради, уже тогда в мою голову закрались сомнения: а так ли уж утопично и прекрасно всё обстоит на самом деле в этих историях? Знала со слов преподавателя, а теперь вот попалась на глаза книжка со всеми тремя, решила прочитать и разобраться наконец.
И, скажу я вам, бежать бы от таких утопий как можно дальше...

"Утопия", Томас Мор. Мир, откинувший все различия между людьми, во главу угла поставивший равенство и пользу. Все равны. Абсолютно. Все носят одинаковую одежду, одинаково трудятся на благо родины, имеют одинаковое жильё, вещи, продукты питания. Ничего лишнего, только самое необходимое - пара одёжек, никакой, конечно, частной собственности, никакого излишка еды и прочих удовольствий. Нужно экономить, нужно выбирать лишь самое лучшее и важное.
Вот и спутника/спутницу жизни выбирают утопийцы с великим тщанием - осматривают будущую половину раздетой, выискивая возможные изъяны, которые, не дай Бог, на потомстве отразятся. Больные, калеки и уроды не пользуются особой приязнью - нарушение гармонии и принципа пригодности.
Это свободный мир. Да, никаких вам подпольных сопротивлений и кровавых восстаний. Живи себе как хочешь... только не забывай соблюдать миллион тонкостей и правил, которые даже не законы, но следовать им надо неукоснительно: нет сексу до брака, нет отказу от тяжёлого труда, нет игре в кости и прочим вредных развлечениям - нет много чему, но это не запреты, конечно, это всего лишь, так скажем, общественные пожелания.
И верить ты можешь в какого угодно бога или богов - пожалуйста, верь на здоровье, поклоняйся, молись по-своему, никто не запретит... только вот атеистом быть не смей, иначе ты хуже зверя. И мужу перечить не вздумай, если ты женщина. И старших уважай беспрекословно, если ты младше. И...
Рабство, кстати, в этом дивном новом мире никто не отменял. Делают рабами, само собой, только чужаков, но если нарушишь негласные и гласные законы общества - добро пожаловать в рабы, дорогой утопиец.
Без всяких сомнений, это общество как общество процветает и здравствует. Тихо, мирно, все живут по одной идеологии, слушаются и работают, производят красивых и здоровых детишек, проблем лишних не создают. Но, читая про эту волшебную идиллию, в конце концов задумаешься - а есть ли там место человеку? Отдельной личности, со всеми её особенностями и желаниями, не винтику бессловесному в безупречной машине, а человеку - мыслящему и думающему, уникальному? Нет. Утопия, созданная Томасом Мором, работает лишь как общество в целом, как механизм, как муравейник с горсткой одинаковых муравьишек внутри. А вот жить в этом муравейнике - нет уж, спасибочки, врагу такого не пожелала бы.
"Город Солнца", Томазо Кампанелла. Мир, осиянный светом солнца - настоящего, которое на небе, - и Солнца - верховного правителя, проводника воли божьей на земле. Должность несменяемая до самой смерти, так что люди могут всю свою жизнь видеть только одного человека на верхушке - да ещё таких же несменяемых его помощников: Мудрость, Мощь и Любовь. Именно они распоряжаются всеми областями жизни соляриев - они знают, как надо, они мудрые и богом избранные.
Как и в Утопии, всё у всех общее - дома, одежда, пища... женщины. Ну, а что такого? Речь же не о чувствах там личных каких-то, а о производстве наиболее красивого, здорового и полезного государству потомства. К слову, детишек воспитывать родителям не доверяют - испортят ещё; заботу о юных гражданах берёт на себя государство. Что же до любви - она вполне допускается, только вот, если вы и ваша возлюбленная как производители новых граждан друг другу не подходите (а подходите или нет - заведующий Любовью решит), вам запрещено заниматься сексом.
Распределение труда, строгая экономия всего и вся, общность опять же всего и вся, - куда без них. Но, в отличие от Утопии, "нет" обозначаются вполне конкретно, а угроза смертной казни за нарушение правил очень даже ясно выражена. Много чего нельзя. Много чего надо и обязательно. Жизнь каждого человека и общества в целом просчитана до мелочей, всем, помимо наместников божьих на земле, управляет собственно Бог и... астрология. Да, по звёздам высчитывается всё, именно от положения Луны и Солнца зависит, кто ты, что ты и как ты, именно они руководят рождением детей, изучением наук, овладением искусствами и т.д.
Ну а корень всех бед мира - не этого, идеального, а внешнего, враждебного - в неверии в Бога, само собой. Ведь любой человек, считают солярии, который смотрит открытыми глазами вокруг себя, во всём видит руку великого Творца, только так и никак иначе. Если не видит - он дурак.
И снова - в этот сказочный, сияющий, переполненный счастливыми одинаковыми людьми мир я не хотела бы попасть ни за что на свете. Потому что - а так ли уж они счастливы, не выбрали бы они для себя иную жизнь, будь у них возможность выбора?
"Новая Атлантида", Фрэнсис Бэкон. Мир, отличный от прежних двух тем, что наука тут цветёт и пахнет - надо же, как неожиданно, не только религия, но и наука! Бенсалем, затерянное среди морей государство, найти которое можно лишь по случайности, несмотря на отгороженность от прочих стран, далеко продвинулось вперёд. Изобретения, которых пока нигде больше не придумали, развитое мореплавание, различные удобства для жизни, техника, кулинария, архитектура... чего только нет. Живёт Бенсалем обособленно, в другие страны почти не суётся, чужаков к себе не приглашает, но, если вдруг, гостей принять там готовы радушно и со всеми удобствами. Этакое общество само в себе, замкнутое, закрытое для всех внутри и снаружи. Продвинутое, богатое - в отличие от Утопии и Города Солнца, тут граждане самоотречением и строгой экономией не увлечены.
Без Бога не обошлось, само собой. И он существует не просто так, в него верят, потому что видели - те, кто основал Бенсалем, наблюдали силу господню своими же собственными глазами. Так что религия по-прежнему сильна. И король всё так же главный и безусловный лидер, и женщины всё так же под мужчинами, покорные и молчаливые. И так же много-много правил - вот этого нельзя, и того нельзя, и путешествовать в другие страны тоже не следует, чего мы там не видели, мы и у себя живём беззаботно и счастливо.
Снова идея всеобщего, несомненного, прямо-таки повального счастья, но ни проблеска индивидуальности, всё поставлено на общие рельсы, и в итоге общество-то процветает, но люди?..

Это было весьма познавательное и полезное чтение. Все три утопии выстроены больше не в форме художественного произведения, а как долгое, порой нудное изложение фактов, и читать было местами скучновато. Но я рада, что всё-таки добралась и смогла оценить не с чужих слов, а по-своему. Что ж, во мнении только укрепилась - невозможно построить идеальное общество, потому что общество - это люди, и, налаживая безупречный механизм, забываем о счастье его составляющих. Люди - всегда люди, если не загонять их в рамки правил - даже как бы необязательно, как бы мягких и на благо, - они будут совершать плохие поступки и рушить идеал. Но что лучше - выверенная до мелочей система или неидеальное, но свободное общество, в котором люди могут быть собой? Я ответила для себя на этот вопрос однозначно. Так что для меня эти утопии - антиутопии в полном смысле слова, несмотря даже на какие-то интересные и полезные детали, вроде картин с научными фактами и сведениями на стенах домов в Городе Солнца. Таких вот государств-картинок, неживых и не берущих в расчёт человека как человека, не надо мне, спасибо большое.

@темы: книги

20:38 

"Долорес Клейборн", Стивен Кинг

carpe diem
Книга об ужасной и неистребимой силе терпизма.
Долорес Клейборн выходит замуж за Джо Сент-Джорджа, человека, мягко скажем, не белого и пушистого - он и пьёт, и грубит, и особых чувств к ней не испытывает, и руку поднимает, и оскорбляет бесконечно. Мерзкий, в общем, мужик, и понятно это было Долорес с первых же дней - Джо не притворялся, не играл в хорошего, не давал себе труда скрывать свой паршивый характер. Долорес и не любила-то его. Вопрос - что заставило эту неглупую, между прочим, женщину столько лет терпеть ублюдка рядом? Почему только отвратительный поступок Джо с дочерью расшевелил её и показал ситуацию в истинном свете?
Как и Джесси в "Игре Джералда", Долорес мне было совсем не жаль. Сочувствие вызвали её дети - ни в чём не виноватые, получившие ни за что урода-отца и заработавшие от него раны на всю жизнь. Джо... ну, урод, с этим всё однозначно, то, что сделала с ним Долорес, не воспринимается как убийство ничуть - скорее как желание взять жизнь в свои руки и сделать уже что-то наконец, решить проблемы, вырваться на свободу. Джо заслужил даже более чем. Но... ведь можно было не доводить. Можно было, повзрослев и поумнев, вытравить из себя дурацкие стереотипы о женской доле, святой семье, гендерных ролях и т.п., исправить то, что натворила, рано выскочив замуж за совершенно неподходящего мужика, не рожать ему детей, а если рожать - то уходить с ними вместе, спасать хотя бы их, если уж не себя... Странно и горько, что Долорес понадобилось слишком много времени, чтобы увидеть - Джо с его характером и взглядами на жизнь-семью-женщин угрожает не только ей самой.
Роман написан в форме монолога - Долорес рассказывает о своей жизни полицейским, которые подозревают её... нет, не в убийстве мужа, а в смерти Веры Донован, у которой Долорес работала почти всю жизнь. Такая форма по началу показалась мне излишней, что ли, - одно дело, когда отрывки текста представлены как монолог, другое дело, когда весь текст построен таким образом. Но, на удивление, читать было вовсе не скучно - своеобразная манера Долорес говорить, её простенький язык, резкие переходы с одного на другое, а главное, возможность взглянуть на всё её глазами, изнутри, делают книгу только лучше.
Понравилось, что, кроме истории самой Долорес и её отношений с Джо, есть история Веры - редкостной стервы, любительницы всем нагадить и всех высмеять, языкастой и почти невыносимой. Но и Вера в конце концов вызывает сочувствие - она живой человек, со своими страхами и скелетами в шкафах... точнее, мусорными кроликами. И тут сплетаются в одно судьбы обеих женщин - и Вера, и Долорес не смогли забыть случившееся в прошлом, несли тяжкий груз на плечах всю жизнь, вступали в неравный бой с личными демонами и едва ли хоть под конец обрели покой. Всё, что мы делаем, все наши поступки, неважно, хорошие или дурные, оставляют в нас свой след... так просто от них не избавишься.
Впервые столкнулась в "Долорес Клейборн" с любовью Кинга скрещивать сюжеты разных своих книг. В "Игре Джералда" Джесси видела - как будто видела - Долорес, женщину у колодца, и Долорес видит Джесси - маленькую девочку на коленях у отца в день затмения. И такая необычная связь между героинями, и затмение как символ, и общая тема ставят эти романы в один ряд. Собственно, они оба мне нравятся, правда, к Долорес я всё-таки испытала хоть какие-то тёплые чувства, в отличие от Джесси, которая скорее раздражала своим упорным нежеланием брать на себя ответственность за свою жизнь. Долорес всё-таки выросла, обрела, не без помощи Веры, самоуважение и железную силу воли, нужную, чтобы стоять за себя и своих детей.
Ну а вывод - Стивен Кинг, как всегда, мастерски выворачивает наизнанку внутренний мир человека, точно и метко изображает всю гамму чувств и эмоций, обнажает проблемы человеческие (и никакой вам мистики) так, что больно и страшно читать. Действительно же, история Долорес может случиться (и случается) с тысячами женщин, и многие из них так и не найдут колодца на заднем дворе, чтобы избавить себя и свою семью от страданий.

@темы: любимые авторы, книги

21:52 

"Прерванная дружба", Этель Лилиан Войнич

carpe diem
Он развёл огонь, сел перед камином и стал кидать в пламя то, что валялось кучей на полу. На это потребовалось много времени. Когда съёжилась и стала исчезать подпись Рене, он зажал рот, чтобы удержать крик боли. Ведь это горел он, он сам.
Он обжёг пальцы, пытаясь выхватить письмо из огня, но оно выскользнуло и сгорело. Всё сгорело. Остался пепел, и остался он. Теперь до самой смерти он будет одинок.


Как много боли в этой книге. Как страшно и тяжёло её читать - пускай и нет в ней отчаянной борьбы Артура, Овода, за свободу, пускай всё самое невыносимое - предательство Монтанелли, смерть Артура - уже случилось, пускай... Это новая встреча с полюбившимся - мне полюбившимся безумно - героем, в трудное время его жизни, после цирка, после голода и лишений, ещё до того, как характер Овода закалился и стал крепче стали. Мы встречаем его измождённым, потерянным, чуждающимся людей; он болезненно переживает любое упоминание о прошлом, любое прикосновение к незажившим ранам, но боль свою прячет глубоко внутри; он смеётся, когда ему больно, он шутит, когда хочется кричать.
Овод, как израненный дикий зверь, никому не открывал свою душу. Но рядом с ним оказался Рене - добрый, светлый, тёплый, который сумел для самого себя неожиданно полюбить этого странного, непонятного человека. Рене говорит о своей любви прямо и открыто, а Овод... не верит, наверное. Он пережил предательство двух самых близких людей, как же тут снова привязаться, снова поверить и впустить кого-то в свой мир? А всё же Рене стал ему невероятно дорог. Он смог, через недоверие и тьму прошлого, осторожно и бережно, дотянуться до Овода и согреть его сердце.
Но, к сожалению, дружба эта, прекрасная, крепкая дружба - прервалась...
И вовсе не потому, что Рене перестал считать Феликса своим другом, или Феликс перестал считать другом Рене. Дело в ранах, в этих незаживающих ранах, которые рождают и чувствительность обострённую, и недоверчивость болезненную, и толкают на то, чтобы рвать связь, сжигать письма, бросать близких людей, молча исчезать из их жизни... ведь так лучше, чем обжечься снова, так лучше, чем пережить ещё одно предательство. Рене остался один, Маргарита осталась одна - эти люди, тесно сросшиеся с Феликсом Риваресом, чья жизнь без него обрушилась, словно карточный домик.
И Овод остался один - снова. Замкнулся в себе, заперся на тысячи замков внутри себя - снова. Думаю, он и потом не изжил до конца своего внутреннего, глубинного одиночества, даже несмотря на любовь к Монтанелли и Джемме, ведь он просто... обречён брести в одиночку, и от этого "обречён" хочется лезть на стену и волком выть.
В каком-то смысле второй роман об Оводе оставил меня ещё более опустошённой, чем первый. Я закрыла книгу и просто не знала, куда девать себя, что делать, как быть... По живому резало, все мои собственные раны разбередило. Больно, Артур, как же мне больно и горько за тебя!

@темы: книги, до глубины души

19:19 

Доступ к записи ограничен

carpe diem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:22 

"Овод", Этель Лилиан Войнич

carpe diem
Громче зовите! Может быть, он спит!

Говорят, "Овод" - роман для юношей и девушек, таких же наивных и восторженных, как его герой. Говорят, он не особо затронет людей опытных и повидавших жизнь, не страдающих этими глупыми идеями свободы и борьбы за неё. Говорят, только неопытные максималисты-подростки оценят историю Овода, а для всех остальных - ну, мы слишком взрослые, чтобы проливать слёзы над юнцом-идеалистом, чьи идеалы порушил жестокий мир.
Мне двадцать два года, и точно так же сердце болело за Артура, как лет десять назад, при первом знакомстве с книгой. Свобода, борьба против религиозной фальши, вера в Человека, а не в бога-невидимку - эти идеи значат для меня сейчас не меньше, а то и больше. И по-прежнему "Овод" пронзает до самых нервов, это горькая история, страшная, тяжёлая, а в то же время... полная убеждённости и твёрдости духа. Не знаю, кому она кажется наивной, глупой и ещё какой-то там, по-моему - такие книги можно и нужно читать, ещё раз читать, перечитывать в любом возрасте.
Ведь роман-то вовсе не о мальчике с горящими глазами и добрым сердцем, который, поддавшись заманчивой идее свободы, кинулся очертя голову в омут и пострадал из-за собственной же наивности. Да, Артур был таким, как все юные и неокрепшие личности, - а жизнь беспощадно заставила его пересмотреть свои взгляды, увидеть реальность во всей её мерзости и жестокости. Изменился ли Артур, отказался ли от себя и своих ценностей? Ничуть. Он просто стал жёстче, твёрже, решительнее, осознал бессмысленность и даже опасность религиозного мышления, но Свобода как высший идеал так и осталась с ним. Это роман о верности человека самому себе, о кристальной честности перед собой и миром, о готовности защищать свой идеал до самого конца.
А ещё - о выборе между небесным и земным, между иллюзией и реальностью, между богом и человеком. У Артура необходимости выбирать не было - он знал, чему предан, в своём пути не сомневался ни мгновения. А вот Монтанелли, преданный и глубоко религиозный служитель церкви, вынужден разрываться на части, решая, кто всё-таки дороже ему - любимое существо из плоти и крови или неосязаемый, невидимый бог. Безусловно, вера - личное дело каждого, но Войнич не боится высказывать своё мнение на эту сложную тему, показывать, как порой искусственно и лживо благочестие священников, как религия не борется за свободу людей, а препятствует этой борьбе, как жестоки бывают люди верующие, готовые ради своей веры погубить настоящую жизнь. Войнич ставит вопрос ребром - а нужен ли такой бог, который вечно голоден и требует новой крови, новой жертвы? стоит ли мучений бог, который остаётся глух к любым нашим молитвам? для чего он, бог, если, чтобы верить в него, надо погубить самое дорогое?.. Я вижу финал истории Монтанелли безупречно справедливым.
Артур же - тот, кто всегда и во всём предпочтёт жизнь. Он сам - огненный сгусток жизни, яростный, непримиримый, твёрдый в своих убеждениях, острый на язык и... раненый в сердце. Сильно, глубоко раненый. У него за плечами - годы скитаний и одиночества, голода и холода, боль от предательства самых близких. Он слишком резок с людьми, болезненно чувствителен, и ему всё прощаешь, потому что - невероятный человек, живой, искренний, безукоризненно честный с собой и с миром, готовый бороться, биться, сражаться за Свободу до конца. И даже перед теми, кто готов расстрелять его, Артур - Овод - всё так же насмешничает, всё так же улыбается и храбро смотрит вперёд.
Эта книга лезет прямо в душу и цепляет все самые сокровенные струнки. Её невозможно читать без слёз. Она, несмотря на исторический фон, предельно сосредоточена на людях, на чувствах и мыслях, на том, что внутри. Все персонажи в одночасье становятся близкими и родными, за них переживаешь как за себя, а в концовку просто не хочется верить. Очень личная книга. Очень горькая. После неё остаёшься опустошённым надолго.

@темы: книги, до глубины души, атеизм

23:22 

"Мир, полный демонов. Наука как свеча во тьме", Карл Саган

carpe diem
В мире, одержимом демонами, где нас хранит лишь наше человеческое достоинство, научный метод и Билль о правах - вот и всё, что отделяет нас от всеокутывающей тьмы.

Книга о науке, которая очень мягко и тактично обходится с религией. Карл Саган - атеист, но своё мировоззрение не навязывает, да и вообще не трогает религию как утешение, успокоение, моральный кодекс и т.д. Непреклонным (но, опять же, спокойно и вежливо) он становится в тех случаях, когда религия пытается заявить права на то, к чему не имеет никакого отношения, где она бессильна и бесполезна: на познание мира. Именно проблеме познания посвящена эта замечательная книга: как прекрасно узнавать что-то новое о мире, расширять горизонты и раздвигать границы возможного... и как сильно могут в этом навредить религиозные системы, суеверия, мистицизм и слепая вера. В науке нет места такой вере - вот о чём, прежде всего, говорит Саган, да не просто говорит, а подтверждает свои слова примерами, фактами и рассуждениями. Честно, будь я верующей, после этой книги точно отказалась бы от веры - во всяком случае, бросила бы любые попытки употребить религию как ключ к объяснению мира вокруг.
Впрочем, не так много внимания Саган уделяет религии. Его больше занимают околонаучные дикости вроде НЛО, экстрасенсов и мистиков разного толка, лженаука как таковая. Разбирая целую охапку подобных случаев (вполне себе реальных), Саган противопоставляет им научный метод - не науку даже, а научный образ мышления, научное сознание, способ познания мира с помощью не веры и чувств, а скептицизма и разума. Из этого у Сагана логично вытекают идеи свободы и демократии - кажется, впервые я познакомилась с человеком, который так тесно связывает науку (научное мышление, научный метод) со свободой, так наглядно показывает, что, оставаясь среди демонов (суеверий, мистики, слепой веры), мы никогда не станем полностью свободными, не научимся мыслить, совершать открытия, развиваться и смотреть не под ноги, а вверх, на звёзды. Это настолько согласуется с моим собственным взглядом на мир, что Саган, не побоюсь этого слова, другом для меня стал, старшим товарищем и наставником. Прекрасно видеть свои идеи облечёнными в слова.
Карл Саган - и это понимаешь с первых строк - влюблён в науку, но не в ту науку, которая лишь цифры, расчёты и сложные слова, а в ту, которая дышит, горит, вечно сомневается, стремится в новым вершинам и, покоряя их, летит всё дальше и дальше. Он учёный и атеист, но, опять же, не из тех атеистов, которые упорно и глухо отказываются верить в бога/экстрасенсов/инопланетян вопреки всему на свете. Он как раз готов, даже рад, ставить под сомнение свои убеждения, принимать возможность существования чего угодно, хоть Бога и зелёных человечков с Нибиру, только вот, в отличие от тех людей, готовых просто верить во всё это, слепо и без единого реального доказательства, он хочет эти самые доказательства получить. Если получит - поверит. Вот такой атеизм я понимаю и принимаю, вот такой должна быть наука, вот так нужно познавать мир - с вечным сомнением, желанием узнать больше, попытками проверить и перепроверить известное. Вполне убедительно показывает Саган, чем может обернуться научный способ познания мира, а чем - религиозный, мистический, основанный на вере без фактов, на вере без доказательств. Не верьте мне, говорит он, не верьте никому и ничему, пока не проверите сами.
"Мир, полный демонов" - одна из немногих книг, которые, на мой взгляд, должен прочитать каждый. Прочитать и прожить, обдумать, не принять на веру, а критически рассмотреть со всех сторон. Это настоящий гимн познанию, свободе, разуму, любви к миру и Человеку.

@темы: книги

22:41 

"Игра Джералда", Стивен Кинг

carpe diem
Джесси Берлингейм согласилась сыграть со своим мужем, Джералдом, в игру. Так уж вышло, что Джералда возбуждают только женщины, прикованные наручниками к кровати, обычный секс не для него. Джесси привыкла соглашаться на все эти безумные затеи Джералда, но тут поняла - нет, она не хочет. Джералд предпочёл не услышать её, точнее, сделать вид, что не услышал. Два удара ногой от жены - и Джералд, словив сердечный приступ, умирает. А Джесси остаётся - в наручниках на кровати, совсем одна в домике у тихого озера, и никого вокруг нет, никто не поможет. Правда, одиночество героини вскоре будет нарушено не только бродячим псом, который решил полакомиться мёртвым телом Джералда, а ещё кое-кем - или кое-чем - страшным.
Аннотация обещала какую-то чертовщину и безумие. Да, они случились, только вот не совсем такие, как ожидаешь - от такой аннотации и от Кинга вообще. На самом деле, несмотря на присутствие жуткого оно, главные гости Джесси - её собственные демоны. Роман не богат событиями, всё, что происходит - попытки Джесси освободиться, но в промежутке между ними она ведёт диалог с собой. Со многими "я" внутри своей головы - там и подруга по колледжу, Рут, жёсткая и сильная девушка; и примерная жёнушка, которая только ноет и прячет голову в песок; и Нора, психотерапевт, помогавшая Джесси справится с воспоминаниями о прошлом; и Малыш, Джесси в детские годы, упрямая, своевольная девчонка, "скрипучее колесо" семьи Берлингейм. У каждого голоса - каждой частички Джесси - свой характер, свой взгляд на мир, своя тактика в случае жизненных неудач. Хор голосов разрывает голову Джесси, а прошлое - медленное проявление картинки того, что случилось много-много лет назад в день, когда погасло солнце - выползает из забвения и настойчиво прорывается в реальность.
Вот она, та самая чертовщина. Вот оно, то самое безумие. Это книга не о монстрах и чудовищах, притаившихся в темноте, это книга о демонах, которых люди, то невольно, то вполне осознанно, создают для себя сами. А всего-то и нужно - забыть. Засунуть как можно глубже в пыльный угол памяти что-то страшное, тяжёлое, болезненное из прошлого. Сделать вид, что этого не было, ну не было и всё тут, какой может быть разговор? Похоронить прошлое и подменить его чем-то другим, закрасить чёрной краской... и надеяться, что никогда больше оно не напомнит о себе.
Но такие вещи имеют привычку однажды всё-таки напоминать. А так же влиять исподволь на жизнь человека, его мысли и чувства, его отношения с людьми. Сам не заметишь, как, образно говоря, окажешься прикованным наручниками к кровати в пустой комнате. И никто не поможет, никто не придёт и не щёлкнет замочком, чтобы освободить тебя; твоё спасение теперь только в твоих руках.
Несмотря на явную линию ненависти к мужикам - именно так, мужикам - в образе Джесси, для меня эта книга не стала историей о притеснении женщин, о взгляде на них как на "систему жизнеобеспечения для влагалища". Потому что - да, эта проблема стоит остро как в нашем мире, так и в романе, да, Джералд мудак конченый и с этим не поспоришь, да, Джесси оказалась в наручниках из-за больных сексуальных желаний озабоченного мужа. Но Кинг не был бы Кингом, останься у него всё так мелко и однозначно. Нет. У проблем Джесси есть причины внешние - Джералд, отец, а есть причины внутренние, точней, одна главная причина - сама Джесси. Оставшись наедине с голосами в голове - с самой собой, - выцарапывая из тьмы тот день солнечного затмения, возвращаясь к нему мыслями снова и снова, понимая и принимая то, что с ней случилось тогда, Джесси осознаёт: вот он, ключ ко всему. Попытка удалить болезненные воспоминания привела её в наручники, встреча с ними лицом к лицу, смелый взгляд в прошлое помогли ей выбраться из наручников. Именно в тот момент, когда Джесси завершает своё путешествие во времени вспять, не закрываясь, не пряча голову в песок, не перекладывая ответственность на кого-то другого, Малыш подсказывает ей, как освободиться.
Так оно и есть на самом деле. С нами порой случаются вещи, над которыми мы не властны. Только больной ублюдок будет обвинять десятилетнюю девочку за то, что с ней сделал отец. Тут ответственности и вины маленькой Джесси нет, само собой. Но именно Джесси, не кто-то другой, постаралась запрятать в тёмный угол воспоминания об этом, Джесси, не кто-то другой, выбрала себе в спутники жизни Джералда; да не просто выбрала, а продолжала терпеть, позволяла обращаться с собой как с вещью и той самой системой жизнеобеспечения для влагалища, уже получив ни одно, ни два, ни десяток подтверждений истинной сути этого мудака. Она жила с ним. Она соглашалась с ним. Она дала ему приковать себя наручниками к кровати. И тут уж винить некого, кроме себя, - мы не властны над другими людьми, зато распоряжаемся собой и сами решаем, быть нам с этим вот конкретным человеком или нет.
И в конце концов Джесси понимает - она в ответе за себя. Она больше не позволит ни мужчине, ни кому-то другому собой помыкать.
Несмотря на то, что почти всю книгу мы пребываем в дебрях сознания Джесси, скучной она не показалась вовсе. Кинг - мастер проникновения в чужие головы и потрошения чужих демонов, у него выходит каждый раз увлекательно и страшно, задуматься заставляет, в самих себя поглубже заглянуть. Лёгкая затянутость, правда, всё же ощущается, да и линия с таинственным незнакомцем в темноте смотрится... немного лишней, что ли. А так - браво, мастер, до мурашек, как всегда.

@темы: любимые авторы, книги

18:54 

Доступ к записи ограничен

carpe diem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:06 

Доступ к записи ограничен

carpe diem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:45 

Доступ к записи ограничен

carpe diem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:16 

"Прекрасные и проклятые", Фрэнсис Скотт Фицджеральд

carpe diem
От таких историй мне всегда становится грустно. И больно. И даже страшно немного - а не стать бы самой, как эти люди, у которых нет ни одной настоящей проблемы, кроме... потерянного времени. Ушедшей жизни. Исчезнувших чувств. Прекрасные, юные, полные сил и надежд, они стали озлобленными, несчастными, душевно почти мёртвыми... прокляли сами себя.
Глория и Энтони Пэтч. Счастливая супружеская пара - они любят друг друга, им хочется летать на крыльях любви, познавать мир, вкушать ворох самых разных удовольствий. Они готовы мчаться и сворачивать горы - только им, для осуществления всех своих мечтаний, нужны деньги Адама Пэтча, которые непременно должны достаться в наследство его единственному внуку Энтони. И достанутся. Через месяц... через год... однажды непременно - надо лишь немного подождать. А пока финансы не слишком поджимают - вечеринки, друзья, красивая одежда, дорогие отели, разноцветная карусель веселья и беззаботного счастья.
Приближаясь к тридцати годам, Энтони и Глория остаются детьми. Они не умеют жить - в том смысле, который не касается швыряния деньгами направо и налево. Они не умеют работать, обеспечивать себя, в принципе делать какие-то решительные шаги к желаемому - только если оно, желаемое, плывёт в руки само по себе. Пойти в шикарный ресторан и отдать за ужин целое состояние - запросто, а вот найти работу, когда встаёт острая нужда в деньгах... Они - ветреные дети, для них нет будущего, только жизнь в моменте, здесь и сейчас; они тратят последние крохи своих денег на пьяную вечеринку, возлагая все свои надежды на перспективу огромного наследства, нелепо пробуя стать взрослыми - пробы в кино Глории, попытки писать и продавать Энтони, - но опуская руки тут же, после первой неудачи.
И в конце концов задаёшься вопросом - а любили они вообще друг друга? Было ли у них серьёзное чувство - а может, скорее тоже что-то детское, что они, по пассивности своей, приняли за любовь всей жизни? А может, это и вовсе были мечты, иллюзии, фантазии, красивая сказка, которую они себе придумали и разыгрывали в лицах. Но чем дальше - тем больше становилось между ними холода, отчуждённости, взаимных упрёков и не_любви. Даже их связь - казалось бы, такая искренняя и надёжная - оказалась... пустотой.
Грустно. Больно. Не столько от происходящего с героями - они с самого начала не вызывали тёплых чувств, скорее жалость и недоумение, - сколько в целом от этого. Потерянное время. Оно ушло, его уже не вернуть. Проходят месяцы, годы, в какой-то момент жизнь сворачивает не туда, катится вниз, вниз... а ты уже не можешь остановить падение, не хватает моральных сил и упорства, ведь проще махнуть рукой и - ладно, как-нибудь, когда-нибудь... Глория и Энтони жили по принципу "авось". И Фицджеральд удивил меня, дав им всё-таки под конец это вожделенное наследство, осуществив их главную мечту. Только вот... а изменит ли оно что-то? Вернёт ли им былую живость чувств, чистоту душ, глубину любви? Сомневаюсь. В последней сцене романа Глория и Энтони - тусклые, мрачные, безнадёжные слепки с прежних себя, и вряд ли деньги помогут им - ведь главная беда этих прекрасных и проклятых была вовсе не в отсутствии денег.
Вторая книга, что я прочитала у Фицджеральда. "Великий Гэтсби" запомнился плохо - может, потому, что прочла его слишком рано и мало что поняла. А вот с этим романом всё получилось намного лучше: с первых же страниц я испытывала совершенный восторг... и, к слову, ещё раньше самой истории Фицджеральд покорил меня языком - таким плавным, образным, ироничным, пропитанным насмешкой над героями, одно удовольствие было погружаться с головой. Кажется, у меня есть новый любимый Автор с большой буквы :)

@темы: книги

20:00 

"Человек, который смеётся", Виктор Гюго

carpe diem
Сколько хороших вещей я сама себе придумала о Викторе Гюго, ещё не добравшись хоть до какой-нибудь книжки. В литературных книгах/статьях Айн Рэнд, автора, чья философия мне близка почти полностью, он мелькал постоянно - как единственный писатель, который действительно ей нравится. Примерно то же, что и в творчестве Рэнд, я ожидала встретить у Гюго - Человека, счастье, вполне реальное тут, на земле, индивидуализм (хотя бы в той степени, что возможна для классики), разум, свобода, незыблемость личности, право быть счастливым. И вот, как часто бывает, завышенные ожидания сыграли со мной дурную шутку - не совсем моим автором оказался Гюго, не получила я желанного, не нашла себе Автора с большой буквы.
Роман читался очень неравномерно. Ему повезло с переводчиком, так что в целом - язык чудесный, ясный, не перегруженный лишними оборотами и конструкциями. Я бодро вступила в мир "Человека, который смеётся", бодро летела по страницам... ровно до первого же лирического отступления Гюго. Называю лирическими эти отступления, потому что, на мой взгляд, далеко не везде они были нужны и обусловлены сюжетом - выглядели скорее как желание писателя поделиться вообще всем, что он знает из истории на данную тему. Много имён, дат, событий, географических названий, и очень редко они проясняли для меня то, что происходило в романе, - куда чаще уводили в сторону. Не спорю - Гюго весьма подкован, читать его исторические справки интересно и познавательно, и всё же - бесконечные, бесконечные отступления, ниточка сюжета терялась, и не так уж просто было вернуть себя в жизнь Гуинплена снова.
Осложнили чтение и повторы. Очень, очень много повторов. Не слова повторяются, а мысли, особенно в том, что касается переживаний героев - по десять раз одно и то же, и, может быть, для такой литературы это в порядке вещей, но я уставала, вот правда. Хотелось кое-где перелистнуть пару страниц. И не подумайте ничего, я люблю погружаться во внутренний мир персонажей, мысли и чувства не кажутся мне лишними, вовсе нет, но - перегружен этот роман мыслями и чувствами, на мой взгляд, именно повторами одних и тех же мыслей и чувств.
А вот сами герои мне очень понравились. Испытывала за судьбу Гуинплена самую настоящую тревогу - мы знакомимся с ним, мальчиком, брошенным на берегу во тьме и одиночестве, и видим, как он растёт, меняется, но остаётся всё таким же сильным и смелым, добрым и светлым. Нельзя не проникнуться, не сродниться с ним. Гуинплена изуродовали в раннем детстве - на его лице застыла вечная, гротескная, улыбка, и всем она кажется смешной, его и прозвали так - Человек, который смеётся. На самом деле это травма и отвратительное преступление взрослых против ребёнка. Но Гуинплена не тяготит внешность, ведь у него есть Дея, ангел, слепой глазами, но зрячий душой... Дея любит его за душу, не за лицо, и он рядом с ней спокоен и счастлив.
Правда, потом неизбежно наступит конфликт - мне мало понятный, но вполне нормальный для классической литературы. Гуинплен поверит в признание в любви от графини - ослепительной женщины, в самом животном смысле этого слова, и произойдёт в нём борьба животного инстинкта с искренней, глубокой любовью, придёт понимание, что всё, нужное для счастье, уже здесь, с ним, и всегда было, и ничего больше не нужно.
Дея показалась немножко чересчур идеальной, но они с Гуинпленом вместе такие чудесные, такие тёплые, что не болеть за них всей душой невозможно. Ну а больше всех мне понравился Урсус - ворчливый, как будто чёрствый с виду человек, внутри которого целая бездна любви и мудрости. Что бы он ни говорил, а любит он своих детей Гуинплена и Дею бесконечно.
Несмотря на манеру повествования Гюго и с небольшими оговорками - я начала уже думать, что он действительно станет моим любимым автором. И найду я у него то, что так жаждала найти. Верила я в это до финала, который разом разбил все мои надежды вдребезги и заставил даже сомневаться - а стоит ли продолжать знакомство с Гюго? Прочитаю, конечно, тех самых "Отверженных", никуда не денусь, но как жаль, как больно всё-таки, что в конце концов Гюго пришёл к тому же выводу, что сотни писателей до и после него: счастье и любовь на земле невозможны, богатство, даже самая мимолётная мысль о богатстве и высоком положении, губительна, а все богатые и стоящие высоко на социальной лестнице люди - бездушны, жадны, злы, безразличны к чужим страданиям. Не хочу я так, не нравится мне такое, с некоторых пор я очень стараюсь такого избегать.
Но, конечно, с современными мерками к классической литературе подходить не следует. Роман хороший, я рада наконец состоявшейся встрече с Виктором Гюго и чуть погодя возьмусь ещё за что-нибудь у него.

@темы: книги

22:10 

"Титус Гроан", Мервин Пик

carpe diem
Книга, как и сам Горменгаст, - огромная, тяжёлая, затхлая, и точно так же, как замок стискивал холодными лапами своих обитателей, она затягивает в мрачные глубины, словно в болото. И уже не выберешься. Трудно, воздуха не хватает, голова гудит, хочешь всё бросить и взять другую книгу - а не можешь, Мервин Пик своё дело знает и гипнотизирует просто мастерски.
Семь сотен страниц мы будем жить в одном замке. Замке Горменгаст, фамильном гнезде древнего, укутанного в саван традиций и ритуалов семейства Гроан. Нынче в Горменгасте живут: Граф, отрешившийся от мира вокруг, променяв его на пыльные книги в любимой библиотеке; Графиня, которой особо нет дела до взрослой дочки и только-только родившегося сына, она больше любит котов и птиц; Фуксия, безумно одинокая - и потому слегка странная - девочка, которая бродит по лесам и холмам в любую погоду и прячется в тайном убежище на чердаке, наедине с собой; необъятных размеров и жуткого характера повар Свелтер, который держит в ужасе целую ватагу поварят; немногословный Флэй - тень своего хозяина, верный слуга Графа, который даже спит у его двери на полу; нянюшка Шлакк, женщина с добрым сердцем, но с привычкой ныть и ныть без конца, уставшая от вороха обязанностей и равнодушия окружающих; Саурдуст, неизменный и бездонный кладезь знаний обо всех традициях рода Гроанов; Кларисса и Кора, тугоумные и совершенно одинаковые сёстры графа Сепулькревия; затворник Ротткодд, который живёт в полной изоляции, охраняя статуи Графа, может год ни с кем не перемолвиться словом и даже не заметить этого; кухонный мальчишка Стирпайк, поразительно умный - и хитрый, и беспощадный - для своих лет, которому хочется чего-то гораздо большего, чем душная кухня. А ещё есть Кида - грустная обитательница Нечистых Жилищ под боком у Горменгаста., доктор Прюнскваллор и его сестра Ирма и загадочный поэт, мелькнувший в окне замка и ещё раз-другой где-то.
И Титус. Новый наследник семейства Гроан, будущий бунтарь и ниспровергатель застарелых традиций. И хотя ему в первой книге чуть больше года, он уже каким-то неуловимым образом сумел вдохнуть в мрачные стены замка перемены. Страшное, страшное слово...
Семь сотен страниц мы живём в замке Горменгаст. И задыхаемся в нём, как те немногие, что хотят на свободу, прочь от бессмысленных ритуалов. Мервин Пик, наверное, гений, он написал книгу так, что в обычных, на первый взгляд, словах путаешься, словно в липкой паутине - они давят, душат, превращают мозг в кашицу, затягивают в себя безнадёжно... аннотация не соврала - язык Мервина Пика зрим, да не просто зрим, а физически ощущаем, он густой, как смола, и забивает читателю глаза, уши, чувства, всё. Этот роман было трудно читать. В каких-то местах легче, в каких-то тяжелее, но очень, очень трудно. Не потому, что язык казался тяжеловесным - нет, он лёгкий и красочный, но во всей этой цветистости, метафоричности, во всех этих неподражаемых описаниях и иносказаниях бывает непросто понять, а что же, собственно, в сюжете происходит. Но вот уж точно - этого автора я теперь безошибочно узнаю по языку. Никто больше так не пишет и вряд ли писать будет.
Локация у романа всего одна - замок Горменгаст и окрестности, но менее насыщенным это его не сделало. Во-первых, внимание уделяется не столько внешним событиям, сколько внутренней жизни - и людей, живущих в Горменгасте, и в каком-то смысле самого замка, его гнетущей атмосфере, его замкнутости на себе и безвыходности для тех, кто оказался внутри. А во-вторых... до чего же необычные персонажи! Нравятся они вам или нет, вызывают приязнь или нет - но наблюдать за ними будет в любом случае занимательно. При всех своих странностях и даже абсурдности кое в чём - они чертовски живые, каждый по-своему.
Но - странные. Очень. На мой вкус - порой даже слишком странные. Граф сидит на каминной решётке и глядит сычом, Графиня носит под одеждой птичек, доктор Прюнскваллор изъясняется вечными "ха" и такими оборотами речи, что пухнет мозг... Да и кроме поведения героев в романе хватает странностей. Что-то абсурдное, как будто ненастоящее (ну не бывает так в жизни - думала я) происходит, а уж о ритуалах Горменгаста и говорить нечего - но, думается мне, на то и был расчёт. Горменгаст - место не только мрачное и обветшалое, при живых-то хозяевах, это ещё и царство безумия в разных формах, нелепости, бессмыслицы... и ужасной пустоты. Душевной. Духовной. Люди в нём одиноки и немножко сходят с ума, опять же - каждый по-своему. И в итоге получился гротескный мир, в котором совершенно не тянет пожить подольше - наоборот, уйти бы поскорее.
Книга для меня странная ещё и тем, что ни один персонаж не вызвал тёплых чувств. Ну, разве что Фуксия и Стирпайк - и то последний не в силу своего характера (довольно мерзенького), а потому, что среди тусклых кукол Горменгаста, живущих по Традиции и Ритуалу, выглядит ярким и свободным. Мы и познакомились с ним впервые, когда он мечтал улететь на свободу из душной кухни. А Фуксия... очень жалко мне было эту заброшенную родителями девочку - у отца библиотека, у матери коты и птицы, и ей даже научиться любить толком не дали. Фуксия любит Нянюшку, но как-то грубовато, криво, а привязанность к отцу в ней вспыхнула уже слишком поздно. Всю свою жизнь девочка была предоставлена самой себе - расти, как хочешь, вот и получился довольно диковатый человечек, в котором всё же кое-как прорастают ростки тепла.
Я так и не определилась до конца со своим отношением к этому роману. Необычный, затягивающий, особенный - да. Нескучный. Сама не ожидала, что прочитаю этот громадный том так быстро. И всё же... порой я уставала от вычурного стиля Мервина Пика, от гротеска и абсурда, от медленного, тягуче медленного развития событий. Безусловно, цикл дочитаю до конца - такую вещь нельзя просто бросить на половине, - но, пожалуй, с возвращением в мрачный Горменгаст стоит немного подождать.

@темы: книги

18:21 

"Смерть в облаках", Агата Кристи

carpe diem
Детективы Агаты Кристи идеально подходят для того, чтобы скоротать вечер-другой - они лёгкие, хорошо написанные и чертовски увлекательные. И нет, лёгкие не в том смысле, что без всякого смысла - как и любой уважающий себя автор детективного жанра, Агата Кристи рассказывает о людях, о их проблемах, о причинах, толкнувших на убийство... порой получаются даже философские и глубокие истории, как, например, "Десять негритят". Но в любом случае, когда берёшь в руки Агату Кристи, знаешь - это будет хорошо. Имя автора - уже гарантия качества, нечасто такое бывает.
"Смерть в облаках", правда, показалась мне немножко... слабее прежних прочитанных у Кристи книг. Завязка-то интересная, весьма и весьма: замкнутое пространство, на этот раз салон самолёта, в котором происходит неожиданная смерть. Одна из пассажиров внезапно умирает - ни с того ни с сего, прямо в кресле, за несколько минут до посадки. Оса, дротик с ядом, духовая трубка - улики обнаруживаются тут же, а потом и личность убитой - женщины, которая одалживала деньги богатым, доведённым до отчаяния людям, - осложняет ситуацию. Кому выгодна смерть этой женщины? Почему такой странный способ убийства был выбран? Эркюль Пуаро, проспавший убийство, не может себе этого простить и берётся за дело с неизменным своим изяществом.
Я не догадалась, кто убийца, до самых последних страниц. Как всегда. Либо я тупенькая (скорее всего), либо Агата Кристи всё же непревзойдённый мастер детектива (тоже верно). Но сама разгадка этого убийства мне показалась... немножко банальной, что ли. Без конкретики и определённого имени, но вот примерно такого и ожидаешь, когда читаешь эту историю про смерть в воздухе, - а ведь в других книгах Агата Кристи разбивала все самые вероятные версии, переворачивала событие с ног на голову, хоть бы и так хитренько, как в "Загадочном происшествии в Стайлзе". Вот подобной изюминки в этом романе слегка не хватило, чтобы оценить на пять баллов из пяти.
Но в целом - замечательная книга замечательного автора. Я получила свой отдых, ради которого и бралась, свою каплю напряжения, интерес и увлечённость происходящим. Безусловно, Агата Кристи попала в список моих любимых авторов крепко и надолго :)

@темы: книги, любимые авторы

17:22 

Доступ к записи ограничен

carpe diem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:22 

Доступ к записи ограничен

carpe diem
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:01 

"Дарители. Игра мудрецов", Екатерина Соболь

carpe diem
Нового погружения в мир "Дарителей" я жду всегда с нетерпением. Он чертовски уютный, этот мир: замок, деревушки, горы, волшебные существа, магия, дары... так похожий на знакомые по другим фэнтези-циклам мир, а всё-таки - совершенно особенный. И не только потому, что таких созданий, как скриплеры, например, не было в других книжках. Просто какая-то особая атмосфера - тёплая, приветливая, - есть тут, именно в неё тянет окунуться снова и снова. Мне вот мало трёх книг - дайте ещё, пожалуйста, и пусть приключения Генри продолжаются!
Мальчик с даром огня нашёл Сердце волшебства и корону истинных королей, дважды одолел Освальда, но на этом для него интересная жизнь не кончилась. Теперь нужно идти далеко-далеко, в новые локации мира, на битву со зверем, который пожирает кур. Это Генри думает, что кур, а на самом деле Зверь - древнее, постоянно навещающее мир чудовище, и тягаться с ним могут только белые рыцари. Что поделать, приходится Генри стать таким рыцарем, а заодно и Эдварду - вредному, самоуверенному до ужаса принцу, который стал здесь невольным спутником Генри. Они терпеть друг друга не могут, у них, кажется, ничего общего нет, но цель - одна, вот и пришлось объединиться в трудном походе за тридевять земель.
Конечно, и путешествие будет, и опасности, и Освальд снова встанет поперёк дороги, но главное-то вовсе не в этом. Для меня "Игра мудрецов" стала книгой о дружбе - дружбе двух совершенно разных мальчиков, у каждого из которых внутри своя тьма, своя боль. Генри никак не может поладить с даром огня и безуспешно старается вернуть утраченное прошлое, Эдвард в своём прошлом застрял, а в конце концов... случилось то, чего я очень хотела и что заставило меня прыгать до потолка от радости. Большой спойлер.
Книга грустная, наполненная одиночеством, а в то же время - какая-то пронзительно светлая. И мне по-прежнему очень нравится язык Екатерины Соболь - лёгкий, приятный, немного сказочный. Скорей бы вышла "Земля забытых"!

@темы: книги

18:31 

"Предчувствие конца", Джулиан Барнс

carpe diem
Как много я ожидала от этой маленькой книжки. После тёплых отзывов о ней и в целом о Джулиане Барнсе, после аннотации и красивых, приятных на вкус первых страниц про школьные годы Тони и компании... Какая-то интересная, не скользящая по поверхности история намечалась, с ноткой философии, с незаурядным персонажем (одним, по крайней мере - Адрианом). Может, мне стоило насторожиться на упоминании сгустка спермы в самом начале, но я его пропустила и пошла себе дальше читать. Можно было и не читать, на самом деле, ничего не потеряла бы. Ужасно разочарована.
Я понимаю, о чём эта книга могла быть - потому что, на мой взгляд, об этом она не получилась. О времени. О том, как по-разному оно идёт (бежит, ползёт) в разные моменты нашей жизни, об упущенных днях, годах и целой жизни, которую ты хотел провести как-то невероятно и по-своему, а в итоге... О несовершенстве памяти, которая приукрашивает прошлое и даже меняет его, о непонимании, возникающем между людьми, о том, что видимость не всегда означает правду. Да, эти мысли кое-как можно выцарапать из словесного потока (а больше - из рецензий и статей о книжке), и сами по себе они, может, и достойны внимания, но - не так, не такого, не таким нелепым образом. Про то же самое (на тему времени и потерянных жизней) писал Каннингем в своём "Доме на краю света", но получилось у него это намного искреннее и яснее.
Честно говоря, уже много лет я не считаю, что, раз не поняла такую вот "интеллектуальную" книгу, значит, со мной что-то не так, я глупая, неопытная, невнимательная и т.д. Просто такие книги - не для меня. Не понимаю я этих пустых философствований, попыток закопать смысл как можно глубже, залить его грязью и бесполезными деталями, долгих-долгих растеканий мыслью по древу, чтобы в итоге... А что в итоге? Очень мерзенький итог у этой книжки - образ самого интересного персонажа затоптан в грязь (это ведь так жизненно), а главный герой, Тони, как был дураком, так и остался. До него действительно не доходит - ничего и никогда. Половину романа Тони не вызывал никаких эмоций вообще, вторую половину - отвращение и недоумение. Вот как можно творить такое с собственной уникальной жизнью...
Я закрыла книгу и осталась с вопросом: а понял ли сам автор, что хотел сказать? Или такая литература - поток слов, размазывание мыслей, затушёвывание смысла, противные герои, ненужные детали - сейчас считается самой современной и прогрессивной? Не знаю. Мне такое читать нельзя. И убеждение Барнса в том, что жизнь - это хаос, невозможность понять ни себя, ни других и подняться выше, чем скучные будни, я совершенно не разделяю. Кажется, автор не мой, и дальше продолжать с ним знакомство не стоит.

@темы: книги

23:54 

carpe diem
Новый список книг - громадный, за жизнь бы прочитать вообще :-D
Решила разделить по категориям, как сделал мудрый Ренья :)
читать дальше

@темы: книги

главная